Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
Награды
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Портрет современника

№35 от 27 августа 2015 года

Михаил Долинский: Заинтересованный ученик сродни вундеркинду
Михаил Долинский: Заинтересованный ученик сродни вундеркинду
 Михаил Долинский  в педагогической среде — фигура знаковая. Благодаря ему национальная школа программирования вышла на новый этап развития, а Гомель, где трудится педагог, по праву получил международную известность как центр подготовки молодых одаренных программистов. Возглавляемая им с 2006 по 2009 годы национальная команда Беларуси по информатике в финалах Международных олимпиад по этой дисциплине (IOI 2006-2009) завоевала 6 золотых, 6 серебряных и 2 бронзовые медали (на 16 участников), заняв в общем зачете шестое командное место после команд Китая, Польши, России, США, Тайпея (Китай). Кроме того, он — школьный тренер по программированию компьютерного гения Геннадия Короткевича.

Михаил Долинский.

Этот парень может похвастаться первыми местами на Google Code Jam, VK Cup 2015, Russian Code Cup 2014, TopCoder Open 2014, «Яндекс» Алгоритм (четыре первых места в разные годы), Facebook Hacker Cup в 2014 и 2015гг. и многих других конкурсах, сегодня он занимает первое место в рейтинге Topcoder и Codeforces. Сам Михаил Долинский скромно заявляет, что его заслуга в этом деле небольшая, мол, всему причиной упорство и честолюбие Гены. И вместе с тем соглашается с мнением, что в сегодняшних условиях ребенка можно научить программировать быстрее, чем читать. О своем уникальном методе рассказывает заслуженный преподаватель, доцент кафедры «Математические проблемы управления» математического факультета Гомельского госуниверситета им.Ф.Скорины, в чьей копилке, кстати, наград не меньше, чем у его именитого ученика.
— Михаил Семенович, говорят, что можно быть уникальным специалистом в своей отрасли, но даже имеющихся знаний может не хватить, чтобы стать хорошим педагогом. Когда вы поняли, что быть учителем — это ваше призвание?
— Не то чтобы я хотел им стать. Просто так исторически сложилось. Будучи школьником, когда о программировании я ничего не знал, тренировал команду школьников младшего брата. Собирал их в 6 утра у школы, мы делали разминку, потом играли в футбол. Поскольку я был отличником, за мной всегда закрепляли отстающих учеников. Чувствуя свою ответственность за их успеваемость, старался сделать процесс «подтягивания» двоечников максимально кратким, но эффективным, чтобы и у меня оставалось личное время, например, для футбола. Позже, в университете, была похожая ситуация: одногруппники часто просили объяснить им пройденный материал доступным языком. Вот так постепенно понял, что преподавание — моя судьба. И, знаете, меня это как-то увлекло, а после побед ребят на олимпиадах и вовсе появился спортивный интерес.

Гена Короткевич.

— Гена Короткевич на прошлой неделе опять всколыхнул ИТ-общественность очередной абсолютной победой в конкурсе Google. Действительно ли у Гены  такие выдающиеся гены? Или как еще можно объяснить этот феномен?
— За ошеломляющим результатом стоит колоссальный труд самого юноши: он ежедневно, начиная с дошкольного возраста, уделял программированию по три часа, а это 20 часов в неделю. Ребята, которые сейчас у меня занимаются, тренируются лишь по 6 часов в неделю. В таких условиях даже без особых способностей можно достичь определенных результатов. Но Гена неоднократно становился лучшим в мире, а это все-таки говорит и о его выдающемся интеллекте. Кроме того, его всегда поддерживали родители — оба хорошие программисты. От отца ему передалось честолюбие, что тоже сыграло не последнюю роль.
— Однако помимо Гены 15 ваших учеников в разное время показывали отличные результаты на соревнованиях. Сегодня есть подающие надежды, талантливые ребята? И как понять, есть ли у ребенка склонности к программированию, чтобы вовремя развивать эту способность?
— На мой взгляд, способные ребята есть всегда, но не всегда есть те, кто готов трудиться столько, сколько Гена. «Неспособность», как правило, связана с тем, что с ребенком не занимались ни дома, ни в школе. Я видел огромное количество ребят, которых просто в свое время не успели заинтересовать. По собственному опыту знаю, что заинтересованный ученик превращается в вундеркинда, готового свернуть горы в образовательном процессе.
А что касается способностей к программированию, то научить можно любого, если есть желание. Например, мы с помощью нашей системы начинаем работать с ребятами с четырех лет. Другое дело, что для них ставим совершенно другие задачи, нежели для учеников постарше. Безусловно, есть талантливые. Однако добьются они каких-либо результатов или нет, полностью зависит от их прилежания и трудоспособности.
— Занятия с такого раннего возраста никак не влияют на развитие у ребенка компьютерной зависимости? В целом как вы относитесь к мнению о том, что интернет и компьютер испортили современное поколение?
— Не компьютер портит детей, а то, что в современном мире сменилась система ценностей. Общество стало потребительским, и у многих главная цель — иметь красивую одежду, модные гаджеты любыми способами. Поэтому стараются искать легкие обходные пути.
Проблема не в том, что появились компьютеры, а в том, что поменялась жизненная установка: сейчас важно, что ты съел, что надел на себя, а не сколько книг ты прочитал.
А компьютерная зависимость обычно появляется в игре, где присутствуют сильные эмоции. У нас ребята думают, устают и отдыхают. Они рано понимают, что если хочешь чего-то достичь, то на игры времени не будет. Я стараюсь мотивировать своих учеников. Для этого существует таблица результатов, благодаря которой все видят, как друзья решают задачи. Приходилось в качестве поощрений использовать, например, торты — и делить их пропорционально сделанному количеству задач. Некоторые из лучших уже школьниками получают определенные премии за успехи — это тоже важный стимул, чтобы заниматься дальше.

— Сравните возможности, которые были 20 лет назад, когда вы только начинали проводить свои факультативные занятия по информатике, и сегодняшние. Когда обучение информатике давалось легче?
— В 1996 году в моем классе на 30 человек было восемь компьютеров. Сегодня все кардинально поменялось: два класса оснащены 30 компьютерами современной комплектации. Более того, интернет сейчас уравнял шансы ребят со всего мира. Есть такая фраза: «Кольт уравнивает шансы». Сейчас аналогичное можно сказать про интернет. Тот же Гена Короткевич стал лучшим на планете, живя в Гомеле. Потому что сегодня можно в любом месте получить любую информацию — нужно только работать. И если есть определенное окружение, как у нас, возможно, это быстрее получится. Между тем если в африканских странах своеобразным социальным лифтом является спорт, то у нас — это программирование. Я бы даже назвал это социальной лестницей, которую нужно пройти своими ногами, чтобы взобраться на определенную высоту. И я эту лестницу строю вместе со своими учениками, студентами, аспирантами. И моя цель — чтобы она была как можно выше.
— Михаил Семенович, вы воспитали большое количество талантливых ребят. Следите за тем, как сложилась их судьба?
— Многие из них после школы продолжают свою учебу в Гомеле, многие  поступают в БГУ на факультет прикладной математики, в БГУИР (Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники). Есть отдельные, предпочитающие университет информационных технологий и точной механики и оптики в Санкт-Петербурге, там, кстати, учится Гена Короткевич.
А что касается студентов, то есть выпускники, которые
уехали и сейчас трудятся в Intel, Google. Но есть и противоположный пример. Артем Кузнецов, первый гомельчанин, который стал чемпионом республики в 1997 году, отучившись в Гомеле, уехал в Москву заниматься мобильным банкингом. Быстро стал там руководителем отдела разработки, после чего отдел перевел в Гомель. Сейчас здесь под его руководством трудится большое количество специалистов, живущих в Гомеле, но получающих практически московскую зарплату. Так что у моих выпускников нет проблем с трудоустройством. Теперь существует несколько иная проблема: у нас нет столько людей, чтобы удовлетворить все имеющиеся вакансии. Поэтому возникла конкуренция, и фирмы начали друг у друга переманивать специалистов. Я считаю, что для специалистов ИТ-сферы в нашей стране сегодня созданы самые благоприятные условия. Это элита нашего общества, которая высоко котируется и в Беларуси, и за рубежом.

Юлия ЛЫСЕНКО



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

…Пить кипяток? Спать в ванне, полной воды? Любить математику, архитектуру, волейбол, химию, плавание, литературу?

Шедевры ткацко-швейного искусства, создаваемые оршанскими ткачихами и швейниками, делают нас, белорусов, аутентичными, отличными от других народов!

Юлия Латушкина — известный отечественный дизайнер в мире моды. Проходила стажировку в школе моды Letto Verain в Берлине, работала в доме моды Catta Donkeshott в Амстердаме, участвовала в fashion-турах по странам Европы, завоевывала титулы на таких престижных конкурсах, как «Кутюрье года» (Москва), «Адмиралтейская игла» (Санкт-Петербург), «Автограф» (Киев), «Печорские каштаны» (Киев), «Белая амфора» (Витебск). В 2009 году разработала коллекцию вечерних платьев для галереи Lafayette (Германия), а в 2010 представила собственную марку – LATUSHKINA.

«Это я автор скульптур возле цирка», — гласит надпись на баннере на главном проспекте Минска.