Социум

№21 от 21 мая 2015 года

Валерий Мамков: «Трагедия научила меня жить»
Валерий Мамков: «Трагедия научила меня жить»

У минчанина Валерия Мамкова были здоровье, любовь и далеко идущие планы. Но одна роковая секунда украла у двадцатилетнего солдата все, оставив ему жизнь, покалеченную взрывом. В новой реальности молодому человеку предстояло обрести другие смыслы и реализовать иные цели.
Ладонь Светланы еще на несколько секунд задерживается в ладони Валеры. Ее взгляд не отпускает его глаза. Новобранца зовут на посадку.
— Светка, а если со мной несчастье в армии случится, останешься рядом?
— Не знаю, — девушка потупила взгляд и одернула руку.
Автобус удалялся, а двое отдалялись. Сначала между ними размотались клубки дорог. А потом рулоны бинтов.
Два месяца до «дембеля», и рухнет стена разлуки. С близкими, друзьями, Светланой. И поднадоевшая Германия останется в 1983 году. Об этом мечтал Валера, водя ручкой по тетрадному листу. Как зарница вспыхнула в сознании мысль: «А что если мою девчонку проверить, напишу, например, граната в руке разорвалась. Интересно, как отреагирует…» «Банально», — вяло отозвался сослуживец. «Может, завтра что-нибудь придумаю». —  Валерий смял «забуксовавшее» письмо, ткнул ком бумаги под подушку и отвернулся к стенке.
Сочинять не пришлось. Наступивший день написал весть в белорусскую деревню Весновое за солдата.
Учебное задание Валера выполнял с сержантом. Сослуживцы соединяли тротиловую шашку с подрывной машинкой. Валерий работал в карьере, а напарник наверху.
Сержант сомкнул клейму со своей стороны, не дожидаясь отмашки Валеры.
Взрыв. Тишина. Темнота… И только боль, растекшаяся по рукам, докладывала солдату о связи с миром.
Каждый эпизод из истории той травмы оставил зарубку в подсознании недослужившего бойца.
«Чувствую, гимнастерку расстегивают. Потом провал. Очнулся — ребята меня несут. И снова забытье. Из санчасти — в госпиталь. У ворот товарищи подбадривают, мол, ты сильный, держись. А мне страшно холодно, прошу чем-нибудь накрыть». 
Спустя двадцать суток комы Валера очнулся. В палате горел свет. Но даже самый сильный его источник не смог бы прошить темноту, которая взяла парня в заложники. Взрыв отобрал глаза и кисти рук.
Не взглянуть теперь на Свету, ни за руку взять.
Валерий тяжело вздыхает: «Грудь посечена. Из левого глаза вытекла глазница. Правый — изуродован. Конечно, я плакал. Изводил себя вопросом: за что мне это? Переживал, как воспримет новость мама. При мне она сдержала эмоции, но потом, как рассказали родные, была истерика. Светка навестила меня, когда в Минск перевели. Один раз… Больше я ее не видел».
Раненые глаза Валера прячет за черными очками. Кое-где на его лице зеленые пятна… Их проштамповали брызги взрывной волны.
Четыре года после травмы Мамков жил в родной деревне Весновое, а потом переехал в Минск. Устроился на «Светоприбор».
«Мое сознание изменили в 1993 году книги Майи Гогулан. Занялся гимнастикой, пересмотрел питание, избавился от множества болячек: гастрита, геморроя, камня в мочеточнике. У меня было низкое давление, быстро уставал. Более 20 лет не ем борщей и супов, и хорошо себя чувствую. Круглый год стараюсь делать салаты из овощей. Каши, сало, мед, груши, яблоки. Организм подсказывает, что надо. Появилась вера в себя. Настроился на позитив. Жить захотелось».

В Минске Валерий женился. Правда, семейное счастье продлилось восемь лет. Говорит, не сошлись характерами.
Книги по здоровому образу жизни у Валерия, что называется, настольные — на рабочем столе компьютера. Мужчина освоил технику четырнадцать лет назад. Валера включает компьютер и перебирает кнопки на клавиатуре. Новые руки ему сделали в Ленинграде.
Из правой культи хирурги вырезали три коротких негнущихся «пальца». А вместо левого предплечья у Валерия два длиннющих «пальца». Эта верхняя конечность походит на японские палочки для еды.
«В быту такая анатомия здорово помогает», — говорит Валера.
Пальцами-палочками левой руки он  берет миску. Чтобы не ерзала, помещает ее в специальную рамку-держатель. Опускает в посуду терку, и, придерживая предмет домашней утвари, ловко натирает свеклу.
«А вот моя хозяюшка, — демонстрирует Валера стиральную машину, —  ориентируюсь по наклейкам. Телефон и часы в доме говорящие».
Чтобы разблокировать мобильник, Валера нажимает на кнопки губами. Большими «пальцами» эту тонкую операцию выполнить не получается.
За столько лет мужчина научился обслуживать себя сам: готовит, стирает и убирает. Одно не удается  — прогулки. Сопровождение социального работника положено всего дважды в неделю по два часа. Не хватает свежего воздуха. Не хватает движения.
Но Валерий не унывает. Общается с подругой. Она тоже незрячая. Есть единомышленники по здоровому образу жизни.
«Не уверен, что столько бы знаний получил, не случись того взрыва. Оптимизм помогает поддерживать постоянное  стремление к  поиску. Кто знает, может, когда-нибудь ученые найдут способ вернуть мне зрение», — надеется он.
Пока Валерий «рассматривает» собеседника по голосу. А голос у него «зоркий»: с ходу описал мою внешность.
Слушая историю минчанина Мамкова, поражаешься силе духа. Несчастный случай может забрать и руки, и глаза. У кого-то ноги, речь… И только дух, несгибаемый, стремится к новым вершинам.

Ольга КОСЯКОВА. Фото автора
 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В Беларуси случается более пяти тысяч пожаров в год. И зачастую после трагедии очень важно найти ответы на множество вопросов: какие условия способствовали возникновению пожара? Где находился очаг возгорания?

Бюджет формируется из нескольких источников: средства международных проектов (46%), членские взносы (29%), гуманитарные грузы (9%), пожертвования населения (7%) и корпоративные (5%).

Самая важная рекомендация, которую дает Марина Александровна: «Главное – любить детей и не бояться трудностей!» И ежедневно доказывает это своим примером.

Правила дорожного движения многие иногда называют законом жизни.