Наследие

№11 от 12 марта 2015 года

Магия ткачества
Магия ткачества
 Сегодня многие традиционные ремесла получили вторую жизнь. Это можно сказать и о ткачестве. С чердаков и камор домов наших дедов и прадедов возвращены и восстановлены старинные станки, во многих регионах созданы обучающие центры,  студии и кружки при Домах ремесел, методических центрах, а изделия ручного ткачества все чаще стали появляться на фестивалях, праздниках, выставках, а также в магазинах в качестве сувениров. А поскольку мировая мода на предметы и одежду, сделанную руками, возвращается, они востребованы сегодня не только  гостями страны, но и самими белорусами.
Одним из центров, где активно развивается ручное ткачество, сегодня можно назвать и Могилевскую область. Если еще лет десять назад мастеров, которые занимались этим ремеслом в регионе, можно было пересчитать в буквальном смысле по пальцам, то сейчас уже не хватит и двух рук. Толчком к развитию ткачества стало то, что при Могилевском областном методическом центре народного творчества и культурно-просветительной работы появился свой обучающий центр по ткачеству, а возглавила его неравнодушный и талантливый человек, мастер на все руки, член Белорусского союза мастеров народного творчества Елена Савченко.

Когда я впервые увидел этот процесс, узнал о способах использования разного рода ручных приспособлений, о множестве технологий и возможностях, казалось бы, простого на вид ткацкого станка, то убедился, что ткачество — это очень тяжелый труд, требующий затраты большого количества сил и времени.
Сама же Елена Савченко к ткачеству шла долгие годы. А началось все с любви к рукоделию, которое привили ей бабушки, они были искусные мастерицы.
— Все детство, насколько я себя помню, всегда возилась с какими-то тряпочками, — рассказала Елена Владимировна. — Для нас, девочек, было важным для самоутверждения посоревноваться в украшении кукол — чья лучше, тот и лидер. Вот тогда и были заложены навыки шитья, вязания и вышивания. Конечно, мои бабушки в этом сильно помогли. Ведь в те годы не было такого изобилия в магазинах, и тот, кто умел шить и вязать, даже мог подзарабатывать этим ремеслом. Моя первая серьезная работа была сделана, когда я училась в школе. Тогда были в моде большие широкие длинные шарфы и береты. Вот я себе и связала шарф и берет — ни у кого таких шикарных вещей не было, и, конечно, все девочки в классе мне завидовали.

Когда Елена Савченко, выйдя замуж за белоруса, переехала в 1989 году из родной Казани в Могилев, нужно было куда-то устраиваться: ребенок маленький на руках, да и время было непростое.
— Случайно узнала, что в городе есть фабрика художественных изделий и что там я смогу реализовать свои творческие возможности: умение вышивать, шить и вязать, — рассказала мастерица. — Когда пришла на фабрику, то первое, что попросили сделать, — это показать свои работы. И меня сразу взяли в цех вышивки. Мы вышивали блузки, различные элементы одежды. Потом занималась сувенирами из льна, сделала не одну сотню различных кукол, оберегов, панно и других изделий, которые, надеюсь, до сих пор радуют своим изяществом и красотой людей в разных странах мира.
Но однажды Елене Савченко предложили поучаствовать в областном семинаре по ткачеству. Мастера из Щучина и Гродно показали основы этого ремесла, и Елене понравилось! А вскоре появилась возможность заниматься этим ремеслом и развивать его в регионе. В Могилевский областной методический центр народного творчества и культурно-просветительной работы передали два разобранных станка. Их собрали, заменили кое-какие детали и запустили в работу. Так Елена и стала первой ткачихой в Могилеве!
По мнению Елены Савченко, каждая ручная работа уникальна — ее нельзя повторить точь-в-точь. А еще она заключает в орнаменте символику, которая формировалась нашими предками-славянами на протяжении многих столетий. Поэтому они верили, что, например, каждый вытканный рушник, пояс, скатерть имели свою магическую силу. Вышитый на них орнамент сельские жители называли «ворожбитными узорами». Это не просто символы. Это своеобразный генный код белорусов.

— Как вы видите, преобладает в орнаменте красный цвет, он у славян самый любимый и характеризуется как цвет крови, жизни, солнца, праздника, — отметила Елена Владимировна. — В основе узора — древние геометрические знаки. Мы их тоже изучаем по старым рушникам, одежде и стараемся использовать в своих изделиях. К примеру, наиболее часто встречающийся  ромб — это символ плодородия. А среди определяющих примет белорусского народного декора — симметричность его элементов.
Ткачество часто называют настоящим процессом сотворения мира. Это действительно так, ведь каждое древнее ремесло (как и сам рушник) в своих архетипах имеет образ создания целого света по божественному образцу, восстановление культурного порядка. Недаром существовало мнение, что ткачиха во время работы может видеть мертвых. Поэтому орудия ткацкого ремесла спускаются с неба, а сам станок — кросны — имеет мифологические основания в своей конструкции. Так, путешествуя по миру предков, мастерица приносит знания о будущем.
— Мы у себя в центре делаем акцент на возрождение ткачества рушников, изучаем шифр старинных узоров, которые когда-то вышивали на домотканых полотенцах, ведь они были не просто украшением, — убеждена Елена Савченко. — В них закладывали сакральный смысл. Рушники как обереги использовались нашими предками буквально во всех обрядах: от крещения до погребения. Сегодня на Могилевщине краеведы из глубинки создают настоящие коллекции рушников, изучают особенности орнамента своего региона и возрождают старинное мастерство. Также мы занимаемся ткачеством дорожек, скатертей, которые широко использовались в быту нашими предками и также имели свою символику и конкретное назначение. Такие работы всегда притягивают, их не сравнить с произведенными машинами коврами, какими бы красивыми они ни были. У них, к сожалению, нет той душевности, магии, положительной энергии, которые закладываются мастерами при ручном изготовлении.
Важно, что  мастерство ткачества сегодня активно возрождается в области. Большой интерес к этому ремеслу проявляет молодежь. Так, в Горках при детской школе искусств и художественных ремесел создана студия ткачества «Лянок», при Осиповичском Доме ремесел успешно работает образцовая студия по ткачеству  «Чароўныя ўзоры». Огромную работу по обучению молодых проводит и одна из старейших ткачих в Кировском районе, которая стояла у истоков возрождения традиций  на Могилевщине, Мария Солонович. В области уже в 11 районах есть станки, на которых работают мастерицы, возрождая местные традиции.

— Для тех, кто интересуется и собирается развивать у себя это ремесло, у нас в Центре работает школа ткачества «Чароўны куфар», где мы проводим мастер-классы по ткачеству и вышивке, приглашая народных мастеров, — рассказала Елена Владимировна. — И к нам на семинары приезжает из районов много молодежи, у которой, что особенно радует, глаза горят от желания что-то делать своими руками.
Свидетельством того, что местные мастерицы достигли определенных высот в ремесле, являются их победы на республиканских конкурсах. Так, в 2013 году на конкурсе ткачества, который проходил в формате фестиваля «Славянский базар», могилевчанки были в числе призеров. А в прошлом году  мастерица из Костюковичей Валентина Волкова заняла первое место на конкурсе ткачества республиканской выставки-ярмарки мастеров народного творчества «Весенний букет».
— Тот, кто хоть раз попробовал заниматься этим ремеслом, вряд ли бросит его, — уверена Елена Савченко.— Этот процесс как сама жизнь — настолько затягивает, будто какая-то магическая сила ведет вас дальше, открывая все новые и новые возможности для самосовершенствования и творчества.

Сергей КУЛЯГИН



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Что связывало Максима Богдановича с далеким от его родного Минска Нижним Новгородом?

Две семьи, из которых вышли классики русской и белорусской литературы, были связаны родственными узами.

Старинное ткачество малоритских мастериц востребовано и сегодня, а значит – нить ткацкого станка по-прежнему надежно связывает настоящее с традициями прошлого.

Совет Министров Союзного государства принял решение направить на капитальный ремонт, реставрацию и музеефикацию Брестской крепости 319 млн 215 тысяч российских рублей...