Это интересно

№8 от 19 февраля 2015 года

Творец болот
Творец болот
 Задумывались ли вы когда-нибудь, почему среди всего разнообразия ландшафтов нашей зоны болотный — самый оригинальный и неповторимый? Здесь даже неприметные растения обнаруживают поразительное разнообразие красок. Красные, бурые, зеленые, желтые, рыжие — и даже фиолетовые и черные цвета! И все это благодаря крохотным и в то же время таким удивительным существам, как мхи.
И если луг, лес, поле можно создать, то верховое болото — не так-то просто. Проходят тысячелетия, пока образуется торфяник. В «стройке» участвуют и растения, и деревья, но основные труженики — сфагнумы. Листостебельные мхи-пионеры, распространенные по всему миру, но особенно — в северном полушарии.
В пучке сфагнума можно различить три зоны. Верхняя (до 5 см) — живая, зеленая со множеством оттенков:  от желтоватого до красного, когда озябнет. Обычно нарастает по 1–3 сантиметра в год. На глубине до 10 сантиметров клетки с хлорофиллом отмирают, пустеют — и стебельки светлеют. В воде они буреют, отмирают, уплотняются, полностью не разлагаясь из-за особых условий: застой влаги, нехватка кислорода, питательных веществ, отсутствие грибов и бактерий, наличие антибиотиков, кислот. Чем выше степень разложения, тем темнее нижняя часть торфяника. Вода сквозь торф, в отличие от верхнего слоя, двигается не спеша (не более метра в день). А пока очередная порция просочится в грунтовые воды, пройдут недели, месяцы. И даже если поверхность болота подсохнет — торф всегда будет влажным, как и нижний полог тропического леса или дно океана. И эта заслуга его верных, надежных телохранителей-мхов.

Попробуйте погрузить руку в сфагнум. И хотя мох не имеет ризоидов-корней — выделить из массы стебелек нелегко. Все мхи — растения дружные: растут «плечом к плечу», островками. Но сфагны — чересчур уж: занимают площади в сотни и тысячи километров. Тоненький стебелек длиной до 30 сантиметров не устоит, а вместе держатся прямо как солдаты в строю. От них во все стороны по спирали отходят веточки-пальчики: и перпендикулярно старшему собрату, и, окутывая его, свешиваются вниз, будто листья. И чем выше, тем больше кучкуются, образуя вверху пучок-головку.
Плотный или пористый, стебелек особенно мягок и упруг после дождя. При засухе сморщивается, блекнет, грубеет, крошится. Но лишь на время оказавшись в воде вновь оживает. Эти просто устроенные растения, не имея корней, всецело зависят от дождя. Воду впитывают листиками-чешуйками толщиной в одну клетку. Да и веточки не бездельничают: торчащие добывают влагу из воздуха, а свисающие подтягивают ее снизу. Запас же воды хранится в водосборных толстостенных клетках.
Сфагнум необычен не только по строению, но и окраске: такой салатной у других видов мхов не бывает. Зеленый или красно-бурый наряд он надевает, лишь когда вдоволь напьется. Высохнув же, светлеет, оттого и слывет в народе белым мхом.

Ни сухость, ни обилие влаги мхам не страшны: могут впитывать воду, превышая более чем в 8 раз свой сухой вес. Недаром их прозвали губками. У запасливого мха стебельки без волокон гнутся от тяжести воды. Вот и тянутся, поддерживая, друг друга, переплетаясь и образуя ковры. Тут остальным жильцам нечего делать: на такой дернине редко кто выстоит — воды избыток, а грунта нет да и кислот много. Здесь даже деревья не выдерживают. Лес вырождается, превращаясь в резервуар пресной воды. Корявые сосенки-старушки, ягоды да осоки в соседях с таким скрягой. Так крошка-мох, создавая уникальные сообщества организмов и царствуя на болотах, поддерживает водный баланс на планете и является регулятором климата.
Строитель болот издавна — одно из наиболее полезных растений. И сфагнум, и торф — это кладезь ценных веществ. Они лечат (лекарства, грязи, повязки), согревают (утеплители, топливо, подстилки для скота, стройматериалы), выращивают цветы (грунт, смеси, удобрение). И в роли консерваторов выступают, обладая фенолами и создавая кислую, без воздуха среду. Прекрасно сохранившиеся в толще торфа находки (даже пыльца и споры) помогают воссоздать картину изменения климата, природы планеты за последние десять тысяч лет. Эту летопись-книгу можно читать
бесконечно…
Внедрение новых технологий несколько вытеснило сфагнум (повторная заготовка его возможна лишь через 7—10 лет) из сельского хозяйства, но не из промышленности. Спирт, нафталин, парафин, деготь, смола, кокс, воск, каучук, пластмассы, краски… Годится для упаковки, идет на изготовление сорбентов, биофильтров — и даже применяется как ароматизатор виски и моюще-дезинфицирующее средство.
А чтобы творцы болот не исчезли с лица Земли, надо не только их охранять, но и изучать биологию мхов. В Канаде и Евросоюзе пытаются их культивировать, в том числе для замены торфа, запасы которого во многих странах на исходе.

Цифры и факты
• Сфагнум не так уж и мал: порой стебель его тянется до двух метров! Хотя за год он прирастает менее 1 миллиметра. Выходит, возраст такого мха... около 2000 лет!
• Вместимость водоносных клеток сфагнума поражает. Насыщенный водой мох в 15—20 (и даже 50) раз тяжелее сухого! Да и в норме он на 2/3 состоит из воды.
• Сфагны способны повышать кислотность окружающей их среды, выделяя ионы водорода. В мире встречаются болота, вода в которых кислее лимонного сока.
• Немного найдется микробов, перед которыми сфагнум был бы бессилен: стафилококки, стрептококки, грибки его боятся. Лишь проказа ему не подвластна. Сам по себе мох не подвержен никаким болезням.
• Сухой сфагнум в 2–6 раз гигроскопичнее ваты. Но главный его «козырь» — равномерность впитывания. Повязки из мха «дышат», мягки и комфортны, меняются реже. Раны заживают быстрее и запахи неприятные поглощаются.
• Болота стали разрабатываться еще в начале XVIII в. по приказу Петра I. А в 1913 г. французский инженер-электрик создал на основе торфа тепловую электростанцию, спасшую Петербург во время Гражданской войны и в блокаду.

Татьяна МОИСЕЕВА, биолог, писатель



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Народная мудрость гласит: как Новый год встретишь – так его и проведешь. Но ведь многое зависит и от того, в какой наряд вы облачитесь на праздник.

У птиц тоже есть своя «школа». Она, и это парадокс, одновременно проще и сложнее человеческих школ. В ней нет ни арифметики, ни чистописания, но от нее напрямую зависят здоровье и жизнь подрастающих птенцов.

Мир природы причудлив и многообразен. И действительно есть живые существа, которые сегодня «дамы», а завтра «кавалеры».

Самые опасные змеи планеты водятся, к счастью, не в Беларуси – в тропиках. Но и у нас эти ползающие существа встречаются. И встреча с ними – явление не из приятных.