Культура

№50 от 10 декабря 2015 года

Успех могилевского «Гамлета»
Успех могилевского «Гамлета»

В ноябре в Минске проходил II Молодежный театральный форум стран Содружества, Балтии и Грузии. К счастью, белорусским участникам есть чем похвастаться! Бронзовый зонтик фестиваля заслуженно вручили Могилевскому областному театру кукол, который представил зрителям «трагифарш» «Гамлет». И сегодня мы познакомим нашего читателя с режиссером спектакля Игорем Казаковым, который расскажет о своем творчестве, о взгляде на белорусский театр кукол и планах на будущее…


— Игорь Александрович, поздравляем вас с наградой! Чем лично вам запомнился этот фестиваль?
— К сожалению, мне не удалось посмотреть все спектакли форума, но многое из того, что я увидел, вызывало интерес. Давно не смотрю спектакли по принципу «понравилось — не понравилось», уже не могу абстрагироваться и смотреть его как обычный зритель. Это все издержки профессии — неосознанно начинаешь подмечать какие-то интересные приемы, решения.
Вообще театральный форум, на мой взгляд, удался. Все мы — и актеры, и режиссеры, и художники — приехали на фестиваль не для того, чтобы судить друг друга, а чтобы учиться. Ведь, как говорят в Беларуси, молодой режиссер у нас до 50 лет. В профессии режиссера нет предела совершенству. Я постоянно покупаю какие-то книги, езжу на форумы и фестивали, участвую в творческих лабораториях. Важно заниматься самообразованием. 
— В последнее время в театре стираются границы, спектакли превращаются в шоу, и порой довольно сложно определить их жанр. В драматических постановках появляются куклы, в кукольных спектаклях — элементы кино и т. д. Как, экспериментируя, не перейти границы дозволенного?
— В театре кукол действительно больше возможностей для реализации той или иной идеи. Люди даже не замечают, насколько сильно привязаны к окружающим их вещам. Телефон, чашка, стул — все эти вещи занимают много места в нашей жизни. В театре кукол предметы играют главную роль, являясь самым выразительным элементом. Режиссер как бы «жонглирует» игрой кукол и актеров на сцене.
Но нельзя забывать, что в спектаклях того или иного жанра есть свои законы. Например, в кукольной постановке главное действующее лицо — это кукла. Моего Гамлета играет актер, но на самом деле — это кукла, потому что драматический актер так себя не ведет на сцене. Гамлет – это кукла, которую своим телом играет человек.
— Слышала, что когда вы только начинали работать над «Гамлетом», сами до конца не понимали, что в итоге получится из этой затеи…
— Я нисколько не сомневался в том, что буду делать этот спектакль так, как этого хочу, как чувствую. Изначально не собирался кокетничать со зрителем. И действительно был одинаково готов как к успеху, так и к провалу. Это не хамство в профессии, хотя в каком-то роде это экстремизм. Как сказал Мейерхольд: «Сила искусства зависит от длины коромысла, на одном плече которого — расчет, на другом — анархия и свобода». Только гармоничное сочетание логики и безумного поиска, хулиганства приведет к успеху.
Сегодня довольно сложно удивить зрителя новым прочтением пьесы, своей интерпретацией. Легко перейти границу и стать позером. Попытка сделать что-то оригинальное лишь для того, чтобы «выпендриться», заявить о себе, обречена на провал. Потому что за этим нет нерва, нет боли.
Мой «Гамлет» — это абсолютно искренний разговор со зрителем. В спектакле есть сцены, от которых «дергается кадык» — я эти моменты нащупал, пропустив материал через себя. Важно было, чтобы зритель переживал вместе с героем, чтобы те сцены, которые трогают меня, тронули сердца людей. Хочется верить, что они поверили в мою искренность.
— За три года «Гамлет» сильно изменился?
— Надеюсь, что нет. Потому что все-таки театр кукол — это не перфоманс, не театр буто, где действие зависит от внешних условий и каждый раз получается что-то новое. Театр кукол все-таки имеет жесткую структуру, форму. В то же время в любом спектакле всегда есть «люфт», тем более что на сцене работают живые актеры, у которых сегодня одно настроение, завтра другое. Этот зазор всегда существует, но не настолько, чтобы спектакль трансформировался.
Конечно, спустя время мне хочется некоторые моменты улучшить, усовершенствовать, что-то переделать… Если бы сегодня ставил «Гамлета», это было бы уже что-то совершенно другое. Но я не позволяю себе этого делать. Лучше уже поставить другой спектакль.
— Какие планы у Могилевского театра кукол на будущий год? Знаю, что вы готовите премьеру нового спектакля для взрослых...
— Да, сейчас мы готовимся к премьере спектакля «На дне» по Горькому. Когда-то эта пьеса легла в основу моей дипломной работы, и сейчас вновь решил вернуться к этой теме. Премьера ожидается ближе к Новому году. Работа над постановкой в самом разгаре, многое еще нужно закончить, и пока все секреты раскрывать не хочу. Спектакль действительно очень сложный, на него уходит много сил, энергии.
Будет чем порадовать в новогодние каникулы и ребятню. Сейчас готовимся к премьере спектакля «Вечно эта 345» — притча про овечку под номером 345. В стране снов она самая маленькая, всегда обделенная вниманием, потому что до нее никогда не доходит очередь. В итоге овечка поднимает бунт и попадает из страны снов в реальность, становится звездой. В постановке поднимается целый пласт проблем современности. Расскажем, о чем думают и мечтают наши дети, о чем переживают. Такая вот урбанистическая сказка. Так что приглашаем детей вместе с родителями в гости в Могилевский областной театр кукол!



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Экспромты и импровизации Сергея Маковецкого иногда приводили к казусным ситуациям.

Актер без зрителя существовать не может, поэтому, снявшись в кино или сыграв в театре, он ищет отклик у публики

Знаменитым актера сделали американский фильм «Невеста по почте» и главная роль в кинокартине «Бумер». Всего на счету Мерзликина около 120 киноролей.

Шостакович однажды произнес удивительно верную фразу: мелодия – это мысль, это движение, это душа музыкального произведения. Но каких же трудов стоит почувствовать эту душу! Создателю и руководителю струнного оркестра «Метаморфозы» Павлу Любомудрову это вполне удается.