Социум

№20 от 14 мая 2015 года

Кукушкины слезы
Кукушкины слезы

Сегодня мы много говорим о милосердии, но почему же так часто бываем бездушны к горю людей, живущих рядом и нуждающихся в нашей поддержке, внимании и заботе? Как ни прискорбно это, но нынешнее время так и не стало настоящей эрой милосердия. Бытующее в обществе отношение к людям с ограниченными возможностями варьируется от жалости к ним до полного равнодушия и неприятия, от неумения оказать помощь до нежелания это делать.
Месяц назад в территориальный центр социального обслуживания обратилась женщина восьмидесяти семи лет с просьбой помочь мужу ее покойной дочери. Мужчина 1952 года рождения является инвалидом первой группы.
В молодости он женился, и в 1980 году родилась дочь. Семья жила в квартире его родителей, но из-за того, что у пары не складывались отношения, молодые развелись. Женщина уехала с ребенком в Россию на постоянное место жительство. Связь разведенная пара не поддерживала, поэтому отец не видел, как росла дочь. Спустя какое-то время мужчина женился во второй раз. Старую квартиру он продал и купил другую, в которой стал жить с новой супругой. В этом браке детей не было. Через несколько лет он заболел катарактой и ослеп, а следом пошли и другие болезни: перелом шейки бедра, тяжелые осложнения после перелома, кости срослись не так, как надо, — мужчина перестал двигаться. Жена заботилась о больном и старалась поддерживать его. А в январе 2015 года женщина умерла, и убитый горем мужчина остался один. На помощь к инвалиду-вдовцу пришла престарелая теща, но проводить все необходимые процедуры в силу возраста она не может.
Специалист по социальной работе, разобравшись в ситуации, объяснил престарелой женщине, что она не может быть представителем инвалида. Единственным представителем вправе быть его взрослая дочь, проживающая в России. Именно она должна приехать в Беларусь и заключить договор с домом-интернатом.
Женщина разыскала дочь зятя-инвалида и вызвала ее в Беларусь. Отозвавшись на призыв о помощи, молодая женщина пришла в Центр, написала расписку о том, что будет платить за проживание отца в доме-интернате, и подала заявление. Специалисты территориального центра социального обслуживания собрали необходимый пакет документов. В течение пяти дней комитетом по труду, занятости и социальной защите Минского горисполкома было принято решение и выделена путевка в дом-интернат. Но... дочь инвалида вдруг пропала, перестала выходить на связь и отвечать на запросы.
Согласно закону мужчину нельзя отнести к категории одиноких, а это значит, что он может находиться в доме-интернате только на платной основе. По этой же причине невозможно и его пребывание в доме-интернате на рентных условиях. Взрослая дочь является гарантом всех условий договора по оплате пребывания отца в доме-интернате.
Поведение дочери выглядит странным и труднообъяснимым: сначала она отозвалась на просьбу приехать в Беларусь и помочь отцу, а потом исчезла. Мы решили разобраться, почему она так поступила и что в такой ситуации делать?
Как оказалось, молодая женщина — мать-одиночка, воспитывает несовершеннолетнюю дочь, не имеет собственного жилья, получает маленькую зарплату и еле сводит концы с концами. Что же касается отца-инвалида, то она его практически не знает. Он никогда не помогал дочери ни материально, ни морально  и когда она была совсем маленькой, и когда повзрослела. Имеем ли мы право судить женщину, которая с трудом оплачивает собственные счета и отказывается платить за отца?! И как быть, если территориальный центр социального обслуживания населения в первую, и главную, очередь должен опираться на букву закона?
Читатель скажет, что социальные службы могут войти в положение несчастных и взять все трудности на себя, то есть на государство. Но, к сожалению, ситуаций, подобных этой, очень много. И обвинять органы социальной сферы в черствости и бездушии все-таки не стоит.
Кстати, в нашей истории работники Центра социального обслуживания сделали все возможное, чтобы помочь инвалиду, понимая, что взрослая дочь платить за отца не будет и ситуация становится безвыходной. Мужчина определен в хоспис. Но это случай исключительный. И он лишь в очередной раз возвращает нас к извечному вопросу отцов и детей, из которого напрашивается вывод: необходимо воспитывать детей и заботиться о них так, чтобы, повзрослев, они были готовы оказать помощь престарелым родителям, не перекладывая подобные заботы на государство.
От специалиста территориального центра социального обслуживания мы услышали:
«Нам бы очень хотелось помочь всем, кто нуждается, но мы можем действовать только
по закону».
А исходя из Постановления Совета Министров Республики Беларусь от 24.09.2008 № 1408 «О специальных жилых помещениях государственного жилищного фонда», специальные жилые помещения в домах-интернатах общего типа предоставляются гражданам, достигшим возраста, дающего право на пенсию по возрасту на общих основаниях, инвалидам I и II группы, не имеющим совершеннолетних детей, супругов и родителей, не являющихся инвалидами I и II группы, не достигших возраста, дающего право на пенсию по возрасту на общих основаниях, либо других физических или юридических лиц, с которыми заключены договор ренты с предоставлением средств на содержание, договор пожизненного содержания с иждивением (далее, если не указано иное, — лица, обязанные по закону их содержать), нуждающимся в постоянном постороннем уходе или посторонней помощи, бытовом обслуживании и медицинской помощи.

Анастасия ЧЕКАНОВА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В Беларуси случается более пяти тысяч пожаров в год. И зачастую после трагедии очень важно найти ответы на множество вопросов: какие условия способствовали возникновению пожара? Где находился очаг возгорания?

Бюджет формируется из нескольких источников: средства международных проектов (46%), членские взносы (29%), гуманитарные грузы (9%), пожертвования населения (7%) и корпоративные (5%).

Самая важная рекомендация, которую дает Марина Александровна: «Главное – любить детей и не бояться трудностей!» И ежедневно доказывает это своим примером.

Правила дорожного движения многие иногда называют законом жизни.