Ваше право

№4 от 21 января 2015 года

Линия защиты
Линия защиты
Среди нас мало баловней судьбы. И фортуна, как нам кажется, часто от нас отворачивается. Падать всегда больно. Особенно, если тебе грозит  статья Уголовного кодекса. А когда запускается механизм судебно-следственной машины, начинаешь судорожно искать того, кто бы подстелил соломки. И такой человек есть. Это — адвокат. Сегодня один из представителей линии защиты — член Минской городской коллегии адвокатов Сергей Шалимо — гость «7 дней». Вместе с ним мы открываем новую рубрику и приглашаем читателей задавать свои вопросы.
— Сергей Николаевич, много ли среди юристов адвокатов? Кому чаще доверяют граждане: частно практикующим или предоставленным государством защитникам?

— Адвокатура — общественный институт. Нет государственных и частных адвокатов: у всех статус одинаковый. Наша цель — защита интересов общества, граждан. При этом у каждого специалиста есть выбор: получить лицензию и работать самостоятельно или идти в команду. Таким образом адвокаты делятся по закону на индивидуально практикующих, а также тех, которые «прописаны» в юридических консультациях или адвокатских бюро.
Сегодня многие из моих коллег, как и я сам, являются членами Минской городской коллегии адвокатов. Коллегия — общественная организация. Высшим ее органом является совет, во главе которого cтоит председатель. По такому принципу организована структура Республиканской коллегии.
Согласно ст.62 Конституции Республики Беларусь, гражданин имеет право на юридическую помощь для осуществления защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде и иных государственных органах, органах местного самоуправления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами.
— Как все-таки найти лучшего?
— Лучший защитник — тот, за плечами которого багаж выигранных дел. Его имя назовет сарафанное радио, те, кто пользовался его услугами, его родные и близкие. Не буду оригинальным, если скажу, что такой адвокат часто второй после Бога для обвиняемого: он сможет помочь суду верно определить степень вины, а то и вовсе доказать его невиновность.
Лично я занимаюсь уголовными делами и, в частности теми, где звучит слово «взятка». Правда, в последнее время в разряд коррупционеров стали попадать не только чиновники, но и врачи, преподаватели, благодарность за «услуги» выросли от конфет и цветов до ящиков коньяка и «зеленых» в конвертах. Это не коррупционеры. Но взятка есть взятка, будь это 10 у.е. или 5 тыс. тех самых условных единиц. И наказание за нее также имеется.
Ну а если чиновник решает вопросы за вознаграждение, забывая о выполнении своих прямых обязанностей, он тем самым подрывает устои государства. Таким людям, безусловно, не место на госслужбе…
Вместе с тем, часто дела, первоначально относящиеся к коррупционным, после их изучения, анализа и оценки квалифицируются по совсем другим, «не коррупционным», статьям.
— Сергей Николаевич, большинство из нас чаще оказывается не в роли обидчиков, а обиженных. К примеру, если гражданина побил сосед, он идет с жалобой в милицию... Или у него есть другие варианты?..
— В данном случае путь верный. Участковый дает направление в медучреждение — снять побои. Если телесные повреждения легкие, то адвокат клиента привлекает обидчика в порядке частного обвинения. Если менее тяжкие и тяжкие, уголовное дело возбуждает Следственный комитет. Кстати, правильно составить исковое заявление в суд гражданину может помочь именно адвокат…
Конфликты на работе, с недобросовестными торговыми, медицинскими и другими организациями, оказавшими ненадлежащие услуги, продавшие товар, нанесший вред здоровью, ведут людей к юристам — за защитой. Так поступают жители большинства цивилизованных стран. И это правильно. Когда нам нужно удалить или полечить зуб, мы ведь обращаемся к профессионалам…
В Беларуси, к сожалению, к услугам профессиональных защитников обращаются не всегда. Но те, кто позвал на помощь специалиста, как правило, не жалеют. К примеру, одна минчанка поехала с внучкой отдыхать, но на курорте не было инфраструктуры для отдыха детей, а турфирма не сообщила об этом. Клиентка выиграла суд, турфирма поплатилась за непрофессионализм…
— Сколько стоят услуги адвокатов? Для кого, кроме подследственных, которым выделяет защитника государство, адвокатские услуги ничего не стоят?
— Стоимость услуг адвоката зависит от сложности дела. Юридическая консультация может стоить 450 тыс. руб., а может и 1,5 млн. Ведь заключив договор, адвокат начинает работать: анализировать проблему гражданина, прорабатывать различные варианты ее решения, какими бы сложными их дела ни были...
Безусловно, за годы работы довелось быть адвокатом и в госзащите, и защищать представителей бизнеса. Кроме того, определенным категориям граждан, в том числе ветеранам и инвалидам Великой Отечественной войны, оказываем бесплатные услуги.
— В США и Европе юристы и адвокаты — одни из самых богатых людей...
— О зарубежной адвокатуре знаю не понаслышке. После окончания юридического факультета БГУ был на стажировке в Чикаго (США). Знаком с некоторыми зарубежными коллегами.  Мой друг адвокат, а услуга хорошего защитника там оценивается до 15 тыс. у.е. в час, специализируется на автодорожных преступлениях и медицинских ошибках.  Но это давно сформировавшаяся рыночная экономика, иная финансовая система координат.
Что сближает нас с иностранными коллегами, так это принципы работы, в основе которых — презумпция невиновности обвиняемых. Заключив соглашение с клиентом, мы ведем его защиту до окончания суда. И после него. В случае несогласия с решением судей, помогаем осужденным обжаловать его в вышестоящих судебных инстанциях. Если это было решение районного суда в городе — в городском, если районного сельского суда — областном судах, а иногда и в Верховном.
— Сергей Николаевич, если клиент имеет право выбора адвоката, то что делает последний, если клиент ему «не нравится»?
— Если клиент мне не очень симпатичен, я могу честно сказать, что не в восторге от его поступков. И если его это смущает, пусть найдет другого адвоката...
Правда, в реальной жизни не приходилось говорить таких слов. Защищал всех, с кем сводила судьба. В том числе и людей, скажем так, жутких. Однажды довелось просить суд смягчить наказание насильнику, который несколько лет издевался над собственной дочерью. Редкостный был негодяй, но в 90-е годы в тюрьме к таким людям отношение было неоднозначное. Обвиняемому дали 7 лет лишения свободы, в то время как ему «светило» до 8—12…
— Интересуетесь  дальнейшей судьбой осужденных, отбывающих наказание?
— Да, есть клиенты, которых мне искренне жаль и которым суд вынес, на мой взгляд, слишком суровый приговор. В их числе один бывший полковник, которого Военная коллегия признала виновным в покушении и убийстве криминального авторитета из Бобруйска. В то время как за убийство в быту дают 10 лет, он получил 21 год... Будем обжаловать приговор.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

На вопросы читателей отвечает нотариус Минского городского нотариального округа Валентина Стрех.

На вопросы читателей отвечает нотариус Минского городского нотариального округа Елена Фельдшерова.

На вопросы читателей отвечает нотариус Минского городского нотариального округа Елена Пилат.

На вопросы читателей отвечает нотариус Гомельского нотариального округа Светлана Кучинская.