История одной фотографии

№19 от 06 мая 2015 года

Через войну – с автоматом и фотоаппаратом
Через войну – с автоматом и фотоаппаратом


Фотокорреспондент БЕЛТА и ТАСС Владимир Лупейко всю войну снимал на фотокамеру жизнь и борьбу белорусских партизан. Его снимки сохранили для потомков поистине уникальные кадры. А вот сам фотограф в объектив попадал нечасто. И тем ценнее этот снимок, на котором Владимир Лупейко запечатлен таким, каким он был в те далекие годы — молодой, красивый, с фотоаппаратом на изготовку и автоматом наперевес.


 

...Алла Владимировна Евтихиева, дочь Владимира Наумовича Лупейко, с любовью перебирает фотоснимки отца. Уже пятнадцать лет как его не стало. Но она хорошо помнит все, что связано с именем  дорогого для нее человека.

 «Родился отец в 1917 году. Рано осиротел. Его мать умерла от тифа, отца убили белополяки. Совсем маленьким мальчиком его взял к себе на работу местный кулак, который обращался с ним очень плохо. Один раз оголодавший ребенок попытался вытащить из кастрюли со щами капустный лист. Его так за это избили, что отец, уже будучи взрослым человеком, никогда не ел щи», — рассказывает Алла Владимировна.
 Когда эту семью раскулачили, бывший хозяин отвез мальчика в Минск, пошел якобы купить конфет и... не вернулся. Владимир пополнил ряды детей-беспризорников, потом оказался в детском доме в Борисове.
 Переломным моментом в судьбе Владимира Лупейко стала служба в армии. Здесь он впервые понял, чему хотел бы посвятить свою жизнь. Искусству
фотографии.
Молодой солдат во всем помогал полковому фотографу, и когда тот демобилизовался, занял его место. Лупейко снимал отличников боевой и политической подготовки, армейскую жизнь, выпускал фотогазету. Когда в 1936 году подошло время его демобилизации, командир наградил юношу фотоаппаратом «ФЭД». Кроме того, бывшему детдомовцу выдали три пары нижнего белья, наволочку, три простыни и одеяло. С этим нехитрым багажом он и вступил во взрослую жизнь...
 Приобретенный опыт в фотоделе помог Владимиру Лупейко устроиться на работу. В сентябре 1936 года всего-то в 19 лет он был зачислен в Белорусское телеграфное агентство на должность фотокора, через три года стал фотокором агентства по Брестской и Пинской областям. Переехал жить в Брест, женился, родилась дочь Алла. Двадцать второго июня 1941 года их семья собиралась отдохнуть на природе. «И вдруг посреди ночи — гром, — рассказывает Алла Владимировна. — Отец говорит: «Ну вот, погода испортилась, поездку за город придется отменить». А потом понял — это не гром, а разрывы снарядов. Началась война...».
 Вступить в ряды действующей армии Лупейко не успел, слишком быстро наступал враг. Примкнул к брестскому подполью, а затем при первой же возможности ушел в партизаны. Вскоре забрал в отряд жену и дочь. «Я была еще совсем маленькой, но один эпизод моего партизанского детства врезался в память, — вспоминает Алла Владимировна. — Четко помню, как вокруг вдруг закричали: «Самолеты!

Туши огонь!» — и начали заливать печки водой».  
В составе партизанского отряда Владимир Лупейко прошел всю войну. Наряду с другими партизанами ходил на боевые задания, но не только с оружием, а обязательно с фотоаппаратом. Нередко снимки были результатом «партизанских командировок» — за войну он побывал практически во всех отрядах Брестского и Пинского соединений. Добираться до мест дислокации отрядов было непросто и опасно. Но молодого бойца это не останавливало. Он считал своим долгом создать фотохронику
партизанской борьбы.
 Когда наладилась связь партизан с Большой землей, отснятые Лупейко пленки начали переправлять в Москву, в фотохронику ТАСС. Снимки расходились по газетам, и миллионы советских людей узнавали о том, как борется с врагом оккупированная Беларусь.
 Алла Владимировна может рассказать истории многих фотографий тех лет — хорошо помнит их со слов отца. Вот снимок, сделанный в июле 1943 года, — медсестра перевязывает раненого партизанского командира. «Партизаны пустили под откос немецкий эшелон, но затем их атаковали подоспевшие силы противника. Отец увидел, что командир ранен и его перевязывает санитарка, моментально сделал снимок и опять автомат в руки — продолжался бой», —
рассказывает она. 
 Другой снимок — «Бой за хлеб» — был сделан Владимиром Лупейко уже в августе 1943-го.

Сражение развернулось у деревни Пузичи нынешнего Солигорского района. Партизанам нужно было сорвать попытку гитлеровцев заполучить крестьянский хлеб. И снова на мгновение отложил фоторепортер свой автомат — чтобы запечатлеть момент боя посреди житного поля.
 Конечно, в кадр попадали не только военные действия. Вот колхозница Мария Петровна Шиш провожает своих сыновей в партизанский отряд — снимок сделан осенью 1943 года в деревне Худлин Кобринского района. А вот — занятия в лесной  школе отряда имени Калинина Брестского партизанского соединения.
 О том, насколько предан был Владимир Наумович своему делу, ярко свидетельствует такой рассказанный его дочкой факт. Когда стало известно о карательной операции против партизан, отец решил переправить жену и дочь из отряда к родственникам. Договорился с жителем одной из деревень, что тот вывезет их на телеге. Внутрь широкого платка, которым на деревенский манер перевязали маленькую Аллу, родители спрятали отснятые фотопленки. Думали, если оставшийся в отряде Владимир погибнет в бою, то хоть его снимки будут жить...
 Владимиру Лупейко довелось не только дожить до Победы, но и запечатлеть ее счастливые мгновения. Он находился в рядах передовых воинских частей, освобождавших Беларусь, снимал партизанс
кий парад в Минске 16 июля

1944 года, возвращение воинов-победителей в родные дома, возрождение из пепла наших городов и сел...
 После войны Владимир Наумович продолжил свою работу в БЕЛТА. Объездил с командировками всю Беларусь, работал и в других республиках Советского Союза. «На юбилей друзья подарили ему карту СССР, где были стрелочками отмечены его командировки. Вся карта была испещрена этими стрелочками!» — рассказывает Алла Владимировна.
 По словам моей собеседницы, ее отец запомнился знавшим его людям не только преданным своему делу профессионалом, но и очень порядочным, хорошим человеком. «Несмотря на то что так нагоревался в детстве, он не озлобился. Не мог пройти мимо чужой боли, несправедливости. Однажды в деревне увидел женщину, которая после войны осталась без обеих ног и руки, одинокую, живущую на подачки. Он до
Машерова дошел, но добился, чтобы ее поместили в дом-интернат для инвалидов. За эту искренность, принципиальность его и любили», — делится моя собеседница.  


 

Владимир Лупейко проработал в БЕЛТА до 1981 года, затем ушел на заслуженный отдых. Вместе с супругой Людмилой воспитали двоих дочерей, дождались внуков и правнуков. Один из внуков — Денис Евтихиев — стал известным художником, работает в стиле фотореализма. Теперь в доме у Аллы Владимировны висят не только фотоработы ее отца, но и картины сына.
Пятого мая в Национальной библиотеке открылась персональная выставка Владимира Лупейко, посвященная 70-летию Победы. Она позволяет увидеть мир глазами талантливого фотожурналиста и достойного человека, который многое пережил и многое понял...

Однажды Владимир Наумович рассказал о самом сильном за всю войну впечатлении:
— Многое видел. Как поезд идет под откос, как колют штыком бывшего товарища, ставшего на путь насилия и мародерства. Но никогда
не забуду, как при взятии Борисова нашими войсками в самом пекле, игнорируя разрывы снарядов, стояли в полный рост маршал Ротмистров и генерал Черняховский. Увидев меня, отправили в укрытие, а сами остались. Тогда я понял, что нужно не просто жить, а жить стоя — в полный рост.
«Народная газета» («С «лейкой» и блокнотом...», 23.02.2005)

«Владимир Лупейко не только фотографировал, но и писал заметки в газету «Заря» — орган Брестского подпольного обкома партии.
Сначала подписывал свои информации так: «Владимир Л.». А потом сказал редактору Василию Калиберову: «Подписывай мою фамилию полностью. Уж если попадусь к фашистам — один конец, под псевдонимом или с фамилией – все равно в санаторий не отправят».
С тех пор замелькала в подпольной «Заре» его полная подпись».

Из книги К.Т. Мазурова «Незабываемое»

   «Я видел два пожелтевших листка бумаги — боевые характеристики Владимира Лупейко. В первой командир партизанского отряда имени Чернака Шиканов пишет: «От-ряд знает тов. Лупейко В.Н. как смелого, бесстрашного партизана-фотокора, преданного своей Родине, партии и правительству». А вот строки из второй характеристики: «Тов. Лупейко, работая в подполье, активно участвовал
в приобретении вооружения и боеприпасов, работал в террористической группе по уничтожению изменников Родины... Все задания выполнял честно и своевременно. Тов. Лупейко — бесстрашный патриот нашей Родины, дисциплинированный и исполнительный. Комиссар партизанского отряда имени Щорса Нестеренко».

Помню, я спросил Владимира Наумовича: «С высоты накопленного опыта — что, на ваш взгляд, главное в деле фотокора? Какими качествами должен обладать и профессиональный фотожурналист, и любитель?».
Ответил Владимир Наумович, помню, так:
 «Для человека по-настоящему творческого, уверен, не существует отпусков, выходных дней, пенсионного возраста. Если уж любимое дело, то это дело — навсегда... Надо, считаю, всегда помнить об этике профессии. Скромность и такт – не помеха в работе, а помощники. Нередко скромные добиваются больше нахрапистых. Это я вынес из своих жизненных университетов — и в войну,
и в мирное время».

Андрей Юдчиц, («Мгновения жизни фотокора Владимира Лупейко», «7 дней», март 2004)

Вячеслав Дутов, один из старейших журналистов БЕЛТА:
 — Мне довелось работать с Владимиром Наумовичем в 70-е годы. Частенько писал текстовки к его фотографиям, вместе ездили на задания. Я был еще молодым начинающим репортером, а он — известным фотографом, мэтром белорусской фотожурналистики, лично знал многих прославленных людей. Но держался просто, по-дружески. Вообще, добрейшей души был человек.
 Конечно, это был настоящий профессионал. Снимал сюжеты на любые темы, причем у него было фантастическое чутье на кадр. Помню один весьма показательный случай. Отправили нас освещать  соревнования по спортивной гимнастике. Владимир Наумович в этом виде спорта ровным счетом ничего не понимал, о чем откровенно мне сообщил. И пошел снимать. Что вы думаете? Его фотографии с этого соревнования были названы лучшими снимками месяца! То есть он, не зная выгодных ракурсов для съемок этого вида спорта, а руководствуясь исключительно интуицией и художественным чутьем, снял потрясающие  кадры! Потом Владимир Наумович шутил: «А давай еще куда-нибудь сходим, я сниму то, чего не знаю...».
 О войне, о своих партизанских делах он вспоминал очень редко. Вообще, был человеком скромным, сдержанным. Никогда не жаловался. Любил жизнь и умел радоваться каждому дню. Однажды встретил его уже после выхода на пенсию. Он болел, ходил с палочкой. А на лице все равно — улыбка...

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Не так давно, в начале июня, в редакцию обратился молодой человек, Максим, строитель — его бригада участвует сейчас в ремонте Республиканского центра олимпийской подготовки по шахматам и шашкам. При ремонте в здании им была обнаружена старая армейская фотография, датированная 22 мая 1945 года.

На строительство Минского тракторного, союзные власти денег старались не жалеть. Во многом поэтому планы по развертыванию в Минске выпуска тракторов были осуществлены в минимально возможные сроки.

... Двадцать восьмого декабря 1995 года. Время для страны не простое, поскольку после обретения независимости жизнь еще предстоит перестроить на новый лад, преодолев немало трудностей и проблем.

Изо дня в день в разных уголках нашей страны на свет появляются ее новые маленькие жители. И каждый из них, конечно, совершенно исключительный — для любящих родителей, бабушек, дедушек и других родных людей. Однако эта малышка на фото стала особенной не только для своей семьи, но и для целого города. Потому как 26 лет назад, в день своего рождения, Катерина Толстоногова была признана 500-тысячным жителем Гомеля.