Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Тема номера
>>>



150 золотых маршрутов моей Беларуси

№25 от 18 июня 2015 года

150 золотых маршрутов моей Беларуси: Адамполь
150 золотых маршрутов моей Беларуси: Адамполь

У нашего народа в старые времена была, а теперь и возрождается, такая традиция — ставить придорожные кресты-обереги. Но мало кто помнит, что в самом начале Великой Отечественной войны, несмотря на проводимую много лет политику неверия в Бога, за одну ночь ставили на перекрестках дорог поклонные кресты. Изготовить их, а также то, что к ним прилагалось, необходимо было от заката до рассвета. Именно об этом сегодняшняя история. А отправляемся мы в путешествие по брестской трассе М1, потом поворачиваем на Мир, едем по Р11 и изучаем достопримечательности между Кореличами и Новогрудком. Проезжаем: Кальчичи, Несутичи, Осташино, Адамполь, Боярскую, Боратин, Брольники, Сулятичи и Слободку.

Авторский проект художника, реставратора, путешественника Владимира Цвирко.

Деревня Кальчичи

С 1802 года это место находилось во владениях Хрептовичей. Усадебный дом здесь был построен в середине XIX века. Местные жители рассказывали, что несколько лет назад строение пытались выкупить в частные руки, но цена, выставленная за эти руины, была не по карману. Так и стоит этот разрушившийся старый дом посреди большого поля без хозяина… Вот еще одна страничка нашей истории может завтра исчезнуть навсегда.

Поселок Несутичи

В стиле классицизма из кирпича в центре деревни в начале XIX века построена придорожная часовня. Внутри, к счастью, сохранилась деревянная скульптура распятия. Утверждают, что крест этот был сразу в часовне при строительстве.  Его в 1938 году пытались достать и хотели распилить, однако местные жители не позволили. Так распятие это сохранилось до наших дней,  к нему приходят люди помолиться.

Деревня Осташино

От усадьбы Чечотов среди распаханного поля чудом уцелел островок старинного парка с усадебным домом XIX века. Совсем недавно здесь была школа, а теперь есть опасения, что здание погибнет. А ведь это добротное строение может еще долгие годы служить рачительным людям. Сохранилась здесь и деревянная водяная мельница (XIX—начала XX в).

Деревня Адамполь

Еще одно владение Хрептовичей. Здесь не было усадебного дома, хозяева Адамполя жили в Щорсах. Но сохранился дом управляющего, огромное здание винокурни (1860), коровник и хозпостройки. Эти качественные строения из кирпича и камня и сегодня могли бы быть использованы.

Деревня Боярская

В конце XIX века здесь была построена четырехэтажная водяная мельница. Чудо деревянного зодчества сохранилось и радует посетителей, а местные жители ее старательно оберегают, надеясь продлить ей жизнь.

Деревня Боратин

В начале XIX века Радзивиловское имение переходит во владение Чечотов. А затем этими землями владеют Лозинские и Тукалы. Усадебный дом не сохранился, но уцелели добротные кирпичные  хозпостройки.  

Деревня Брольники

Нельзя проехать мимо и не остановиться, не осмотреть хорошо сохранившееся здание деревянной водяной мельницы, которая была построена в начале XX века.

Деревня Сулятичи

Здесь уцелел только угол стены часовни-усыпальницы, построенной в конце XIX века. Возможно, время ее возведения можно перенести еще позже, но по оставшимся руинам сложно это определить.

Деревня Слободка

Когда-то здесь была усадьба Шпилевских, от которой ничего не сохранилось. Уцелела построенная в стиле классицизма (1825) часовня-усыпальница. Она стоит на пересечении дорог, на небольшой возвышенности, и с какой стороны ни едет путник, обязательно увидит эту небольшую белую часовенку. Местные жители рассказывали, что когда-то ее хотели взорвать, но привезенный для этого динамит непонятно как исчез со склада. Возможно, эта история — местная легенда, а возможно, случай реальный. Как знать…

Легенда от автора проекта
Поклонный крест
Пройдет еще совсем немного времени, и уйдут на небеса прямые свидетели тех событий, а главный свидетель — сам поклонный крест — вот-вот рухнет в высокие травы, и не заметит никто, что его уже нет на горизонте, и поглотит земля его. Распашется этот небольшой холмик, превратятся в пашню труха из древесины и рушнички, и только разбившееся на мелкие осколки стекло от иконки будет еще сколько-то времени поблескивать на солнце, но и на него случайный прохожий не обратит никакого внимания, посчитав, что это просто роса…
Завтра рано утром уйдут из городов и деревень молчаливым людским потоком кровинушки родненькие на ближайшую станцию, на сборный пункт, а там — по зову Родины в места, где требуется их сила и мужество землю родненькую защищать от вражеской вероломной нечисти. И открывались храмы все, даже те, что превращены были в склады да хранилища. Молиться стали на коленях матери за сыновей, жены — за мужей, сестры — за братьев.
Молодые парни да мужчины хмурые стоят в церкви вдоль стен в молчании гнетущем. И было видно, что многие из них еще молитвы помнят, читают, незаметно шевеля губами. Священник старенький тихо выходит и говорит: «Всем миром, люди добрые, сплотимся на дело нужное, действо светлое. Отцом, Сыном да Святым Духом благословенное. Все и каждый знает, что от него требуется. Где он старания свои и умения приложить может. Время не терпит, его у нас ровно от заката до рассвета». Перекрестившись, расходятся все сразу. Мужчины, что покрепче, в лес уходят с топорами и пилами.
И вот среднего обхвата сосна смолистая падает во мхи прохладные, ствол разрезается по нужному размеру и доставляется в деревню, к условленному двору. А там — кто бревно отесывает, кто вырубает чашечки и строгает старательно, кто сверлит.
На дубовые гвозди перекрестье садится… И вот на траве утоптанной, на стружке кучерявой лежит, будто светится, крест только что руками людскими созданный.
А в это самое время, ни минутки не медля, кабетки возраста разного другими делами заняты: кто пряжу сучит, кто нитки цветами разными раскрашивает и на веревках по двору развешивает. Те хозяюшки, что поопытнее, кросна налаживают, станок ткацкий заправляют и ткут  рушничок белый с концами из нити красной и черной.
А в храме иконка малая в руках священника проносится среди людей, на коленях всю ночь простоявших. Молитвы свои они обращают к Матери Божьей — Царице Небесной — защитить кровинушек их ненаглядных. Здоровыми да невредимыми чтобы вернулись, а кто останется на поле ратном, чтобы их приняла она под свое покровительство как безгрешных мучеников.        
Перед рассветом самым крест поклонный несут за деревню в поле, где сходятся несколько дорог. Еще раз читается молитва, вкапывается крест, закрепляется иконка, завязывается рушничок. Встает солнце. Новобранцы целуют родных и близких, прикладываются к кресту, кланяются — ему, матерям и женам, земле родной. Уходят, часто оборачиваясь.
На пригорке поклонный крест встречает свой первый рассвет, и высится он как символ веры и надежды. Капли смолы его, похожие на слезы, текут по желтым бокам прямо к ногам оставшихся. Плачет он в предчувствии надвигающегося непомерного горя людского....



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.