Криминал

№6 от 05 февраля 2015 года

Аферист века
Аферист века
(Продолжение. Начало в №4)
На Западной Украине было неспокойно, и здесь легко можно было затеряться в случае раскрытия аферы. Павленко понимал, что после войны меры предосторожности нужно усилить. Он решает создать собственную службу безопасности и во главе ее поставить свояка Юрия Константинова. Несмотря на молодость, Константинов оказался очень полезным и не раз спасал свою организацию от провала. Дважды члены УВР совершали дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом. Но Константинову удалось замять дела. В Днепропетровской области один из членов УВР совершил хулиганские действия, но Константинов пришел в военную прокуратуру и забрал все документы. Он был блестящим психологом. Общаясь с первыми лицами во время застолий, он всегда намекал, что и он сам, и его часть причастна к неким сверхсекретным службам и выполняет особой важности задание. У собеседников дух замирал от этого, а лишние вопросы в то время задавать не полагалось.
К 1951 году УВР имела текущие счета в 21 отделении Госбанка СССР. Следует иметь в виду, что в то время в стране был один банк и просто так открыть счет было практически невозможно. Через все счета лжечасти было получено 38 миллионов рублей. Много это или мало? Это сравнимо с бюджетом на строительство небольшого города в ценах того времени.
Вскоре Павленко построил себе еще один дом, уже во Львове, и перевез туда свою семью из Калинина. Во Львове и Кишиневе, где находился еще один штаб УВР, Павленко обрастал связями с местными партийными руководителями. Во время праздничных демонстраций он стоял рядом с ними на трибуне в орденах и медалях.
 Все было настолько правдоподобно, что подбором сотрудников для охраны УВР занимались специалисты министерства госбезопасности. Но, несмотря на солидные связи и море заказов на строительство при послевоенной разрухе, о мерах предосторожности не забывали. Название части периодически менялось: УВР, УВСР, военстрой, а в конце 1951 года УВС-1, 2, 3. Штаб части, чтобы не привлекать лишнего внимания, находился в небольших поселках или деревнях. На одном месте долго не задерживались.
Но если во время войны в организации Павленко была жесточайшая дисциплина, то в послевоенное время полное панибратство. Излишняя доверительность к добру не привела. В сентябре 1952 года жена Людвига Рудниченко, вымогая деньги, стала угрожать разоблачением. Обстановка накалилась до предела, но Константинову удалось с ней договориться.
Через некоторое время и сам Рудниченко стал вымогать деньги. По приказу Павленко 15 октября он был арестован и 17 суток находился под арестом. Его освободили после того, как удалось договориться о сумме отступных в 25 тысяч рублей. Казалось, что все неприятности позади.
Дела шли прекрасно. Филиалы УВР действовали в Прибалтике, Молдавии и нескольких областях Украины, а также в Могилевской области Беларуси. Штаб решено было расположить в Кишиневе. Само собой разумеется, что такой размах был возможен только если есть влиятельные покровители.
Писатель Эдуард Хруцкий, который имел доступ к материалам самых засекреченных уголовных дел, вспоминал: «Как-то Константинов летел из Одессы, и у него было два огромных чемодана. А раньше в самолет садились не так как сейчас — топаешь по летному полю, такой трапик у самолета. Когда Константинов поднимался на трап, у него расстегнулся один из чемоданов и деньги полетели. Надо знать, какие это были деньги. Сторублевки в то время были очень большого размера. И все это рассыпалось по летному полю. И, конечно, местные опера это засекли».
Никто из советских граждан такого количества наличных денег не возил. Большие суммы доставлялись с вооруженной охраной в инкассаторских машинах. Но и после такого невероятного по тем временам происшествия Константинов не был не то что арестован, его даже не задержали. В этом деле все время было что-то не так.
Организацию подвели внутренние разборки. Зависть и безнаказанность сделали свое дело. Один из подчиненных Павленко, возглавлявший строительный участок под Могилевом, начал обсчитывать рабочих. Некоторые не получали зарплаты по три месяца. Реакция со стороны рабочих последовала незамедлительно — на имя маршала Советского Союза Климента Ворошилова была написана жалоба. И аппаратная машина закрутилась. Все силовые ведомства, в которые был направлен запрос об этой части, присылали один ответ — такой части
не существует.
Операция по захвату всех «военнослужащих» Павленко началась в ночь на 14 ноября 1952 года. Действия группы захвата из Москвы были настолько засекречены, что даже охрана УВР, подобранная местными чекистами, во время штурма оказывала серьезное сопротивление. Сотрудники военной прокуратуры задержали 50 лжеофицеров и 300 рядовых. При ликвидации организации было конфисковано оружие, боеприпасы, парк автомобильной и строительной техники, в огромном количестве гербовые печати, бланки и штампы. Дело Павленко настолько выходило за рамки понимания, что даже оперативники, проводившие эту операцию, не могли поверить, как такое могло быть. В спешном порядке были арестованы и привезены в киевский изолятор руководители трестов «Львов-
уголь» и «Западшахтстрой», объединения «Украинанефть», руководители из Николаева и других городов, с которыми УВР имел договоры на проведение строительных работ.
Николай Павленко был арестован позже. Его никак не могли найти. Свояк Павленко Юрий Константинов с первого же дня начал сотрудничать со следствием и рассказал о возможных местах нахождения Павленко и его любовницы Надежды Тютюнник. Его новая любовь в прошлом была продавщицей, осужденной за растрату на два года. Жизнь с Николаем Павленко была для нее сказкой, и эта сказка, усыпанная бриллиантами и всей прочей роскошью, длилась для нее с 1948 по 1952 год. Их вдвоем арестовали под Кишиневом 23 ноября 1952 года в главном штабе УВР. При обыске у Павленко были найдены новые генеральские погоны — он решил присвоить себе очередное воинское звание.
Уже в самом конце жизни Сталина стали беспокоить не его политические оппоненты, а разросшийся масштаб коррупции среди высших хозяйственных и партийных руководителей. В этом плане дело Николая Павленко могло стать первой публичной акцией по устрашению расхитителей социалистической собственности. Если бы эта акция состоялась, то даже те, кто косвенно был связан с Николаем Павленко, понесли бы суровые наказания. И как знать, не проживи еще
Сталин пару лет, как сложилась бы судьба Леонида Ильича Брежнева. Наверняка после процесса над Павленко, который коснулся бы и его лично, карьера будущего генсека пошла бы резко вниз. В момент ареста в Кишиневе Николая Павленко Брежнев был первым секретарем ЦК компартии Молдавии.
Но Леонид Ильич был везунчиком по жизни. Делом Павленко занимался его близкий друг, в то время никому не известный полковник МГБ Семен Цвигун. Именно он исполнял обязанности министра госбезопасности Молдавии.
(Продолжение следует).


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Многие нераскрытые преступления, совершенные в прошлом веке, могли бы быть успешно расследованы, если бы эксперты обладали тогда современным оборудованием, которым оснащены сейчас лаборатории Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь.

Судэксперты уверены: каждый человек, даже сам того не подозревая, оставляет после себя какие-либо следы.

МВД Беларуси просит граждан не поддаваться на провокации интернет-мошенников с требованием оплатить штраф за просмотр сайтов «для взрослых».

В Минском районе задержана преступная группа из трех человек, специализировавшаяся на разукомплектовании новых тракторов.