Компетентно

№24 от 11 июня 2015 года

Экстрасенсы и эксперты в работе не пересекаются
Экстрасенсы и эксперты в работе не пересекаются

Государственный комитет судебных экспертиз 1 июля отметит свой второй день рождения. Новое ведомство, созданное в 2013 году, объединило под одной крышей медицинских судебных экспертов, экспертов из милиции, МЧС, армии и министерства юстиции. Тогда перед молодой структурой были поставлены главные задачи — кардинально сократить сроки проведения исследований, решить кадровые вопросы, провести модернизацию оборудования. О том, чего удалось добиться за эти два года, беседуем с заместителем председателя Государственного комитета судебных экспертиз Главным государственным судебно-медицинским экспертом Республики Беларусь Юрием Овсиюком.

— Любое экспертное учреждение оценивается по двум показателям — срокам и качеству проведенных экспертиз. Уже за два года 98 процентов экспертиз делаются в течение 30 дней. Таких показателей нет ни у одной службы на территории стран бывшего Советского Союза. Сокращение сроков достигается, во-первых, объединением лабораторий — специалистов и материальной базы — в одном месте, во-вторых, внедрением новых методик и приборной техники.
Сегодня практически ни одно уголовное дело не обходится без проведения экспертиз. Преступления становятся все технологичнее, поэтому на вооружение комитета поступает новейшее оборудование, для работы на котором привлекаются высокопрофессиональные интеллектуальные кадры.
— Юрий Александрович, вы прошли все ступени служебной лестницы и хорошо знаете «экспертную кухню». Если сравнивать, скажем, экспертизу  десятилетней давности и день теперешний, отличия существенные?
— Стоит вспомнить о том, что судебно-медицинская служба несколько раз реорганизовывалась, в конечном итоге мы уже пришли к созданию Государственного комитета судебных экспертиз, который непосредственно подчиняется главе государства. Система работает, в нее вошли эксперты всех ранее разрозненных подразделений.
Разница между 1996-м и 2015 годом не просто огромная. Между ними, образно говоря, целая эпоха. Оборудования, которое есть теперь на вооружении, тогда и в помине не было. Та же геномная экспертиза зарождалась в Беларуси в 1997—1998 годы. А сейчас практически ни одно уголовное дело не принимается без назначения такого вида экспертизы. В год в Беларуси их проводится порядка 40 тысяч.

— Не могли бы вы подробнее рассказать об этом новом методе исследования?
— Это генетическая экспертиза, которая позволяет правоохранительным органам определять преступника по невидимым следам, которые он оставляет. Таким следом может быть волос, слюна, небольшой отпечаток пальца, не видимый дактилоскопистом, но при этом есть жиро-потовыделения, кровь, частицы мышечной ткани и т.п. Благодаря таким экспертизам восстанавливается высокий уровень точности. Здесь практически исключен человеческий фактор, хотя, конечно, опосредованно он присутствует. Оборудование выдает результат, а человек его анализирует, при этом не вмешиваясь в сам процесс.
Генетическая экспертиза — хорошее подспорье для правоохранительных органов по таким видам преступлений, как половые. Часто случается, что преступник не был обнаружен, но через какое-то время он попался уже на другом злодеянии, и тогда, благодаря совпадению генетического материала, эти уголовные дела объединяются, расследуются, и в итоге срабатывает тот самый принцип неотвратимости наказания.    
За последнее время переоснащены оборудованием криминалистические, судебно-химические подразделения. За 2014 год мы полностью обеспечили областные управления хромато-массами, приборами, которые позволяют в кратчайшие сроки устанавливать, является то или иное вещество наркотическим. В среднем подобное исследование занимает несколько часов. Эксперты работают на этих приборах в круглосуточном режиме. В любое время сотрудник правоохранительных органов может принести материал и получить результат.
— Эта скорость особенно важна при обнаружении спайсов, поступавших еще вчера под видам безобидных курительных смесей…
— Что касается борьбы с так называемыми дизайнерскими наркотиками, спайсами, эксперты работают на опережение. Вещество еще не попало на белорусский рынок, а его формула уже занесена в реестр запрещенных препаратов. Так было с формулой курительной смеси, от которой в России скончалось несколько десятков человек. Мы постоянно мониторим интернет, поддерживаем связь с нашими коллегами из России, куда, как известно, поступают оптовые партии концентрата курительной смеси из Юго-Восточной Азии. И мы должны успеть внести новые формулы в перечень запрещенных средств. Раньше этот процесс занимал довольно долгое время, а сейчас дела обстоят гораздо быстрее. А вообще, наша задача — работать на профилактику, не дав ввезти наркотическое вещество в страну. В противном случае намного сложнее отслеживать пути его распространения по различным каналам.

— Статистика свидетельствует о том, что увеличилось число кибергпреступлений.
— Соответственно, заметно вырос и объем компьютерно-технических. К нам пришли специалисты с углубленным знанием IT-технологий и виртуозным владением компьютером, поэтому мы готовы дать отпор и кибергпреступникам. Высококвалифицированные экспертизы проводятся не только в центральном аппарате, но и в областных центрах. Закупается оборудование, кстати, оно довольно дорогое, стоимость его исчисляется миллиардами. Пока справляемся...
 — Знаю, что простой гражданин тоже может обратиться к вам за помощью.
— Безусловно, эксперты участвуют не только в расследованиях, рядовые граждане также могут обратиться за помощью, на платной основе. В год проводится коло 500 ДНК-тестов, экспертизы помогают опротестовать, к примеру, завещание и признать человека, подписавшего документ, недееспособным на момент подписания сделки. Проведя такие экспертизы, люди сами обезопасят себя от разного рода негативных последствий и различного рода мошенников. Имея на руках официальное заключение эксперта, им гораздо проще отстаивать свои права, в том числе и в суде. Популярны ныне автотехнические экспертизы по установлению вин-номеров. Поскольку наблюдается автобум из России, не все машины «чистые». А визуально человек часто не в состоянии определить перебитые номера. Обращаются к нам за помощью восстановить утраченные данные из радиоэлектронных устройств, тех же мобильных телефонов, или персональных компьютеров.

— Слышала, что вскоре появится еще одно новшество — психологическая экспертиза.
— Она уже есть на вооружении, проводится либо отдельно, либо в комплексе. Есть у нас и психофизиологические экспертизы, которые проходят с использованием так называемого полиграфа. Сегодня их проводят в отношении лиц, которые подозреваются в преступлении против детей. Традиционными методами изобличить таких преступников удается не всегда.
— Экстрасенсов к своей работе привлекаете?
— Вопрос следует адресовать следователям или сотрудникам милиции. Я за время своей практики не припоминаю ни одного случая такого «сотрудничества». К тому же эксперт в переводе с греческого означает «всезнающий». Поэтому привлекать кого-то со стороны, уверен, не стоит.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Среди медработников организаций, которые борются с туберкулезом, в 2017 году впервые не выявлено ни одного случая проф- заболевания.

Отечественная служба онкологии ежегодно регистрирует рост количества пациентов с диагнозом «злокачественная опухоль».

За 2016 год охотугодья хозяйств системы БООР посетили 1 548 иностранных охотников, проведено 649 охотничьих туров. Доходы при этом составили почти 600 тыс. евро. В 2017 году наблюдался рост: 1 737 иностранных охотников, 718 охотничьих туров, доходы составили почти 700 тыс. евро. За год к нам приезжают до 2 тыс. иностранных охотников из таких стран,как Польша, Германия, Австрия, Голландия, Франция, Италия, Эстония.

Людей в города влекут различные блага цивилизации, важнейшие из которых – водопровод и канализация.