Репортаж "7 дней"

№15 от 09 апреля 2015 года

Время «Волчьих нор»
Время «Волчьих нор»

Еще в 1993 году на базе бывешего военного городка в Ивацевичском районе была открыта исправительная колония №22. В это учреждение под мрачным названием «Волчьи норы» два месяца назад в целях наказания, перевоспитания и лечения стали направлять впервые осужденных по статье 328 Уголовного кодекса. За преступления, связанные с употреблением и оборотом наркотиков.

Начальник Департамента исполнения наказаний МВД Республики Беларусь Сергей Дорошко:
— В стране по статье 328 осуждено около 3 с половиной тысяч человек. После того, как вступил в силу Декрет №6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков», мы в начале года определили для указанных лиц два базовых учреждения, в которых они будут отбывать наказание. Одно из них здесь, в Ивацевичском районе, куда помещаются люди, которые нарушили закон впервые: медицинский и реабилитационный потенциал колонии позволяет полностью реализовать комплексные меры по лечению бывших наркоманов. Вторая колония находится в Глубоком. Там содержатся преступники, на совести которых более тяжкие преступления и они неоднократно судимы. Среди прочего там более мощная производственная база. Что касается вопроса детей и спайсов... В Беларуси — всего одна детская колония. Там содержатся 177 человек. К началу «шествия» спайсов в годовом исчислении в следственных изоляторах находилось не более 50 детей, в колонию из них попадали примерно треть.
Одна из наших основных целей здесь, повторюсь, — лечение потребителей наркотиков от зависимости. К тому же мы создаем условия, чтобы люди не только отбывали наказание, но и получали специальность, по которой смогут работать после освобождения. Пройдет три, четыре, десять лет — срок истечет. Наступит свободная жизнь. А что дальше? Поэтому главная задача исправительного учреждения — скорректировать поведение осужденного, чтобы он влился после выхода на свободу в общество.

Начальник ИК-22 Андрей Квашевич:
— Территория  учреждения разделена на жилую и производственную зоны.   На территории производства расположены здания пилорамы, сушильного комплекса, участка по изготовлению поддонов, по выпуску железобетонных изделий, швейного участка, склада готовой продукции, столярного цеха. Рабочий день, как и на свободе, — 8 часов. Проживание в общежитии, в отрядах. Подъем в 6 утра, отбой в 10 вечера. В свободное время можно посетить клуб, поиграть в футбол, волейбол. Скоро вот достроим церковь. В обязательной программе — занятия с психологом, просмотр специальных фильмов и видеоматериалов.
В нашей колонии содержится 363 человека. Из них 159 — употреблявших наркотики, а 172 человека осуждены за распространение. Основная масса осужденных по этой статье в возрасте от 20 до 30 лет — 219 отбывающих наказание,  от 30 до 40 — 86. Если осужденный нарушает режим содержания,  может попасть в штрафной изолятор до
10 суток. При систематическом нарушении —  направляться  в помещение камерного типа (ПКТ) на  срок до 6 месяцев. Не помогло? Рискует получить замену режима на тюремный. Сейчас в изоляторе находятся 3 человека, в ПКТ — 4.
Начальник психо-неврологического кабинета ИК-22 врач психиатр-нарколог Людмила Колесникович:
— Самое главное у нас — полное исключение употребления каких-либо наркотических средств. Мы помогаем пациентам (а осужденные  для нас в первую очередь пациенты) различными методами. В том числе применяем рациональную медикаментозную и психотерапию. На диспансерном учете  состоит 125 человек. Амбулаторно мы можем лечить так же, как и на свободе, стационарно, если предписано, оказывается антинаркотическая помощь и за пределами колонии. Так называемой ломки после отмены наркотических препаратов мы не наблюдаем, так как до суда, как правило, они определенное время находятся в следственном изоляторе. Мы боремся в основном с болезнями, возникающими после употребления наркотиков.
Два 19-летних осужденных за сбыт наркотиков брата-близнеца:
— Мы из Могилева. Окончили машиностроительный колледж. И так получилось, что, отработав после распределения всего три дня, были задержаны.
— Как вы  оказались замешаны в сбыте наркотиков?
— Вы не представляете, насколько это сейчас модно — принимать спайсы. Да реклама идет и через соцсети, и в дворовых тусовках. Считается: не попробовал хотя бы раз — значит, лох! Ну вот я попробовал. Не пошло, чуть не вырвало. Оставил дозу в том же месте, где забирал. Потом решил другу отдать, пошел вместе с братом. Он вообще просто рядом стоял. И все…
— Сколько вам дали?
— Обоим — по 8 с половиной лет. Девять месяцев уже отсидели. Родителям в утешение пока остался старший брат. Ему 25. Родные, конечно, в шоке, но не отказались от нас. Навещают. Какие планы на будущее? Да никаких пока. Сидим… Жалеть, конечно, жалеем, ну да что уж теперь. Получилось как получилось…
От автора
Смотрю на марширующие ряды в казенных телогрейках и ушанках. Сколько молодых лиц! Кто-то улыбается, кто-то прикрывает лицо рукой. Горько, что среди осужденных по наркотической статье очень много — двадцатилетних и чуть старше. Студентов или уже получивших высшее образование. У каждого своя кривая тропка, которая привела в «Волчьи норы», но их судьбы слились в одну. Неглупые, интеллигентные люди, которыми могла бы гордиться страна, сложись их жизнь иначе. И это не просто печально. Страшно…Искренне хочется верить, что у них еще есть шанс. Время подумать есть точно. У всех трехсот шестидесяти трех.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Розовая стена плача. Именно так курсанты автошкол столицы прозвали фасад здания, около которого начинается практический экзамен ГАИ на улице Семашко.

В ГАИ надеются, что автовладельцы внемлют призывам и перестанут парковаться на местах для инвалидов.

Путь к успеху, взлеты и падения, мотивация в спорте и любовь к нему – эти темы обсуждала на встрече со студентами факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета Надежда Скардино, белорусская биатлонистка, олимпийская чемпионка и необычайно обаятельный человек.

Беларусь, конечно, не морская держава, но рыбные блюда соотечественников с каждым годом становятся все разнообразнее. Притом не только благодаря расторопности импортеров морепродуктов.