Компетентно

№14 от 02 апреля 2015 года

Уйти, чтобы остаться
Уйти, чтобы остаться
В апреле исполняется год, как в Беларуси был введен абсолютно новый для нас механизм воздействия на семейных агрессоров — защитное предписание. В ряде западных стран оно применяется уже много лет и считается эффективным методом противодействия домашнему насилию. В различных регионах республики вынесено уже порядка 400 защитных предписаний. Так что теперь это реально работает и в нашей правоприменительной практике.
Сначала предупреждают
Защитное предписание появилось в арсенале органов правопорядка согласно вступившей в силу в апреле 2014 года новой редакции Закона Республики Беларусь «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». Понятно, потребовалось время на то, чтобы новый механизм заработал — первые защитные предписания были вынесены в июне. С тех пор их число растет, что говорит об актуальности нововведения: так, если в июне—декабре прошлого года их было вынесено 214, то всего за два первых месяца нынешнего — уже 175.
Лидеры по числу защитных предписаний — Могилевская (120) и Брестская (106) области. А вот в столице их вынесено меньше всего — 19. Чем объясняется такой расклад, сказать сложно. Но то, что в Брестской области два года реализовывался совместный международный проект по противодействию насилию в семье, наверняка сыграло свою роль. Брестчане оказались лучше подготовлены к более решительным мерам по отношению к «агрессорам в домашних тапочках». Значит, и в других регионах нужно активизировать работу по развенчиванию стереотипов из серии «сор из избы лучше не выносить». Бороться с домашним насилием можно и нужно!
— Защитное предписание может быть вынесено в отношении лица, совершившего домашнее насилие повторно в течение года, — поясняет принцип работы нового механизма заместитель начальника управления профилактики МВД Беларуси Сергей Красуцкий. — Когда такое правонарушение совершается в первый раз, на основании решения суда виновному выносится официальное предупреждение. Мы ему сообщаем, что при повторном подобном инциденте может быть вынесено уже защитное предписание. Так и происходит, если правонарушение фиксируется снова и потерпевшая сторона согласна с этой мерой воздействия.
В исключительных случаях, отмечает мой собеседник, защитное предписание может быть вынесено и без согласия по-
страдавшего. Решение принимается, если жертва запугана семейным тираном, опасается последствий, есть угроза ее здоровью и жизни. В этом случае необходимо только согласие прокурора.
С чемоданом — за порог
В первую очередь защитное предписание призвано оградить пострадавшего от «вышедшего из берегов» члена семьи — как правило, женщину, зачастую с детьми. Сделано это может быть разными способами. Наиболее востребована практика, когда домашнего агрессора обязывают покинуть общее со своей жертвой жилье на срок от 3 до 30 суток, запрещают приближаться к ней вне дома, звонить по телефону, пытаться связаться через интернет. Значительно реже жертва семейного конфликта предпочитает уйти из дома сама, найдя приют у родных или в кризисных центрах для пострадавших от домашнего насилия, действующих во многих регионах страны. В таком случае к уже упомянутым запретам добавляется воспрещение  выяснять новое место жительства пострадавшего.
Конечно, есть у этой меры воздествия и другая задача — дать шанс прийти в себя семейному тирану. Ведь когда тебя на месяц выставляют за порог родного дома с категорическим запретом на общение с близкими — это серьезное потрясение. Есть время подумать, осознать недопустимость своего поведения и попытаться сохранить семью. Это как раз тот случай, когда стоит уйти, чтобы остаться. Конечно, очень важным подспорьем могло бы стать общение с психологом. В Израиле, к примеру, отстраненных от дома обязывают проходить психологические консультации. И это очень верный подход. Распространенное в нашем обществе мнение, что причины домашнего насилия кроются в пьянстве, не соответствуют действительности. Алкоголь лишь развязывает руки. Источник неконтролируемых вспышек агрессии — в неправильных психологических установках, зачастую сформировавшихся еще в детском возрасте. И если не пытаться их исправить, насилие будет повторяться снова и снова.   
— В концепцию специализированного закона о предупреждении насилия в семье, которую мы будем представлять в ближайшее время в Совет министров, такую норму заложим обязательно. Но и сейчас, при желании, человек может обратиться за помощью к психологу, это будет только приветствоваться, — отмечает Сергей Красуцкий.
Дорабатываться новый механизм будет и в части наказания за нарушение защитного предписания. А такие факты уже фиксируются. Из 166 семейных буянов, отстраненных от дома в прошлом году, семь человек предприняло попытку вернуться. Такие действия квалифицируются как невыполнение законного требования должностного лица, за что положен арест до 15 суток. В дальнейшем планируется внести в Кодекс об административных правонарушениях отдельную статью за это нарушение.
В стадии решения и такой актуальный вопрос, как предоставление отстраненным от дома гражданам места для временного проживания. Возможность пожить у родных или друзей есть не у всех — не под забором же им ночевать. Местные органы власти по мере своих возможностей пытаются помочь. Один из вариантов — предоставление за отдельную плату мест в общежитиях, а также гостиницах, но по более низкой цене.
На размышления — месяц
За первые месяцы этого года в Минске больше всего защитных предписаний вынесено в Заводском районе. От дома за агрессивное поведение в отношении родных временно отстранено семь человек. Большинство из них устроили «веселую жизнь» своим женам, кто-то допек собственную мать или взрослую дочь. Кроме того, виновникам семейных скандалов вынесено 559 официальных предупреждений.
Как рассказал нашему корреспонденту начальник отдела охраны правопорядка и профилактики Заводского УВД Минска Николай Ильин, все защитные предписания вынесены на максимальный срок — 30 суток. Отстранение от дома на три дня, считает мой собеседник, едва ли станет действенной мерой и даст ожидаемый эффект. Месяц — более оправданный в этих ситуациях срок. И практика это подтверждает: ни один из уже вернувшихся домой пока своим семьям проблем не доставил.     
Все участковые инспекторы о новом механизме противодействия домашнему насилию знают и по мере необходимости доносят информацию о нем до пострадавших, отмечает Николай Адамович. Женщины, сталкивающиеся с домашним насилием, появлением этой меры довольны. Однако воспользоваться готовы далеко не все — подавляющее большинство жалеют своих мучителей и от санкций отказываются. Был уже один случай, когда такое решение пришлось принять без согласия жертвы.
Отстраненные от дома граждане района находят временный приют у родственников. Один из них попытался пьяным как ни в чем не бывало вернуться домой. Супруга вызвала участкового, виновного задержали на 15 суток.    
Уже в ближайшее время в одном из рабочих общежитий района будет выделена комната с четырьмя койко-местами. Услуга платная, но вполне посильная. И, кстати, до Территориального центра социального обслуживания населения Заводского района, где работают психологи, недалеко...


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Среди медработников организаций, которые борются с туберкулезом, в 2017 году впервые не выявлено ни одного случая проф- заболевания.

Отечественная служба онкологии ежегодно регистрирует рост количества пациентов с диагнозом «злокачественная опухоль».

За 2016 год охотугодья хозяйств системы БООР посетили 1 548 иностранных охотников, проведено 649 охотничьих туров. Доходы при этом составили почти 600 тыс. евро. В 2017 году наблюдался рост: 1 737 иностранных охотников, 718 охотничьих туров, доходы составили почти 700 тыс. евро. За год к нам приезжают до 2 тыс. иностранных охотников из таких стран,как Польша, Германия, Австрия, Голландия, Франция, Италия, Эстония.

Людей в города влекут различные блага цивилизации, важнейшие из которых – водопровод и канализация.