Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Тема номера
>>>
Здоровье
>>>



Удивительное рядом

№51 от 17 декабря 2015 года

«Пришельцы» из палеозойской эры
«Пришельцы» из палеозойской эры

Их предки росли на Земле почти 400 млн лет назад во времена теплого влажного климата девонского периода. И трудно представить, что когда-то плауновые растения были выше деревьев! Вытянувшись на 30-40 м ввысь их стволы-колонны достигали в обхвате 1-6 м. Наряду с папоротниками и хвощами, они принимали участие в образовании каменного угля… Эпоха господства исполинов чешуедревов давно позади, и они исчезли с нашей планеты. А вот их травянистые родственники уцелели, пережив царство голосеменных и уживаясь в современных сообществах. Те немногие виды, дожившие до наших дней, можно считать живыми ископаемыми.
Среди них деревьев нет. Только травы, хотя и вечнозеленые многолетники — редко выше 1—1,5 м, обычно до 0,5 м и ниже. Но многие и не так уж малы. Только их ветви тянутся не вверх, а стелются по земле до
2—3 м и больше. Побеги покрыты завитками узких листиков, точнее, листовидных органов (выростов эпидермиса). В тропиках могут достигать 3,5 см. По плауновым масштабам — гиганты! Но, в основном, они мелкие — 0,5—20 мм в длину и 1—5 мм в ширину. На разных ветвях и даже в пределах побега встречаются разной величины и формы (линейные, ланцетные, треугольные, чешуйчатые, шило- или игловидные). И бесполезно искать цветок или семена — их нет. Плауновидные относятся к высшим споровым растениям. Известно до 1400 видов (в Беларуси — 7). Латинское название Lycopodium этому роду ввел в науку в XVI в. немецкий ботаник Я. Т.Табернемонтан, переведя немецкое имя плауна булавовидного («волчья лапа») на латынь.

Плауны устроены сложнее мхов, к которым К. Линней их причислял, но проще, чем семенные растения, хотя имеют корни, стебли, листья. У них, как у сосудистых, пусть и примитивных, растений есть не только основная, но покровная, механическая и проводящая ткани. Последняя образует в центре корня и побега сосудисто-волокнистый пучок со следами в листьях (средняя жилка). Наличие этой ткани, а также корней сближает плауновые с папоротниками и хвощами. И позволило им расселиться шире, чем мхам. Много их в тропиках, субтропиках, горах, в тайге, углубляются даже в тундру. Селятся в расселинах скал, на осыпях. Подбираются к горячим источникам так, что скрываются в клубах пара. Селятся на песках, гарях, в степях. Хотя обычно слишком сухих мест избегают. Предпочитают боры, поймы рек, окраины болот…
У плаунов (как и у мхов, папоротников, хвощей) происходит чередование двух поколений. Это не похожие друг на друга стадии жизни растения. Плети, кустики — это бесполый спорофит. Некоторые из его побегов увенчаны желтыми колосками (1—8). Иногда их нет, и коробочки со спорами спрятаны в пазухах листьев. Летом створки их раскрываются — и споры высыпаются из щелей. Но из десятков тысяч прорастет, возможно, одна: у одних видов — за несколько дней, у других — лишь через 3—8 лет! Но благодаря прочной оболочке им ничего не страшно. Появляется половое поколение — заросток. И он сразу же должен встретиться в почве с гифами грибов, иначе — погибнет. Но и с ними растет слабо, созревая лишь через 2—6, а то и 15—20 лет. Мини-луковички-блюдца не похожи на взрослых плаунов, зато продуцируют половые клетки. В капле росы, дождя сперматозоид, подплывая к яйцеклетке и сливаясь с ней, образует зиготу, прорастающую в зародыш. Почти как у людей. Возникший проросток поначалу живет за счет заростка. Выйдя на свет, питается сам, образуя стебель и корни. Рождается новая особь. Но лишь через 5—6 лет его стебель раздвоится. Рост одного побега через 5—7 лет (после образования колосков) прекратится. И он отомрет. Горизонтальный же стелется, ветвится. Скорость роста его возрастает к 20—25 годам от 0,2—5 до 10—50 см/год. Через пару десятков лет (может, раньше) его боковые побеги тоже заспороносят. И все повторится сначала… Примитивность образа жизни плаунов позволяет считать их наидревнейшими высшими растениями на Земле.

Однако размножение спорами так ненадежно! И чаще всего оно происходит путем отмирания старых и обособления новых частей побегов, корневищ. Плеть нырнула под мох… и дала корешки. И даже если сохранится лишь участочек, растение выживет. Сколько же лет плаунов в лесу — сотни? тысячи? Этого не скажет никто. Ведь размножаясь вегетативно, он — бессмертен. У некоторых видов есть и специальные органы — выводковые клубеньки, луковички, почки. Созрев, опадают, отстреливаются до 0,5 м. И лишь кажется, что плауны неподвижны — они еще те ходоки. Одни остаются кустиками, другие образуют куртинки, «ведьмины кольца». Могут достигать диаметра 40 м и более, возраста 150—300 лет. Движутся волнами. По краям — первопроходцы, молодежь. За ней — спороносцы.  Внутри — старожилы отмирающие. Подметив это, наши предки прозвали плаун булавовидный, да и другие виды,  «плывун», «плыун», «текун», «бегун»… А именем «плавучка» растения обязаны свойству спор не смачиваться, держаться на воде. Плауны иногда называют «зеленым лесным пожаром». Но это не значит, будто они для леса — бедствие. Совсем наоборот! Очищают почву, помогая прорасти семенам других растений. Правда, через несколько лет мхи могут вернуться. Но подросшим сосенкам они уже будут не страшны…

Разные виды очень похожи по строению, развитию, размножению. Но и различий хватает. Особенно внешних. Наиболее известен в лесах Евразии плаун булавовидный. Назван так за утолщения (2—3) на концах побегов. Похож на него плаун годичный, но колоски у него одиночные и он более ершист. Потому и прозвали колючим, а в народе — дерябой. Хотя оцарапаться им вряд ли возможно. А из-за любви к влаге кличут можжухой болотной! Похож на мини-можжевельник. Еще один обитатель боров — плаун сплюснутый. Вывинчивается из мха в виде воронок. Произрастает и на песке! Чешуйки его короче, шире, сбоку растут рыхлее. Поэтому и сплюснут, как веточки туи. Особняком стоит краснокнижник плаун-баранец. Селится на валунах, пнях в еловой чаще. Стебли его, ветвясь, торчат, но, вырастая, полегают. Могут и роль корневищ выполнять. Но главное: реликт не образует колосков. Спорангии его сидят в пазухах листиков. Произрастает в мире много и других эффектных видов. 
Издавна плауны считались лекарями. Поначалу применяли лишь траву. С конца XVII века — и споры (содержат до 50% масел). Это наилучший тальк, лечит опрелости, ожоги… Отвар спор (листьев, стеблей) пьют при многих болезнях, используют для примочек, ванн. Побеги баранца — от алкоголизма, табакокурения, облысения, как рвотное, слабительное средство… Но надо помнить: алкалоид плаунов сходен по действию с ядом кураре. Особенно вреден для копытных и ядовит для людей. Самолечение опасно — вплоть до летального исхода. Беспозвоночные, впрочем, питаются ими без вреда. Из листьев-побегов получали краски для тканей. Споры из-за горючести использовались для бенгальских огней, фейерверков... Заменяли магний, обеспечивая подсветку объектов (сейчас — вспышка). Применялись в металлургии при отливке деталей. Но на 1 т литья требовалось 1 кг спор! В ряде мест стебли использовали для озеленения, гирлянд, венков. Из-за обилия механических тканей, даже высыхая, не меняют форму. Прекрасны плауны на горках, но с трудом вводятся в культуру.

Сеять споры бесполезно: пройдет много лет, прежде чем что-то появится (а то и нет). Легче размножить их делением и отводками. Самые стойкие — плаун темный и баранец. Но, даже создав им условия, нет гарантии, что они приживутся.
Хозяйственная деятельность, пожары, неумеренный сбор привели к редкости этих растений вблизи городов, и они отступили в глубь чащи. А ведь должен пройти не один десяток лет, пока вырастет плаун, который каждый из нас может сорвать, проходя мимо. Подумаешь, появится другой! И вот результат — плауны порой трудно найти в лесу, хотя из-за длинного стебля и кажется, что их много. Но это не так. И если человек не озаботится судьбой реликтов, они, прожив на Земле сотни миллионов лет, могут стать ископаемыми, как и дальний их родственник лепидодендрон…

Цифры и факты

* Кто действительно путешественник, так это один из видов рода селагинелла. Обитатель юго-востока Америки, годами ожидая дождей, перекатывается в виде шара из сухих листьев-стеблей. Найдя влагу, укореняется, оживает, а затем вновь «засыпает».
* «Любитель пожаров» — филлоглоссум Драмода из Австралии, Тасмании, Новой Зеландии приспособился к жизни не только без излишеств влаги, но и в опасных местах: нет пожара несколько лет — пирофит меняет прописку. К весне старый клубень отмирает, а молодой боковой вырост-цилиндр развивает новые листья, корни.
* Листья некоторых обитающих в тени селагинелл на свету приобретают голубой, сине-зеленый, бронзовый оттенки. Связано это с разложением света при преломлении его в поверхностном слое оболочек эпидермальных клеток.

Татьяна МОИСЕЕВА, биолог, писатель



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Ах, зимушка, зима наступает. И с каждым днем все холодней становится… Многие птицы на юг улетели. Животные кто мехом густым обзавелся, кто в норах зимует, спит…

Болота – отнюдь не «мир зеленого безмолвия». Монотонность и безжизненность их обманчива.

Похолодало. Зарядили осенние дожди. И растения, и птицы, и звери будто бы приуныли в преддверии зимы.

О ней слагали легенды и песни, с нею связывали обряды, обычаи, ее изображали на одежде, предметах быта.