Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>
Давайте обсудим
>>>



Здоровье

№48 от 26 ноября 2015 года

ВИЧ: жизнь после диагноза
ВИЧ: жизнь после диагноза

1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом
Уже более 30 лет человечество пытается справиться с эпидемией ВИЧ/СПИДа, переросшей в пандемию, но остановить ее пока так и не удалось. У людей, чей анализ на ВИЧ дал положительный результат, — своя борьба. Выйти из нее победителем, научившись полноценно жить и позитивно мыслить вопреки диагнозу, задача не из легких. Сегодняшней гостье «7 дней» — минчанке Марии (по понятным причинам имя изменено) — это удалось. Она победила наркозависимость, выработала приверженность лечению от ВИЧ и теперь помогает наладить жизнь другим людям, выступая в качестве консультанта по работе с потребителями инъекционных наркотиков Белорусского общественного объединения «Позитивное движение».

— Вирусом иммунодефицита человека вы заразились через инъекционные наркотики?
— Да. Впервые я попробовала наркотики в старших классах школы. И меня, что называется, «накрыло». К сожалению, никто не знает — есть у него предрасположенность к возникновению зависимости или нет. Как оказалось, у меня она была. Сама удивляюсь — откуда? У меня хорошие, любящие родители, никто в семье не злоупотребляет ни спиртным, ни тем более наркотиками.
Употребляла наркотические средства 15 лет. Это были годы настоящего ада. Постепенно наркотики отодвинули на второй план все, что было для меня важно — семью, работу, друзей. Мысли были об одном — где найти деньги на очередную дозу. Я оказывалась в каких-то жутких местах, в которые никогда бы не пошла в нормальном состоянии.
Восемь лет назад узнала, что ВИЧ-инфицирована. Из-за наркотиков все чувства были притуплены. Но все равно — как будто обдало ледяным холодом: было очень страшно. Понадобилось время, чтобы свыкнуться с болезнью. Однако даже этот диагноз не стал для меня причиной, чтобы завязать с наркотиками.
— Что же заставило вас покончить с наркозависимостью?
— В моей жизни появились люди, которые помогли это сделать. Справиться самой было невозможно, я не раз пыталась, но ничего не получалось. В какой-то момент стала посещать «Сообщество анонимных наркоманов». И там встретила людей, благодаря которым многое поняла, разобралась в самой себе. Меня не судили, не винили, не принуждали. Я увидела реальные примеры того, как можно завязать с наркотиками. Снова поверила в себя, захотела наладить жизнь. А главное — почувствовала внутреннюю готовность принять помощь, избавилась от установки «разберусь с этим сама». Очень благодарна и профессионалам, которые работали со мной: социальным работникам, врачам разных профилей. Они также поддержали меня на этом непростом пути.
Я не употребляю никаких химических веществ, изменяющих сознание, уже больше четырех лет. В какой-то момент почувствовала, что могу и хотела бы помочь людям, которые, как и я когда-то, столкнулись с проблемой наркозависимости, узнали о своем ВИЧ-положительном статусе. Поэтому и стала консультантом в общественном объединении «Позитивное движение». Рассказываю наркопотребителям о своем опыте, о тех возможностях получения помощи, которые предоставляет наша организация, другие государственные и общественные структуры. Мы не требуем от них перестать употреблять наркотики прямо сегодня. Но стараемся мотивировать к этому.
— За эти четыре года без наркотиков как изменилась ваша жизнь?
— Очень сильно. Я вернулась к любимой работе, занялась волонтерской деятельностью, снова почувствовала себя нужной, полезной людям. Произошли перемены в личной жизни — встретила любимого мужчину, с которым мне хорошо. Мы познакомились в интернете, начали встречаться, и вот уже два года вместе.
— Кто, кроме мужа, знает о вашем ВИЧ-положительном статусе?
— Я не особо его афиширую, все-таки страх перед этой болезнью в нашем обществе довольно силен. Известно немногим. До сих пор не знает мой отец. Не потому, что он бы меня отверг, просто для него  это было бы большим ударом. Мама знает, ее мне оставить в неведении не удалось. Материнское сердце подсказало, что со мной случилось что-то серьезное, и я ей открылась. Не знаю даже, кому тяжелее было принять мой ВИЧ-положительный статус, мне или маме. Но когда первый шок прошел, она меня очень поддержала. Кроме того, я рассказала некоторым друзьям. Для меня важно, что никто из них не прекратил со мной общения.
— Какой отпечаток накладывает диагноз ВИЧ на вашу повседневность?
— Каждый день, утром и вечером, принимаю лекарственные препараты, которые позволяют остановить размножение вируса в крови. Приемы таблеток не пропускаю, пью лекарство в одно и то же установленное время. Это очень важно, поскольку при таком лечении вирусная нагрузка снижается, качество жизни возрастает, уменьшается риск передачи ВИЧ другим людям. Сейчас ситуация совсем другая, чем в 1990-е. Если ВИЧ-положительный человек регулярно принимает антиретровирусные препараты и внимательно относится к своему здоровью, он полноценно живет до старости.
На приеме у врача, если это нужно,  рассказываю о своем статусе. Ведь когда мне выписывают то или иное лекарство, даже терапевт должен учесть, как оно будет «работать» в сочетании с антиретровирусной терапией. К сожалению, знания многих медицинских работников об особенностях лечения ВИЧ-инфицированных людей оставляют желать лучшего. Нередко приходится самой изучать инструкции и принимать решение — подходит мне препарат или нет.
В целом я стараюсь не зацикливаться на своей болезни, просто вести нормальный здоровый образ жизни. Мы с мужем любим бывать на природе, путешествовать. Планируем ребенка. Ведь следуя всем рекомендациям врачей, женщины с ВИЧ в наше время рожают здоровых детей.
— На ваш взгляд, какой должна быть профилактика ВИЧ/СПИДа? Что нужно изображать на плакатах, писать в информационных буклетах, рассказывать на встречах с молодежью, чтобы это возымело действие?
— Профилактические мероприятия ни в коем случае не должны быть направлены на запугивание. Опасность молодежь, наоборот, привлекает, им нравится «ходить по грани». Вся информация должна подаваться правдиво, простым понятным языком. Очень важно развенчивать стереотипы, которые сформировались вокруг ВИЧ/СПИД. Многие молодые люди убеждены, что они «на глаз» легко определят ВИЧ-инфицированного и тогда уже будут осторожны. Нужно объяснять, что внешне люди со статусом выглядят так же, как все, никаких особых примет. Даже если красивая и с виду абсолютно здоровая девушка показывает справку от врача, что у нее все в порядке, это ничего не значит. Она утром могла сдать анализ, а вечером заразиться вирусом иммунодефицита человека. Поэтому правил личной гигиены и здорового образа жизни надо придерживаться всегда, без исключений.

Согласно статистике Всемирной ассоциации здравоохранения, на планете живет более 35 миллионов человек, инфицированных ВИЧ,
и каждый день эта цифра увеличивается еще на 14–15 тысяч.

«Стремление к нулю: ноль новых случаев ВИЧ-инфекции. Ноль дискриминации. Ноль смертей вследствие СПИДа» — таков девиз Всемирного дня борьбы со СПИДом.

* По данным Республиканского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья, в Беларуси насчитывается более 15 тыс. человек, живущих с ВИЧ. 
* Больше всего людей с ВИЧ-положительным статусом — 6 тыс. 246  — по-прежнему зарегистрировано в Гомельской области. В лидерах значатся также Минская область — 2 тыс. 251 и  Минск — 2 тыс. 853 человека.
* За 10 месяцев этого года выявлено 1 тыс. 884 ВИЧ-инфицированных. Доля парентерального пути передачи ВИЧ (при внутривенном введении наркотических веществ) составила 36,6%, полового пути передачи — 62,1%.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

У ребят, которые проводят более 4 часов в день, сидя за компьютером, отмечается подъем психотических проявлений, таких как бред, беспокойство, спутанность сознания, тревога.

Среди фруктов яблоко – самый распространенный в бытовом питании продукт, который стараются есть в течение всего года.

Каждому человеку известно, что яд грибов, относящихся к разряду ядовитых, опасен для жизни.

Осень – непростое время. Наступил новый учебный год, закончились отпуска. Студенты «упорхнули» в города на учебу, подальше от родительской опеки и... домашней еды. Думать о здоровом питании им нет времени: студенческая жизнь и так очень насыщенная. А у кого-то на работе все настолько сложно, что вовремя пообедать получается только в выходные.