Искусство

№32 от 06 августа 2015 года

В образе благодатного путника
В образе благодатного путника

В числе номинантов на премию Союзного государства в области литературы и искусства за 2015–2016 годы — создатели памятника Святейшему Патриарху Алексию Второму, установленному у столичного храма Всех Святых Минской епархии Белорусской православной церкви. Авторы — творческий коллектив в составе архитектора, настоятеля Всехсвятского прихода в Минске протоиерея Федора Повного, скульптора, профессора, заслуженного деятеля искусств Беларуси, члена Белорусского союза художников, почетного члена Российской академии художеств Владимира Слободчикова и архитектора, доктора культурологии, профессора, лауреата Государственной премии Беларуси Игоря Морозова. Игорь Вячеславович согласился рассказать нашим читателям, как появилась идея создания памятника и историю ее практического воплощения.

— Игорь Вячеславович, скульптор и архитектор — два традиционных соавтора в монументальном искусстве. А кто из них первичен в процессе создания памятника?
— А кто первичен в кинематографе — режиссер или актер? Выдающийся фильм возможен только тогда, когда все работают на достойном уровне. В противном случае его могут отметить либо за режиссуру, либо за удачную актерскую работу, но не за целостный шедевр. В монументальном искусстве такого нет. Здесь нужна безупречная гармония архитектора и скульптора. Архитектор сродни режиссеру — он философ, осмысливающий идею и всю художественную атмосферу, в которой будет существовать совместное творение. Скульптор — скорее поэт, глубоко погружающийся в сущность предмета ваяния, заботящийся о его пластике и выразительности. Правда, это отнюдь не значит, что «философ» чурается скульптурной «поэзии», а поэт и не думает философствовать… Так, по крайней мере, мы долгие годы работаем со скульптором Владимиром Слободчиковым. И тем нашим общим успехам, что достигнуты, обязаны именно гармонии.
— А как и когда вы решили заниматься архитектурой?
— Когда хочешь занять свое место в творчестве, надо спокойно и трепетно вслушаться в свои интуитивные подвижки, ибо у тебя, как говорится, на роду написано или даровано свыше твое истое предназначение. Другое дело, что сделать это под прессом всяческих искусов и советчиков совсем непросто. Мне в этом отношении неимоверно повезло. Отец, писатель Вячеслав Морозов, в раннем  детстве разглядел у меня задатки именно архитектора, и поступление на архитектурный факультет стало для меня само собой разумеющимся. И я архитектурой не занимаюсь, но служу ей. И надеюсь, что это взаимно.
— Но архитектура такая разная — дворцы и заводы, кинотеатры и жилье… Почему выбрано монументальное искусство?
— Оно привлекает меня, поскольку в нем превалирует художественное начало и не надо соучастия множества «смежников», согласования множества инстанций, которые могут напрочь исковеркать изначальную идею. Опять-таки сравню — это как режиссеру-художнику предложить снимать сериал о строительных нормах и бухгалтерском учете.

Памятник Святейшему Патриарху Алексию Второму (г. Минск).

— Расскажите об истории создания памятника патриарху.
— Спустя два года после блаженной кончины Святейшего Патриарха возникла идея создания памятника — по инициативе Президента Беларуси и при полной поддержке Русской православной церкви. Тем отмечен выдающийся подвиг Алексия Второго на поприще духовного совершенствования и братской консолидации российского и белорусского народов. Причем это происходило в очень трудные, как иногда говорят, смутные, годы, что особенно значимо и благодатно.
— Каким образом сформировался коллектив авторов?
— В этом случае предельно необычно для нас с Володей. К нам обратился протоиерей Федор Повный с гарантией всяческой поддержки в создании этого памятника. И роль его в нашем общем деле этим не ограничилась. Отец Федор лично знал Святейшего Патриарха Алексия Второго. Знал до мелочей его облик — до прищура глаз, до асимметричной бороды. Наконец, он обладает тонким художественным видением и чувством — ведь обучался в нашей Академии искусств. Словом, наша традиционная «двойка» на этот раз превратилась в «тройку». И помчалась до конца, до выдвижения на премию в одной дружной «упряжке».
— В чем особенность памятника патриарху Алексию Второму? Какова его идейная концепция?

Памятник Рогнеде и Изяславу (г. Заславль).

— Я никогда не берусь за темы, за образы, за персонажи, которые меня не волнуют, для меня проходящие. Во внешнем облике патриарха, а главное — в его образе есть нечто неописуемо возвышенное, можно сказать, святое. Без всякой мистики, святое по-человечески.  Патриарх трижды посещал Минск. Вначале  благословил и лично присутствовал при закладке Всехсвятского собора, затем попечительствуя его возведение. Он, словно страждущий путник, прокладывал символическую дорогу к Храму. О ней он говорил на торжествах в Киеве по случаю 1000-летия крещения Руси в 1998 году. Так что образ благодатного путника напрашивался сам собой. Отсюда постамент памятника — восходящая ступенчатая дорога, которая выводит к реальному храму. На ней словно замер на мгновение бронзовый Святейший Патриарх, одобрительно обозревающий содеянное. Теперь собор и памятник, как мне видится, неразрывны.
— Сколько времени ушло на создание монумента?
— Сказать о времени работы над памятником затруднюсь, поскольку этот творческий процесс измеряется не календарным временем, но целым периодом, не поддающимся точной хронологии. Сколько надо для рождения и становления идеи? Затем эскизы, согласования и много других творческих и технических этапов... Да и окончательный срок завершения работ и дата открытия памятника зачастую неизвестны. И все это сливается в одну волнующую вневременную стихию творчества.


Мемориальная доска на территории бывшего концентрационного лагеря Заксенхаузен (Германия). Авторы мемориального знака — скульптор Владимир Слободчиков и архитектор Игорь Морозов.

— Если сложится так, что вы получите премию, она станет для вас стимулом к чему?
— Если честно говорить — как раз стимулом и не станет. Я уже сложившийся человек, за плечами — множество творческих поисков и признанных удач. Дополнительно меня стимулировать нет никакой нужды. Пусть эта гипотетическая премия или даже номинация станет стимулом для заказчиков, отыскивающих авторов для реализации своих монументальных планов. Разве что их новое обращение ко мне, к нашему слаженному коллективу и станет дополнительным стимулом. Но не к очередной премии, а к реализации своего творческого потенциала. Для истого художника важна, как говорил великий Пушкин, не слава и не ливрея. И еще. Пусть наше выдвижение станет стимулом для молодых творцов, стремящихся мыслить неординарно и впечатляюще. Я восприму премию с удовлетворением и благодарностью за доверие и признание.

Памятнику князю Владимиру Храброму-Донскому в Малоярославце (Россия).

Наша справка
Игорь Вячеславович Морозов родился 18 мая 1954 года в Минске. После окончания архитектурного факультета Белорусского политехнического института работал архитектором, а затем одновременно преподавал в ряде вузов страны, включая БНТУ, где читал по оригинальным курсам дисциплины, связанные с развитием мировой и национальной архитектуры и культуры. Профессор Белорусского государственного университета культуры и искусств.
Кандидат архитектуры (Ленинград, 1985), первый доктор культурологии Беларуси (Санкт-Петербург,1998). Автор более 250 статей в отечественных, российских и других зарубежных научных и публицистических изданиях, а также монографий, книг и учебных пособий.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В 1976 году всесоюзная премьера песни «Вологда» в исполнении ВИА «Песняры» вмиг привлекла всеобщее внимание к этому городу.

Недавно в руки попала небольшая, но очень интересная книга – «Белорусский след в культуре и архитектуре Москвы», изданная при поддержке Постоянного Комитета Союзного государства в конце 2017 года.

Человека всегда привлекал волшебный мир искусства.

В собраниях художественных музеев, в экспозициях запасников хранится огромное количество неатрибутированных портретов, на которых запечатлены лица тех, кто играл важную роль в истории.