Мы и мир

№26 от 25 июня 2015 года

Кто как помнит, тот так и действует
Кто как помнит, тот так и действует

За окном — обыкновенный июнь 2015 года.  Обычная погода: то светит солнышко, то льет дождь. Люди спешат по своим делам. А может, наоборот, убегают от дел — надо же когда-то и отдохнуть!  Если не знать истории, то недавно промелькнувшее в календаре 22-е число первого месяца лета ни о чем не сказало бы. Вроде день как день…
Необыкновенным этот день делает человеческая память. Двадцать второе  июня сего года для меня, как обычно, начался со звонка к матери: «Как дела?… как себя чувствуешь?… какие планы?». Житейские будни. Это не значит, что я не помню, что за день на календаре, это значит, что я щажу нервы уроженки Ленинграда, моей мамы. А мама моя говорит: «А я вот вспомнила этот день! Вспомнила, как для меня началась война. Помню маму, ее лицо… А вот отца, деда твоего, почему-то не помню в тот день! Наверно, он сразу ушел на фронт».
Конечно, ушел, моя мамочка! Командиру артиллерийского полка не было возможности в тот день даже заскочить домой, попрощаться с родными — у него тут же началась тяжелая фронтовая работа. Ведь война в один миг подписала тогда «контракт» со всеми, и в первую очередь с военными: пахать на нее долгих четыре года без отпусков и передышек!
И то, что у моей мамы, которой было тогда, в 1941-м, всего-то три года, одно из первых и самых ярких впечатлений в жизни — это начало Великой Отечественной войны, означает, что в том «контракте» были прописаны все: и дети, и старики, и сильные, и немощные — все! Буквально… И у всех в графе «обязанности» значился бесконечный перечень, вплоть до обязанности умереть на боевом посту (какой кому достался), а в графе «права»  —  одна короткая, но святая строчка: персональное право защищать свою Родину.
И советские люди пользовались этим правом. Изо всех сил. Делали и возможное, и невозможное. Потому что в конце «контракта», в графе «вознаграждение», стояла безальтернативная, не допускающая никаких иных толкований и вариантов, абсолютно неизбежная  Великая Победа!
Почему сразу 22-го июня — и уже Великая? Да потому что даже дура-война, злая тетка и бессовестная фурия,  знала, чем она закончится! Знала, что Гитлер связался с Великим Народом и, стало быть, поражение его будет великим!..
Но вот стало ли оно окончательным, бесповоротным? Да, наши деды и отцы, наши мамы и бабушки выполнили свой «контракт» сполна. И они добыли нам Великую Победу. Мы живем и процветаем благодаря их подвигу. И долгое время мы гордились тем, что задушили гадину фашизма в ее логове, в Берлине, в подвалах рейхсканцелярии. Гордились и думали, что фашизм больше не возродится.
Оглянитесь, друзья, вокруг:  так ли это?.. 
Вот именно!
И пусть пока нам в Беларуси бояться нечего, но уже совсем близко от нас люди страдают от подымающего голову фашизма. Почему так происходит спустя 70 лет тишины и спокойствия? Почему гидра в буквальном смысле возрождается из пепла многомиллионных и многократно оплаканных жертв?!
Да потому что в борьбе с фашизмом мало слез, нужны дела! Это наши деды и отцы знали отлично.
И еще две причины — чтобы не удивляться…
Первая. Гидру фашизма мы выгнали с советской земли, потом с европейской, но все же она успела проползти повсюду брюхом… и оставила отравленные семена.  Кое-где, но оставила. Те зрели медленно — в послевоенный период они не могли прорасти, зато набирались злобы, словно копили до времени силу. И вот первый раз проклюнулись наружу сквозь тонкий слой безразличия и эгоизма. Горбачевская «перестройка» разрыхлила им дорогу к «общечеловеческим ценностям». А там, где пышным цветом цветут «общечеловеческие», уже нет места ценностям наших отцов и дедов. Дальше — выше! Удобрили национализмом, полили русофобией, подбросили американских деньжат… 
Вторая причина. Да, мы задушили чудище в его собственном логове — в Берлине. Мы уничтожили Гитлера в его же бункере. Гитлер был страшен, чудовищен, безумен, он хотел овладеть всем миром. Но кто сказал, что он не был обыкновенным наемником? Обыкновенным «киллером»?
Пока мы не прихлопнули заказчика фашизма, все люди Земли должны быть бдительны. И особенно мы — те, у кого не отшибло память! И поэтому, как мне кажется, 22-е июня из дня памяти и скорби пора переименовать в День памяти и реальных действий!
И мы действуем. «В Беларуси свято чтят и всегда будут помнить жертв Великой Отечественной войны, — заявил Александр Лукашенко 22 июня на митинге-реквиеме, посвященном открытию мемориального комплекса «Тростенец».  Эта дата — 22 июня 1941 года —  поистине трагическая, но, склоняя голову, мы видим и то, что происходит  вокруг нас. А пульс нынешнего неспокойного времени лучше чувствуем оттого, что не пьем исторического обезболивающего. Мы ощущаем боль прошлого как свою, чтобы эта боль не стала вновь реальностью. 
То, что творили нацисты на белорусской земле, конечно, ужасно, но это только часть той изуверской и масштабной кары, что придумали Гитлер и Кº для всего  советского народа. И за что? За то, что этот народ хотел жить на своей земле по-своему. Из сегодняшней жизни это ничего никому не напоминает?
Нет, история жива даже тогда, когда ее искажают. Или замалчивают. Например, на современном Западе в этот раз ни словом не обмолвились о 22-м июня. Словно бы его и не было. Словно бы на нас никто не нападал. Но санкции против России решили продлить почему-то именно в этот день…

Вадим Елфимов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.

Кстати, по «валютной логистике» можно судить и о международной обстановке.

Выходит, Меркель надо убирать, чтобы политические и экономические пазлы, наконец, сложились! В Европе многие это поняли давно, теперь, похоже, поняла и она сама.

Разместив снова, как и 30 лет назад, свои РСМД в Европе, американцы сделают не кого-нибудь, а именно европейцев заложниками своего милитаризма.