Портрет современника

№39 от 24 сентября 2015 года

Олег Соколовский: «По подсказкам и протекции мастером не станешь»
Олег Соколовский: «По подсказкам и протекции мастером не станешь»

Успехи отечественной школы травматологов-ортопедов выразительно описывает одна лишь фраза: «Перенимать передовой опыт к нам приезжают профессора из Японии и Германии». За пределами страны наши технологии операций называют «золотыми белорусскими стандартами». Благодаря таким высококлассным специалистам, как потомственный ортопед доктор медицинских наук, профессор руководитель  лаборатории травматологии и ортопедии детского и подросткового возраста РНПЦ травмотологии и ортопедии

Олег Анатольевич Соколовский, сотни, а то и тысячи, людей теперь могут в буквальном смысле слова шагать по жизни. Как в той доброй детской зарядке: «Весело шагать. Руки поднимать. Приседать и вставать. Прыгать и скакать».

— Одним из первопроходцев ортопедии как направления медицины был ваш отец, Анатолий Михайлович Соколовский. По его книгам училось несколько поколений будущих ортопедов.
— В 70-е годы он работал в одной из могилевских больниц и выполнял операции, уникальные для того времени. Тогда это был своего рода прорыв в детской ортопедии. По проторенной дорожке, конечно, идти намного легче, а вот Анатолию Михайловичу премудрости профессионального мастерства приходилось постигать на своем опыте. Отцу повезло: тогдашний главврач Русакович благосклонно относился к врачебной практике коллеги. «Уверен — делай!» — таким было его наставление. А ведь случись что — местную больницу вместе с главврачом комиссиями замучили бы, человек поплатился бы за такую дерзость и должностью, и карьерой. Но, как мне кажется, это были особые люди с определенными идеальными маркерами социальной жизни — жертвенностью, ответственностью за работу и за тех, кто стоит за тобой, со своим представлением о долге, со своим сознательным отношением к труду. Мама, врач-неонатолог, всецело посвящала себя работе и была слишком ответственной. Надо в командировку — Зинаида Васильевна ни разу не отказалась, и неважно куда: в Чернобыль — значит, в Чернобыль. Как говорили мои друзья, это был человек патологической доброты. Людей такой высокой пробы сейчас почти не осталось, не востребованы они временем.
— В сорок лет вы защитили докторскую диссертацию, проводите сложнейшие операции, читаете лекции в разных странах мира, к вам приезжают за советом коллеги из-за рубежа. Похоже, ваш случай опровергает утверждение о том, что на детях природа отдыхает. Опыт, преемственность и окружение — это, конечно, важно, но, видимо, и от природы  человек обязан родиться талантливым.
— По книгам и по подсказкам нельзя стать большим мастером. Как, впрочем, и по протекции. Хирургия — специальность, одна из наиболее ярких в медицине. Однако мало кто задумывается, что это еще и тяжелый  труд. Даже для физически выносливого человека простоять часов пять, а иногда и больше, в одной позе — непросто. Но если ты выбрал эту работу, то должен отдаваться полностью. Мы ведь не гвозди забиваем, а имеем дело с живыми людьми, которые нуждаются в нашей помощи.
Справедливости  ради признаюсь, что в студенческие годы особых терзаний по поводу направления своей будущей деятельности не имел. Лишь на старших курсах, когда начался курс клинической медицины, возник интерес к хирургии, а вскоре решил стать ортопедом-травматологом, как и отец. Речь шла не о детской ортопедии. Более того, я даже боялся детей и не выносил плача. Волею случая товарищ уговорил меня занять освободившееся место в отделении. «Дети — очень благодарные пациенты. Они всегда улыбаются», — успокаивал он меня. И я рад, что принял тогда правильное решение.

— Нельзя не вспомнить поистине эпохальное событие вашей жизни —  вручение Государственной премии в области науки и техники.
— Пять лет назад ее удостоился также мой отец и директор нашего РНПЦ травматологии и ортопедии Александр Валентинович Белецкий. Разработал уникальный комплекс реконструктивно-восстановительных вмешательств на костях таза и бедренной кости. Более двух тысяч операций за 30 лет, 21 патент, 6 монографий — таков был путь к этому достижению. Работа посвящена проблеме хирургического лечения и профилактике тяжелых поражений тазобедренного сустава у детей и взрослых — коксартрозу.  
— Нельзя ли доступно объяснить суть открытия?
— При различных патологиях — дисплазия, врожденные вывихи, болезнь Пертеса, разрушение сустава после травм и инфекционных поражений (прежде всего пупочного сепсиса) — наши операции позволяют достичь хорошего результата. Мы возвращаем человека в строй на долгие годы и серьезно улучшаем качество жизни. Дети, имеющие  такую патологию, благодаря оперативному вмешательству со временем возвращаются к нормальному образу жизни, могут создать семью, а девочки, которых среди наших пациентов большинство, — родить детей.  
— Это правда, что на Всемирной конференции травматологов-ортопедов в Праге в 2011 году наши специалисты были в центре внимания?
— Более того, отдельная секция была посвящена достижениям белорусской ортопедической науки. Наши хирургические технологии внедрены во всех детских специализированных отделениях медучреждений Беларуси, в  клиниках России, Казахстана, Германии, Японии и Великобритании.
— Так почему порой люди везут детей к заграничным ортопедам?
— По незнанию. Недавно пришел на прием папа с ребенком, которого прооперировали в одной из стран с высоким уровнем развития медицины. Отец просил исправить результаты, но сделать этого, увы, мы уже не смогли: сустав ребенка погиб. Уверен, у нас итоги оперативного вмешательства были бы совсем другими. К сожалению, наши соотечественники не всегда владеют полной информацией и в случае чего стремятся поехать за тридевять земель, чтобы  получить квалифицированную медицинскую помощь. Недавний пример: в  Италии белорусов буквально «развернули», узнав, что они планируют у них делать ребенку операцию по ортопедическому профилю. «Вы в Минске без труда решите свою проблему», — честно признались тамошние специалисты.  

— Нам повезло, в Беларуси сложилась хорошая школа травматологов-ортопедов.
— А сколько ярких имен! Взять хотя бы профессора Иосифа Робертовича Вороновича, одного из пионеров в освоении костной онкологии в республике! В свои 87 лет он всегда в тонусе, консультирует больных, активно ведет научные исследования, передает свой богатый опыт молодым специалистам. К сожалению, недавно ушли из жизни выдающиеся ортопеды Аркадий Степанович Крюк и Александр Владимирович Руцкий, с которыми мне, по счастью, довелось тесно общаться и которых я с гордостью считаю своими учителями. Но жизнь продолжается, и приятно работать с коллегами, у которых можно чему-то научиться и обсудить насущные проблемы. К таковым относится заведующий детским отделением д.м.н. Георгий Александрович Бродко. Нужно сказать, что у нас много талантливых  молодых докторов, которые не только перенимают имеющийся опыт, но  и привносят ряд новых идей в детскую ортопедию. У многих из них уже есть кандидатские степени, но на достигнутом не останавливаются.
— Слышала, что центр оснащен самым передовым оборудованием.
— Уровень материально-технической базы действительно хороший. К примеру, при сложных и высокотехнологичных операциях используется система компьютерной хирургической навигации Medtronic. Лишь крупные европейские клиники имеют такое оборудование. Сокращается время вмешательства, для больного — меньше риск осложнений, для медиков — облучения. Но это лишь вершина айсберга, и все, что необходимо для комфортной работы специалистов — от перчаток и шовного материала до сложной медицинской аппаратуры, — в РНПЦ травмотологии и ортопедии имеется.  Это заслуга  директора центра профессора Александра Валентиновича Белецкого, тоже потомственного детского ортопеда, которому близки и понятны проблемы и надежды сотрудников и под руководством которого наш центр поддерживает  добрую славу и в медицинских кругах, и среди пациентов.  
— Любопытно, ваши дети продолжат врачебную династию Соколовских?
— Мой сын, побывав однажды на операции, честно сказал: «Не мое» — и выбрал профессию, связанную с управлением информационными ресурсами. А вот дочь учится в медицинском университете, планирует стать врачом-гинекологом. Когда-то, признаюсь, отговаривал от этого шага, объяснял, что слишком сложная это работа, слишком большая ответственность, но она сделала свой выбор.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

…Пить кипяток? Спать в ванне, полной воды? Любить математику, архитектуру, волейбол, химию, плавание, литературу?

Шедевры ткацко-швейного искусства, создаваемые оршанскими ткачихами и швейниками, делают нас, белорусов, аутентичными, отличными от других народов!

Юлия Латушкина — известный отечественный дизайнер в мире моды. Проходила стажировку в школе моды Letto Verain в Берлине, работала в доме моды Catta Donkeshott в Амстердаме, участвовала в fashion-турах по странам Европы, завоевывала титулы на таких престижных конкурсах, как «Кутюрье года» (Москва), «Адмиралтейская игла» (Санкт-Петербург), «Автограф» (Киев), «Печорские каштаны» (Киев), «Белая амфора» (Витебск). В 2009 году разработала коллекцию вечерних платьев для галереи Lafayette (Германия), а в 2010 представила собственную марку – LATUSHKINA.

«Это я автор скульптур возле цирка», — гласит надпись на баннере на главном проспекте Минска.