Мир и мы

№3 от 15 января 2015 года

Он был против насилия. Но стал его жертвой…
Он был против насилия. Но стал его жертвой…


В Гомеле вспоминают Мишеля Рено
Журналист Мишель Рено, один из 12 погибших в результате теракта в редакции французского журнала Charlie Hebdo, был другом Гомеля. Он часто приезжал в этот город, воплотил ряд культурных и образовательных проектов. Был женат на гомельчанке, у них подрастает дочь. Известный фотограф, фотокорреспондент УП «БелТА» по Гомельской области Сергей Холодилин, знавший Мишеля Рено лично, поделился воспоминаниями о нем.
— Один из городов-побратимов нашего Гомеля — французский Клермон-Ферран, дирек­тором кабинета мэра которого был Мишель Рено. Он начал приезжать в Гомель и ему очень понравилась наша страна. Мишель интересовался белорусской культурой, традициями, мировоззрением. И много сделал для того, чтобы во Франции больше узнали о нас, а мы — о Франции.

Сергей Холодилин (крайний слева) и Мишель Рено на выставке «80 фотографий вокруг света». 2008 г.

Клермон-Ферран — родина известного французского изобретателя XVII века Блеза Паскаля, который изобрел прототип калькулятора. Сейчас таких счетных машин остались единицы, несколько из них хранятся в родном городе изобретателя. Мишель Рено организовал выставку этих исторических раритетов в Гомеле. Кроме того, он был инициатором того, чтобы гомельской гимназии № 46, в которой изучают французский язык, присвоили имя Блеза Паскаля. Наладил дружеские связи между гимназистами и учениками школы в Клермон-Ферране, которая также носит имя этого изобретателя. Французские школьники приезжали к нам, белорусские — во Францию, учились в одних классах, изучали культуру и язык друг друга. Развивалось сотрудничество между городами и в других сферах.
В 2008 году Мишель Рено представил в Гомельской картинной галерее Г.Х. Ващенко выставку своих работ «80 фотографий вокруг света». Ведь он был не только общественным деятелем, журналистом, но и заядлым путешественником. Объездил весь мир, побывал во Вьетнаме, Индии, Индонезии, на острове Ява… И всегда много фотографировал. Мне понравилось то, что для своей фотовыставки он подобрал очень жизнеутверждающие снимки. Мишель вообще был человеком позитивным, добрым, выступал за то, чтобы в мире не было бед, войн, отвергал всякое насилие, старался сделать все возможное для налаживания взаимопонимания между народами. Большая несправедливость, что человек с такой жизненной позицией погиб от рук террористов.


Учащиеся гомельской гимназии № 46 им. Блеза Паскаля
на выставке памяти Мишеля Рено. 12.01.2015 г.

— Как в Гомеле почтили его память?
— Двенадцатого января в Гомельской картинной галерее Г.Х. Ващенко открылась выставка памяти Мишеля Рено, которая продлится 40 дней. На ней представлены десять его фоторабот, подаренных галерее в 2008 году, а также фотографии, сделанные во время визитов Мишеля в Гомель. Одними из первых посетителей этой выставки стали учащиеся 46-й гимназии. В самой гимназии прошла линейка, на которой почтили память Мишеля Рено. Многие старше­классники знали его лично, во время их приезда во Францию он с ними встречался, опекал и всячески помогал. Конечно,  гомельчане, знавшие Мишеля и его супругу Галину, послали ей на электронный адрес свои соболезнования. Я тоже это сделал, поскольку очень уважал этого человека.
— Вы давно знакомы с Мишелем Рено?
— В апреле 2006 года в Гомеле проходила фотовыставка, посвященная 20-летию аварии на Чернобыльской АЭС. На ее открытии присутствовал Мишель Рено и депутат французского парламента Филипп Буале. Мы познакомились, и они выразили желание посмотреть мои работы на чернобыльскую тематику. Поехали в офис, я показал им фотоснимки разных лет — последствия чернобыльской катастрофы для Беларуси снимал с первого дня аварии. И Мишель захотел, чтобы эти фотоснимки увидели в его городе и вообще в стране.
Через год, в апреле 2007-го, в Клермон-Ферране была открыта моя выставка «Кому нужен чернобыльский хлеб…». Она проходила в галерее «Пьер Ля Порт» на протяжении трех недель. Приятно удивила организация — все было детально подготовлено и продумано. Мишель Рено выступал на ее открытии, говорил о трагедии Чернобыля, ее последствиях и осмыслении. Многие посетители выставки потом подходили ко мне, задавали вопросы.
Спустя несколько лет Мишель связался со мной и предложил провести еще одно мероприятие. Решили, что надо представить белорусское наследие — национальные костюмы, рушники, традиции. Выставку так и назвали «Хранители белорусского наследия». Она прошла в центре туризма Клермон-Феррана в 2012 году. Прощаясь, Мишель Рено попросил меня подумать над темой для третьей выставки. Но теперь, без него, этому проекту вряд ли суждено сбыться...
— Каким остался Мишель Рено в вашей памяти?
— Очень светлый человек. Умный. С отличным чувством юмора. Во всем, как писал классик, стремившийся дойти до самой сути. Очень ответственный. Когда я приезжал во Францию, он встречал меня на вокзале и помогал абсолютно во всем. Уверен, что для кого-то, кто знал его ближе, чем я, он был настоящим другом. И, конечно, Мишель был замечательным мужем и отцом. Его дочка Василиса — типичная белоруска, красивая светловолосая девочка с голубыми глазами.
Когда я узнал о его гибели в результате теракта, не мог поверить. Думал, от Клермон-Феррана до Парижа 550 километров, что он мог делать на планерке в редакции Charlie Hebdo, ведь он не состоит в их штате? Оказывается, Мишель приехал, чтобы вернуть карикатуристу Жану Кабю рисунки, а потом его пригласили принять участие в совещании. С ним считались, хотели услышать его авторитетное мнение по материалам номера. И он остался... Конечно, это большая потеря не только для его семьи, но и для Гомеля, которому он был хорошим другом...



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

И вот вам правда, признанная одним из трех лидеров западного мира, – именно Запад виноват в ухудшении мировой обстановки и в развязывании второй холодной войны!

Так что Меркель, будучи хозяйкой саммита, чувствовала не только тревогу и смущение перед VIP-гостями, вынужденными пробираться в своих кортежах чуть ли не через баррикады, но и наверняка не раз пожалела, что выбрала именно этот город.

Есть ли стержень в Терезе Мэй, которую журналисты с первых дней ее правления хотят «закалить»?

Есть ли стержень в Терезе Мэй, которую журналисты с первых дней ее правления хотят «закалить»?