Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Награды
>>>
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Социум

№39 от 24 сентября 2015 года

Наталья Бойко: «Сидеть в подвале под артобстрелом – это очень страшно»
Наталья Бойко: «Сидеть в подвале под артобстрелом – это очень страшно»
 До лета 2014 года для Натальи Бойко, жительницы поселка Калиново Попаснянского района Луганской области, будущее не выглядело тревожным. Окончила школу, затем — Луганский национальный агроуниверситет. Училась там очно и заочно. Получила два диплома — агронома и экономиста. Правда, работу по специальности не нашла. С началом 2000-х крупные хозяйства в Украине перестали существовать. Колхозы и совхозы поделили на паи среди тех, кто в них трудился. Нашлись частники, которые эти паи выкупили или взяли их в аренду, однако больших хозяйств они не создали. Если прежде в Калиново был крупный совхоз с семью отделениями, то теперь самые большие хозяйства района имеют по 3 тыс. гектаров земли, да и то таких всего два. У остальных земли гораздо меньше. От агрономов частники требовали опыт работы, у Натальи его не было.

Девушка, впрочем, не унывала. Некоторое время работала продавцом в Донецке, затем вернулась в Калиново, где пошла в школу преподавателем начальных классов. Профессия, к слову, семейная. Мать Натальи — завуч в школе, дедушка и бабушка с материнской стороны тоже были учителями. А вот дед по отцу работал заместителем директора совхоза. Наталью он крохой возил по полям, так у девочки и пробудился интерес к растениеводству. «Не получилось с агрономией, буду учителем!» — решила Наталья. Она собралась учиться, как тут на Донбассе полыхнуло. Линия противостояния украинской армии и ополчения пролегла в семи километрах от Калиново. Для снарядов крупнокалиберной артиллерии —
не расстояние.
— Эти бомбежки были невыносимы, — вспоминает Наталья. — Где-то бахнуло, одеваешься, бежишь в подвал. Очень страшно. Сидишь и пьешь таблетки, чтоб хоть как-то успокоиться.
Тогда отец и сказал Наталье: «Уезжай!». Поначалу девушка подалась к знакомым в Крым. Думала, что противостояние в Донбассе быстро закончится. Не вышло. Вернулась домой. А там — прифронтовая полоса. Школу в Калиново закрыли, в школьном здании поселились ополченцы. Они предложили родителям возить детей в недалекий город. Но люди отказались: автобусы в зоне АТО — частая мишень для артиллеристов. Наталья с другими преподавателями ходили по домам учеников и давали им задания. Но с октября 2014 года власти Украины перестали платить зарплату учителям школ на территории, контролируемой ополчением. Другой работы не было. Пенсионеры, семьи с детьми, инвалиды получали от местных властей гуманитарную помощь, включая лекарства, молодым и здоровым этого не полагалось. Выручало личное подворье, дедушка и бабушка получали пенсии — 1200 и  1100 гривен соответственно. По нынешнему курсу гривны это около 840 и 770 тысяч белорусских рублей. Это притом, что дедушка Натальи вышел на пенсию с трудовым стажем в 45 лет! Однако для Украины и такая малость — деньги. Большая часть Попаснянского района оказалась под контролем украинской армии. Пенсионеров из Калиново они на свою территорию в первое время пропускали. Люди ездили в райцентр за пенсией. Но с февраля 2015 года их пропускать перестали. Власти Луганской области начали выплату пенсий в российских рублях. Причем гривна была приравнена к рублю, хотя в реальности ее курс более чем в два раза выше. И без того мизерные пенсии сократились в разы. Одновременно все подорожало. Товары стали завозить из России,  а там цены другие. Сидеть на шее у стариков Наталье не хотелось. Да и боевые действия в Луганской области не прекратились...
Одна из жительниц поселка Калиново с началом противостояния в Донбассе перебралась на жительство к подруге в Рогачевский район. Заглянув ненадолго в родной поселок, она сказала матери Натальи:
— Пусть Наташа приезжает! Агрономы в Беларуси нужны.
Так в апреле 2015 года в Рогачевском районе одним жителем стало больше. Проблем с регистрацией и работой не возникло. Наталья могла даже выбирать: агрономы требовались в нескольких хозяйствах. Но в КСУП «Болотня», помимо работы, предоставляли и жилье, поэтому выбор пал именно на это предприятие. Агронома с Украины поселили в двухэтажном кирпичном доме по улице Ленина деревни Болотня. Кроме нее здесь живут девушка-зоотехник и парень-инженер. Все пока незамужние и неженатые. Такое вот молодежное общежитие.


— Дом со всеми удобствами, есть газ, — говорит Наталья. — Жить можно.
Как встретили переселенку в деревне?
— Чувствую себя как дома! — делится Наталья. — Никто не попрекнул, дескать, чего приехала? Наоборот, говорят: «Молодец, что оттуда убежала!».
С коллегами по работе отношения у нее нормальные.
— Директор у нас хороший и люди работящие! — говорит Наталья.
В Болотне молодому агроному пришлось вспомнить все, чему ее учили в университете. В Украине условия земледелия совершенно другие. На черноземах зерновые растут без подкормки, их раз в сезон протравливают гербицидами — и все. А вот в Беларуси земли бедные. Посевы приходится подкармливать — и не раз.
— Дорогое получается зерно! — вздыхает Наталья. — И урожаи другие. В этом году из-за засухи у ячменя колос маленький, и зерен в нем мало. На черноземах ячмень по пояс и колос тяжелый...
Зарплата у Натальи, по белорусским меркам, небольшая, но по украинским — очень приличная. Выплачивают без задержек, что опять-таки для Украины редкость. «Мне одной хватает!» — заключает Наталья.
Многое для украинки на белорусской земле поначалу было удивительным. Например, деревянные дома. В Украине такие не строят — лес дорог. Поразили крылечки, выходящие прямо на улицу. В Украине вход в дом — только со двора, а сам двор обносят высоким забором.
К слову, Наталья не единственная переселенка из Украины в Болотне. Есть еще семья из Херсона. Мать и двое взрослых детей: сын и дочь. Сын работает сварщиком на мехдворе, дочь — дояркой. Приехали, купили дом, хорошо зарабатывают.

Об отношении жителей Беларуси к переселенцам из Украины красноречиво говорит драматическая история, которую рассказал заместитель председателя Рогачевского райисполкома Василий Корольчук. Семью украинцев поселили в сборно-щитовом домике в одном из хозяйств. Взрослые пошли работать, дети — в школу. И одним несчастливым утром дом загорелся. Позже определили, что пожар начался от отопительного котла. Возможной причиной стало неумение новых жильцов им пользоваться. Полыхнуло так, что взрослые и дети едва выскочили из дома. Сгорело все: одежда, вещи, документы. О происшествии сообщили в районной газете. Люди откликнулись мгновенно. Несли одежду, обувь, вещи, деньги. Предлагали даже мебель. Погорельцам быстро восстановили документы, а руководитель хозяйства предоставил им только что построенный новый дом.
— Они хорошо работают, — сказал по этому поводу. — Заслужили!
Наталья Бойко скучает по дому. Родителям, бабушке с дедушкой, друзьям. Но возвращаться обратно не собирается. 
— В ближайшие лет пять вряд ли получится, — заключает со вздохом. — Пока еще там все успокоится... Если и наступит мир, то многое разрушено. Где работать? Очень жалко людей, особенно — детей.
Нам тоже жалко. Украинцы для белорусов не чужие. Поэтому мы приняли их и будем принимать впредь. Места хватит. 
 

Анатолий ДРОЗДОВ



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В Беларуси случается более пяти тысяч пожаров в год. И зачастую после трагедии очень важно найти ответы на множество вопросов: какие условия способствовали возникновению пожара? Где находился очаг возгорания?

Бюджет формируется из нескольких источников: средства международных проектов (46%), членские взносы (29%), гуманитарные грузы (9%), пожертвования населения (7%) и корпоративные (5%).

Самая важная рекомендация, которую дает Марина Александровна: «Главное – любить детей и не бояться трудностей!» И ежедневно доказывает это своим примером.

Правила дорожного движения многие иногда называют законом жизни.