Мир и мы

№8 от 19 февраля 2015 года

После Минска
После Минска

Журналисты уже успели окрестить Минский саммит по мирному урегулированию на востоке Украины «самой длинной ночью». Действительно, 16-часовое переговорное бдение — уникальный случай в истории дипломатии. Но главное не рекорды, а результат. Его вроде бы достигли. Договорились о прекращении огня. Насколько прочным окажется новый мир? Или это только перемирие?
Как любое историческое событие крупного масштаба, Минский саммит имеет множество граней, и смотреть на них можно под разным углом. Вот и эксперты в оценке результатов заключенного соглашения вполне предсказуемо разделились на оптимистов и скептиков. Оснований примкнуть к любому из лагерей вполне достаточно.
Положительным является уже сам факт того, что высокие договаривающиеся стороны в принципе собрались и сели за стол переговоров. Да и продолжительность встречи в 16 часов тоже, скорее, хороший знак. Ведь несмотря на разницу во взглядах, и у Путина, и у Порошенко, и у Меркель с Олландом было желание добиться компромисса. Все международные организации и великие державы одобрили результаты встречи и достигнутые договоренности. Что еще из позитива? Все-таки в 0 часов 15 февраля стрельба на Донбассе хоть и не прекратилась вовсе, но стала затихать.
И все же, это только затишье или начало настоящего мира? Учитывая опыт предыдущих вооруженных конфликтов, трудно себе представить, чтобы удалось эффективно осуществить разъединение сторон без участия миротворческого контингента. Вроде бы ОБСЕ готова взять на себя функцию мониторинга ситуации, задействовать наблюдателей и беспилотные аппараты. Но в результате дело может свестись лишь к простой констатации факта, соблюдается перемирие или нет.
Противоборствующие стороны явно не спешат отводить тяжелое вооружение. Да и было бы наивно предполагать, что начало такого отвода прекратит столкновения отдельных враждующих отрядов. Война может свестись к боям спецподразделений, в которые со временем втянутся и полноценные армейские группировки. Как этого избежать? И снова в повестке дня появляется необходимость ввода миротворческих войск.
Пожалуй, самая большая проблема во всем процессе разрешения украинского кризиса — это настрой на мир со стороны конфликтующих сторон, точнее, его отсутствие.
«Народным республикам» не очень выгодна нынешняя линия разъединения. Лидеры ДНР и ЛНР не раз заявляли, что стремятся взять под контроль всю территорию Донбасса. Во всяком случае, для них принципиально важными объектами являются Мариуполь, Славянск, Краматорск, Северодонецк, Лисичанск и Дебальцово. Во-первых, это отодвигает линию фронта от Донецка и Луганска. Во-вторых, перечисленные города важны с точки зрения экономического и транспортного обеспечения самопровозглашенных республик. И, наконец, для ДНР и ЛНР это не просто пункты на карте, они имеют символическое и идеологическое значение, а многие жители этих районов симпатизируют ополченцам.
Еще большую тревогу вызывает позиция Киева. Там военные настроения раскручены пропагандистской машиной до предела. Один за другим депутаты Верховной Рады открыто выражают несогласие с каким бы то ни было компромиссом. Да и официальные власти, тот же министр иностранных дел Павел Климкин или председатель Верховной Рады Владимир Гройсман, стали давать обратный ход, по-своему трактуя мирное соглашение в части амнистии и предоставления особого статуса «отдельным районам Донецкой и Луганской областей». Вопрос о правах и полномочиях этих самых «отдельных районов» будет принципиальным в политическом урегулировании. В Киеве, Донецке и Луганске по-разному понимают термин «децентрализация». И договориться без прямого контакта между их представителями не удастся. Налаживание такого диалога является ключевой задачей для всего мирного процесса в регионе. Отказ Киева напрямую, без посредников разговаривать с лидерами ДНР и ЛНР, мягко говоря, непонятен.
А здесь, в свою очередь, возникает новая проблема. Нарушения перемирия неизбежны. Но до сих пор США и Евросоюз в каждой вспышке насилия на Донбассе обвиняли исключительно ополченцев и Россию, пуская в ход санкции. Однако без создания эффективного механизма принуждения к миру всех вовлеченных в конфликт сторон добиться прочного мира не удастся. Судите сами: если во всем виновата Москва, а вопрос поставки американского оружия вот-вот решится, то какой тогда смысл Киеву придерживаться режима прекращения огня? В любом случае он будет представлен как «жертва агрессии».
Особая тема — позиция Вашингтона. На словах Соединенные Штаты приветствовали достигнутые соглашения. Но вот мнение известного американского эксперта по вопросам международных отношений Дональда Дженсона: «В Вашингтоне есть определенное разочарование достигнутыми в Минске переговорами. Потому что это тактическая победа президента Путина. И я согласен с этим». Согласимся с мистером Джонсоном и мы. Ведь для Белого дома сейчас главная цель не Украина (это только разменная монета), а Владимир Путин, точнее, отстранение от власти действующего российского президента. За это и идет борьба.
И все же при многочисленных «но» и «однако» Минские соглашения — это огромный прорыв. Достигнут он был именно на белорусской земле. Поэтому сейчас так много говорят о политической роли Беларуси. Попытки Запада на протяжении долгих лет изолировать нашу страну закончились тем, что Минск оказался единственной приемлемой площадкой для мирного разрешения конфликтов в Восточной Европе. Конечно, не стоит по этому поводу впадать в эйфорию. И здесь пример здравого подхода дает Президент. Он четко обозначил, что не ожидает какого-то резкого потепления отношений с Западом. Да и внешнеполитических шараханий не будет — это не в характере ни Александра Лукашенко, ни нашего народа. Беларусь остается союзником России, нас устраивает формат участия в Евразийском экономическом союзе. А США и Евросоюз — это крупные мировые игроки, с которыми мы хотим иметь нормальные и стабильные отношения.
Объективно говоря, теперь западным державам даже как-то неприлично поддерживать прежнюю риторику в отношении Минска. Введенные санкции становятся проблемой не столько Беларуси, сколько Евросоюза и Соединенных Штатов. Мяч на их стороне, и они должны решить для себя, каким образом в ближайшее время нормализовать отношения с Республикой Беларусь. Вся предыдущая стратегия Запада на белорусском направлении не только полностью провалилась, но и продемонстрировала ограниченность его политического инструментария в регионе в целом.
Как бы то ни было, весь комплекс внешнеполитических отношений в нашем регионе зависит от того, насколько успешным окажется установление мира на Украине. Ведь так бы хотелось, чтобы в год Великой Победы больше не пришлось канцлеру Германии лететь в Минск, чтобы помирить Россию и Украину… И как мы дожили до такого?

Вадим ГИГИН



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

И вот вам правда, признанная одним из трех лидеров западного мира, – именно Запад виноват в ухудшении мировой обстановки и в развязывании второй холодной войны!

Так что Меркель, будучи хозяйкой саммита, чувствовала не только тревогу и смущение перед VIP-гостями, вынужденными пробираться в своих кортежах чуть ли не через баррикады, но и наверняка не раз пожалела, что выбрала именно этот город.

Есть ли стержень в Терезе Мэй, которую журналисты с первых дней ее правления хотят «закалить»?

Есть ли стержень в Терезе Мэй, которую журналисты с первых дней ее правления хотят «закалить»?