Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Давайте обсудим
>>>



Тема номера

№13 от 26 марта 2015 года

Три километра из жизни гвардии рядового Василия Гордеенко
Три километра из жизни гвардии рядового Василия Гордеенко

Судьба и родительские гены подарили ему долголетие. Василию Семеновичу Гордеенко вскоре исполнится 92 года. Такая продолжительная, по земным меркам, жизнь прошла в небольшой деревушке Кливы Хойникского района. Покидать надолго родные места пришлось лишь однажды — на время военного лихолетья. Вначале воевал в партизанском отряде, входившем во вторую Калинковичскую партизанскую бригаду имени Фрунзе, а затем, после освобождения района, в регулярных частях Красной армии. Прошел с боями Беларусь, Польшу, участвовал во взятии Берлина. Завершилась Великая Отечественная война для него на Эльбе, однако домой фронтовик возвратился только в 1947 году.
 ...Небольшой деревянный дом. Скромное убранство внутри. Стандартный набор мебели для одинокого мужчины. На газовой плите кипит кастрюля с картошкой.

Посередине комнаты на мольберте закреплен неоконченный портрет маршала Жукова. Оказывается, у Василия Семеновича есть талант к рисованию, развить который не дала война. По его словам, в музее местного колледжа уже есть один портрет знаменитого военачальника, написанный им много лет тому назад. Кстати, там же хранится другая аналогичная работа — портрет маршала Рокоссовского. Очередной портрет планирует завершить к 9 Мая. Делает его не по заказу, а просто так, для души.
Наша беседа идет неспешно. У ветерана удивительно цепкая для его возраста память. Без тени сомнения перечисляет населенные пункты, воинские части, имена и фамилии друзей по оружию. Воспоминаний сохранилось много. Хотя, философски отмечает он, на войне как на войне. Даже страх проявлялся там своеобразно.
Ветеран вспоминает, что каждый раз перед боем командир роты давал распоряжение записать на листке бумаги свою фамилию, адреса родных и близких, и положить его в карман брюк. Когда писал такую записку, ощущался знакомый холодок внутри. Потому что понимал, возможно, это  последнее письмо. А уже в сам момент атаки оставались только эмоции: вперед на врага, которого необходимо уничтожить. Кто добежал до цели, тот и остался жив. Увы, таков удел пехоты в любой войне.


 Василий Семенович получил свое боевое крещение в 14-м стрелковом запасном полку, который был брошен на освобождение Мозырского района.
Вскоре был ранен осколком в обе ноги. После госпиталя направили пулеметчиком
в 59-й кавалерийский полк 17-й гвардейской бригады 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. Правда, ни кавалерийской шашкой, ни шпорами пользоваться не доводилось. На лошадях солдат только передислоцировали к месту боев. Затем скакунов отправляли в тыл, а бойцы становились обычными пехотинцами, передвигаясь, как говорят, на своих двоих. Непростыми были эти километры войны. И каждый из них фактически длиною в жизнь человека, которая могла оборваться в любой момент…
Ранней весной польские леса напоминают наши, как и распутица на проселочных дорогах. На многих деревьях нет листьев. Массив хорошо просматривается в глубину. Батальон продвигался по лесной просеке. Гордеенко с напарником несли на плечах свой «Максим», держась ближе к лесу, где почва была не такой мягкой. Тяжелое вооружение и техника передвигались по другой стороне. Он заметил, как что-то мелькнуло впереди между деревьев, потом еще раз, а через мгновение увидел немецкую бронемашину, выезжающую прямо навстречу. Дуло крупнокалиберного пулемета, закованного в железо машины, было направлено прямо на них.
Секунда на раздумывание, потом бросок в сторону. Он только успел вместе с напарником упасть за сложенные рядом в поленницу чурки дров, как сразу ударил немецкий пулемет. Щепа летела сверху непрекращающимся дождем, но дрова спасли от пуль и сохранили жизнь.

Через какое-то время открыли огонь и наши с противоположной стороны просеки. Бронемашина попятилась назад в лес.
Василию Гордеенко некогда было задумываться, почему так случилось, что дрова были сложены именно в том месте, где его могла настигнуть вражеская пуля. Тут же поступил приказ выдвинуться в деревню, расположенную в трех километрах в сторону. Нужно выбить оттуда немцев.
Дорога к населенному пункту также шла через лес. Примерно на полпути — новая неожиданность. За кустами он увидел немецкого солдата, который, как выразился Василий Семенович, сидел, наверное, по нужде. Проблема была в том, что и немец их увидел. Подхватив штаны, бросил под ноги пулеметчикам ручную гранату, которая завертелась перед ними белым волчком. Упали, накрыли голову руками. Прошло десять, тридцать секунд… Граната не разорвалась. Все вскочили и бросились стрелять в сторону убежавшего врага, несколько бойцов даже решили прочесать местность, правда, безрезультатно… Вновь невидимая сила отвела беду от нашего героя.
Вскоре вышли на опушку леса, откуда была видна деревня. Пулемет решили установить на раздвоенной сосне. Залегли, получилась удобная огневая позиция. Почему-то захотелось выглянуть из-за укрытия, чтобы осмотреть местность. В тот же миг жар опалил щеку, пуля, пройдя в миллиметре от лица, вонзилась в один из стволов сосны. Позже выяснилось, что это был выстрел снайпера с вышки лесной охраны. На счастье Гордеенко, гитлеровец вынужден был стрелять по касательной, поэтому пуля не смогла войти точно между стволами. Смерть вновь прошла мимо.

Пулеметный расчет всегда был желанной добычей для снайперов. Ветеран говорит, что как минимум раз десять пришлось попадать под снайперские обстрелы.
Затем был штурм небольшой польской деревни, короткий, но жаркий бой, который для некоторых наших бойцов был последним. Погиб и напарник по пулеметному расчету.
Вот такую историю о трех километрах своей фронтовой жизни, наполненную счастли-
выми случайностями и трагическими событиями, поведал гвардии рядовой. За то время, которое понадобилось советским войскам, чтобы пройти с боями путь от Вислы до Одера, погибло трое его напарников по пулеметному расчету, еще двое с ранениями отбыли в госпиталь.
Судьба же оберегала своего любимца в самых невероятных ситуациях. Например, как во время штурма города Шторков, что рядом с Берлином. Разведка ошибочно дала сведения, что в городе нет немцев, хотя их там было огромное количество. Когда дивизия вошла в город, со всех чердаков и подвалов обрушился смертоносный огонь. В считаные минуты погибли бойцы четырех эскадронов. Из пулеметного взвода в живых осталось только двое, одним из которых был
Василий Семенович.
Похоже на то, что он, действительно, если не из числа бессмертных, то однозначно из рода настоящих долгожителей. Одна из родных сестер ушла из жизни в 87 лет, две другие здравствуют и поныне, имея за плечами 85 и 78 лет. В разговоре вспоминает о родных с легкой грустинкой в глазах. Ведь живут они очень далеко: в Москве и Крыму, а хотелось бы чаще видеться. Тем не менее отдадим должное ветерану. Несмотря на почтенный возраст, он вполне мобилен. Уже несколько лет подряд неизменно встречает 9 Мая в столице России — ходит к Большому театру на встречу фронтовиков. Гвардии рядовой в этот день надевает военную форму, в которой демобилизовался, и все свои боевые награды.
К сожалению, эти встречи становятся все малочисленнее. Спустя 70 лет после окончания войны годы берут свое. Поэтому давайте же сейчас отдадим всем тем, кто еще жив, наше тепло и уважение. Это великие люди из поколения победителей, которое, отдавая на алтарь Победы свои жизни, не склонилось перед врагом.

Валерий СИДОРЧИК



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Кстати, производство рыбы не может быть дешевле производства мяса. Затраты на содержание 1 гектара пруда всегда будут больше содержания одного скотоместа. Выращивание ценных пород рыбы в условиях аквакультуры обходится еще дороже.

Новоселье в Белыничах, без преувеличения, стало праздником для всего района. Ведь 40 семей, в том числе 28 многодетных, в минувшую субботу получили ключи от своих новеньких квартир.

За последние 20 лет отопление в жилых домах Минска включили в самый ранний срок – 1 октября –в 2018 году.

Могилев – удивительный город, овеянный ореолом легенд, историй и традиций.