Криминал

№5 от 29 января 2015 года

Аферист века
Аферист века

(Продолжение. Начало в №4)
Самым ярким впечатлением от войны у маршала Советского Союза Кирилла Мерецкова были не боевые действия, а те события, за которыми он наблюдал в тылу своих войск. Особо запомнилась ему переправа через небольшую речку Стырь, на которой был один-единственный мост. На мосту образовалась большая пробка — на ней застряло несколько подвод: лошадь сломала ногу. Войска не имели возможности перебраться на другой берег, чтобы вступить в бой с противником. Выход из этой ситуации был ужасным — танки пошли по брошенным машинам, из которых, конечно, были выведены люди, и по лошадям... На всю оставшуюся жизнь маршал Мерецков запомнил кровавое месиво на мосту.
В таких условиях невесть откуда появившаяся военно-строительная часть — манна небесная, подарок судьбы для любого командира. В военной неразберихе любому командиру было не до выяснения причин, откуда появились строители. Главное — строят, и строят быстро и хорошо! На руку Николаю Павленко сработала полная неразбериха в системе дорожно-военного строительства. В то время военно-строительные части были в составе наркомата обороны, НКВД и железнодорожных войск. Эта же система сохранилась и после войны. Первые военно-строительные подразделения были созданы НКВД таким же авантюристом, правда, закончившим свой жизненный путь генерал-лейтенантом с тремя орденами Ленина, Нафталием Ароновичем Френкелем еще в 30-е годы для организации труда политзаключенных в системе ГУЛАГа. И этот опыт решено было использовать и во время войны.
В НКВД существовало управление с трудно усваиваемым, но модным в то время названием ГУШАДОР — главное управление шоссейных и автомобильных дорог. Именно оно занималось строительством дорог. В июне 1941 года ГУШАДОР было расформировано. По этой причине централизованную систему управления инженерными частями до конца войны отладить так и не удалось. Дефицит строительных частей на передовой сохранялся всю войну. Военных строителей постоянно перебрасывали вдоль линии фронта с одного места на другое. В таких условиях можно было не то что затеряться, но и пропасть совсем.
С ноября 1942 года советские войска начинают движение к западной границе, Калининский фронт переформировывается. Оставаться в тылу Павленко и его подельникам становится опасным. Риск разоблачения очень высок. Авантюрист с компанией решает двигаться вслед за фронтом. За взятку подполковнику Цыплакову, командиру 12-го района авиационного базирования, личный состав участка военно-строительных работ был зачислен на все виды довольствия. Более удачного прикрытия придумать было невозможно. Район авиационного базирования — это техническое обслуживание нескольких аэродромов. Она двигалась за наступающими частями, но на безопасном расстоянии от линии фронта.
У Павленко осталась только одна нерешенная задача — как быть со Смершем? Военной контрразведки во время войны все боялись как огня. Но смершевцам и в голову не могло прийти, что шпионской может быть целая военно-строительная часть. С НКВД Павленко было проще. Он столкнулся с этой организацией еще в молодости. В 1935 году в городе Ефремове в Тульской области Павленко попался на приписках и воровстве строительных материалов. В камере он провел 35 суток. По закону от 7 августа 1932 года, более известному, как «закон о трех колосках», за воровство ему грозил расстрел. Но ему помогли чекисты Керзон и Сахно. Павленко не только не был осужден, но и вышел на свободу. Деталей его освобождения никто не знает, но в архивах сохранились материалы, согласно которым в конце 30-х годов Павленко участвовал в оперативной разработке троцкистов Афанасьева и Волкова. Говоря проще, писал на них доносы. Удача никогда не покидала его!
К весне 1944 года на плечах Николая Павленко красовались полковничьи погоны. Уже более трехсот человек насчитывает УВР-5, она строит огромное количество дорог, мостов и военных аэродромов. Стоимость заказа на работы составляла на то время более миллиона рублей. В мае 1945-го вслед за наступающими частями УВР под командованием Павленко оказывается в немецком Штутгарте. Николай Павленко за крупную взятку получил устное разрешение в управлении тыла на сбор трофейного имущества. Но бойцы УВР, опьяненные победой, занялись мародерством. Местные жители обратились с жалобой к коменданту. Комендант немедленно вызвал Павленко. Поняв, что ситуация может выйти из-под контроля, Павленко лично расстреливает провинившихся перед строем. Свидетелем этого самосуда была и его жена Зинаида — с 1943 года после рождения дочери она неотлучно была с мужем.
 Жестокая расправа только добавила личного авторитета Николаю Павленко. Сам он занимался тем же мародерством, только называл это сбором репараций. Автомобили, трактора, большое количество крупного рогатого скота нужно было как-то вывезти из Германии. Тонкое чутье на слабости людей и здесь не подвело его. Он узнал, что комендант Штутгарта страстный филателист. И Павленко преподносит ему уникальный марочный лист «Саксония. 1859 год». Этот раритет он получил у одного старого немца, который таким образом откупился и спас свою семью от расправы. Благодарность коменданта не знала предела. Павленко был выделен целый состав из тридцати вагонов, и он смог вывезти из Германии все собранное имущество. Он настолько вошел в свою роль, что прихватил и ценности, которые были объявлены собственностью советского государства.
 В ноябре 1945 года Николай Павленко вернулся в Калинин. Он — боевой полковник, весь увешанный орденами и медалями, стал настолько влиятельным, что сам мог представлять своих подчиненных к государственным наградам. Всего члены УВР-5 получили 230 государственных наград. Был награжден и сам Павленко. Но того, что ему досталось, оказалось мало для бравого «полковника». Людвиг Рудниченко поправил эту ошибку: он «добавил» Павленко, помимо ордена Красной Звезды и медали «За оборону Москвы» и «За освобождение Варшавы», еще два ордена Отечественной войны I и II степени и орден Красного Знамени.
Весной 1946 года деятельность этого участка военно-строительных работ триумфально завершилась. За годы войны УВР заработал более трех миллионов рублей. Все увольняемые получили крупные денежные премии: рядовые и сержантский состав — от 7 до 12 тысяч рублей, офицеры — от 15 до 25 тысяч рублей. Себе Павленко оставил 90 тысяч рублей, на которые купил дом в Калинине и автомобиль.
Нужно было привыкать к мирной жизни. Павленко понимал, что война — это его личный счастливый билет. Но государственная служба не для него, он привык жить широко и вольно. И Павленко выбирает единственно возможный для себя вариант на то время — создает строительную артель. Но Главдорстрой просуществовал недолго. Едва прослышав, что артели государство скоро прикроет, Павленко вместе с родственником и помощником Константиновым изымает из кассы артели четыреста тысяч рублей и скрывается. Попытка встроиться в советский мирный ритм жизни не удалась.
Но деньги имеют свойство быстро заканчиваться. Через три года после войны, в 1948 году, Павленко вновь собирает свое «войско». Местом дислокации новой «части» был выбран Львов. Он прибыл сюда не только с похищенными деньгами, но и с новой красавицей-любовницей Надеждой
Тютюнник. С этого времени он жил на два дома.

(Продолжение следует...)



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Многие нераскрытые преступления, совершенные в прошлом веке, могли бы быть успешно расследованы, если бы эксперты обладали тогда современным оборудованием, которым оснащены сейчас лаборатории Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь.

Судэксперты уверены: каждый человек, даже сам того не подозревая, оставляет после себя какие-либо следы.

МВД Беларуси просит граждан не поддаваться на провокации интернет-мошенников с требованием оплатить штраф за просмотр сайтов «для взрослых».

В Минском районе задержана преступная группа из трех человек, специализировавшаяся на разукомплектовании новых тракторов.