Культура

№10 от 05 марта 2015 года

Кино как прилавок фастфуда
Кино как прилавок фастфуда

«В Минске я последний раз был лет 13 назад, когда представлял свою картину «Антикиллер», — признался зрителям известный российский кинорежиссер, сценарист и продюсер Егор Кончаловский на своем творческом вечере, который состоялся на прошлой неделе в Доме Москвы.
Для тех, кто не знает: настоящее имя Егора Кончаловского — Георгий Андреевич Михалков. Почему он сменил фамилию на экране, хотя в паспорте она осталась прежней, объясняет так: «Когда мой отец Андрей Сергеевич собирался уезжать из Советского Союза в конце 70-х годов, этот факт совершенно не приветствовался моим дедом, известным детским поэтом и автором советского и российского гимна Сергеем Михалковым, который был человеком номенклатурным, поэтому папа стал подписывать свои американские картины Кончаловским. Я решил последовать примеру отца».
Об учебе

О своей учебе в Кембриджском университете Егор Кончаловский рассказывает следующее: «Кембридж — хороший небольшой университетский городок. В двух кинотеатрах-многозальниках там шли коммерческие фильмы, а в одном кинотеатре постоянно показывали Тарковского – один из самых рентабельных режиссеров оказался. И люди на него шли, потому что билеты на «другое» кино в английском городе стоят в 2,5 раза дешевле, чем на «Властелина колец», «Трансформеры» и прочие американские «трофеи»... Спустя несколько лет я вышел дипломированным искусствоведом, то есть практически, как вы понимаете, безработным. Вообще, во всем мире необходимо 10-15 хороших и настоящих искусствоведов в год, остальные идут в картинные галереи или продают искусство, то есть занимаются коммерческим делом. Поэтому я вернулся в Россию».
Это были лихие 90-е. «По коридорам «Мосфильма» ходили бродячие собаки, окна в осколках, батареи разбиты... — вспоминает режиссер. — При этом возле киностудии стояли несколько дорогих иномарок. Эти машины принадлежали людям, которые занимались рекламой». Кончаловский также решил зарабатывать на жизнь, снимая рекламные ролики. Это стало для него настоящей школой режиссуры. Но когда на российский рынок пришли большие транснациональные компании, реклама престала быть творчеством и превратилась в бизнес-индустрию.
Об эротике

И как раз в этот момент в жизни Егора Андреевича появился продюсер Игорь Толстунов, который предложил снять кино. Этим тандемом был создан «Затворник». «Помню, как мы снимали эротическую сцену у бассейна. Ледяная вода на актеров подействовала по-разному. Амалия Мордвинова стала синяя, как три дня назад умершая курица, а Александр Балуев — красный, словно он только что вышел из сауны. Они целовались и обнимались, а я смотрел на монитор и пытался понять: эротично это или нет, движется ли в моей душе что-то при этой сцене или же не совсем. И вот мы снимали целый час материал… Когда продюсер приехал, ему дали кассету отснятого. Он битый час смотрел на эти поцелуи с разных ракурсов, в итоге позвонил мне и спросил: «А ты уверен, что ты снимаешь именно то кино, о котором мы с тобой говорили?». Это для меня было просто катастрофой. И только потом я узнал, что Толстунов смотрел не ту кассету».
Декоративный офицер

Затем был «Антикиллер» — первый фильм, который взяли в российский прокат, и более коммерческий «Антикиллер 2: Антитеррор». Но это все — сублимация войны. Режиссер даже одевался в то время как эдакий декоративный офицер…
На вопрос, кого Егор Кончаловский считает лучшим актером современного поколения, он называет: «Евгений Миронов, может быть…». С этим артистом Кончаловский снял фильм «Побег», который оказался удивительно востребованным. В нем, кстати, сам режиссер тоже снялся — в эпизодической роли. Картина довольно скромно прошла в кинотеатрах, но зато ее показали по центральным телеканалам. После этого фильма Кончаловским заинтересовались как режиссером.
Неудачный экшн и откат

Следующий продюсер предложил Кончаловскому снять экшн. Вместе со сценаристом Юрием Перовым, они, с одной стороны, взяли за главную тему войны между криминальными элементами, а с другой — описали факт, который был в действительности. Зеки, бежавшие с Колымы, брали с собой, как правило, молодого заключенного, чтобы съесть его в пути. Таких обреченных они называли «консервы». Именно поэтому и фильм, вышедший на экраны в 2007 году, назывался«Консервы». По словам Егора Кончаловского, не самая удачная его картина, зато очень личная, потому что никто не навязывал ему этого сценария.
Далее события в жизни режиссера развивались следующим образом. В Москве появились французы, которые, как только познакомились с Кончаловским, первое, что сделали — предложили ему взятку. «Я должен был получить откат. Но сначала найти французам российских денег на фильм «Париж, я люблю тебя!», где известные режиссеры с именами снимали бы короткие новеллы о любви. Деньги я нашел, но подумал: а чего это я им должен их отдавать, если этих денег мне хватит ровно для того, чтобы снять свою кинокартину. И я снял «Москва, я люблю тебя!» — 18 киноновелл, 18 режиссеров, 50 кинозвезд очень разноплановых. Французы на меня за это обиделись, обещали подать в суд. Я сказал: «Хорошо, приезжайте в Москву — посудимся!». Но они что-то не приехали».
Жернова глобализации
«Сейчас совсем другое кино, — утверждает Егор Кончаловский. — Я не беру во внимание национальное. Большие американские блокбастеры двигаются совсем в другом направлении — бюджет 300 миллионов долларов, огромная рекламная кампания, попкорн, кола и т.д. Американский кинематограф — глобалистский. Он продает «американскую мечту» в той или иной форме. А что это такое? «Американская мечта» — это мечта, что любой человек может жить в хорошем доме с бассейном, его дети будут учиться в университете, возле подъезда будет стоять джип, и он поедет на Гавайи отдыхать. Понятно, что этого всем хочется, но это глобалистская мечта, лично я так считаю… Обратите внимание в следующий раз, когда придете покупать билеты в кино, что касса стала безумно похожа на прилавок с фастфудом. Принцип и система потребления гамбургера и кинофильма стали почти одинаковыми … И нас всех, не только Россию, Беларусь, Казахстан, но и остальной мир пытаются втянуть в процесс глобализации. То есть экономики стран строятся таким образом, что мы становимся все похожи друг на друга. Мы по всему миру смотрим одинаковые фильмы, покупаем одинаковую еду, ходим в одни и те же сетевые рестораны, одеваемся в одинаковую одежду… Вот выходишь ты на Елисейские поля — и у тебя перед глазами тот же набор раскрученных брендов, который ты видишь и в Москве, например. Мы попали в жернова глобализации и, собственно, то же самое происходит сейчас и в кинематографе. Во всем мире мы смотрим одни и те же телешоу — «Как стать миллионером?», только под разными названиями. И нас спасет, наверное, только интернет, потому что это вещь все-таки индивидуальная».
Что привело в Беларусь?

Егор Кончаловский привез в Беларусь свою картину «Возвращение в «А» (2011 г.). Как рассказал корреспонденту «7 дней» режиссер, сначала ему предложили плохой сценарий. Его пришлось переписывать. В итоге получился серьезный фильм о войне в Афганистане, сделанный без оглядки на коммерческую судьбу киноленты. Его не будут выпускать в широкой прокат в России, поскольку он рассчитан на подготовленную публику. Снимался фильм в Казахстане, на границе с Китаем. Картина создана на основе реальных событий. История Жумабека Аюбаева, кавалера трех орденов Красной Звезды, который после подрыва на мине лишился части ноги, напоминает подвиг русского героя Алексея Маресьева. Фильм стал номинантом в категории «Лучший неанглоязычный фильм» на 84-й премии «Оскар» и первым казахстанским фильм в 3D-формате.

Кстати, еще одна причина, по которой Егор Кончаловский приехал в Минск: это его участие в открытии библиотеки имени С. Михалкова в минской гимназии № 1 им. Ф.Скорины. Представительство Россотрудничества в Республике Беларусь и Российский Фонд культуры окажут поддержку библиотеке в комплектовании ее фонда изданиями произведений русской и мировой литературы. В Фонде подчеркнули, что сейчас в России и зарубежных странах — Словакии, Польше, Ирландии — сформировалось сообщество библиотек имени Михалкова. Они активно взаимодействуют между собой, обмениваясь опытом работы, организуя совместные акции и различные встречи.
А еще в планах Егора Кончаловского снять фильм о Чернобыле на сценарий белорусского драматурга, журналистки Ирины Письменной «Похожий на Стинга». Однако, как сказал режиссер, сценаристка в сентябре 2014 года умерла и он не знает, кому переданы авторские права на киноповесть. Возможно благодаря некоторым случайным встречам в Минске эти люди найдутся? 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

О ней в местных газетах вышло несколько публикаций с одним и тем же названием «Девушка, которая отказывается сниматься в кино».

В фильме «Как закалялась сталь» Владимир Конкин должен был сыграть роль Лещинского. Случай круто изменил его жизнь.

Экспромты и импровизации Сергея Маковецкого иногда приводили к казусным ситуациям.

Актер без зрителя существовать не может, поэтому, снявшись в кино или сыграв в театре, он ищет отклик у публики