Имена

№2 от 08 января 2015 года

Великие двоечники
Великие двоечники

Многие из читателей эту статью назовут в высшей степени антипедагогической. Тем не менее факты говорят сами за себя — иногда за то, что был двоечником, не то что не стыдно, а даже гордость берет. Доказательство — девять гениев-двоечников.

Константин Циолковский

Основной причиной, по которой отец космонавтики попал в наш список, является его тугоухость — последствие скарлатины. Мальчик, воспринимавший только обрывки фраз учителя, был обречен на неуспеваемость. Однако при этом Костя был совсем не прочь похулиганить абсолютно на равных с остальными учащимися. Во втором классе 13-летний гимназист остался на второй год. Из третьего был исключен за неуспеваемость. Он больше нигде не учился, однако система образования не смогла отделаться от Циолковского так легко: через шесть лет он успешно сдал экзамены на звание учителя и получил официальное направление от министерства просвещения.

Уинстон Черчилль

Открывает нашу галерею случай классический и известный. Шалопай Уинстон, старший сын аристократических родителей, испытывал неприязнь к процессу обучения с самого юного возраста. Домашнее образование с гувернанткой закончилось тем, что в схожих обстоятельствах делали сотни угнетенных страдальцев: ушел в бега. В девять лет образование окончательно настигло нашего героя: он был определен в частную школу Святого Георга в Аскоте. Двоечников в Аскоте били регулярно и от души, а Уинстон стабильно находился по успеваемости в хвосте класса. В тринадцать лет страдальца отдали в частную среднюю школу Хэрроу. К этому времени он уже кое-как научился имитировать процесс сдачи экзаменов, так что двойки сменились тройками. Однако Черчилля по-прежнему считали одним из самых слабых учеников: его вместе с остальными «тупицами» в классе даже отстранили от изучения латыни и древнегреческого, назначив вместо этого дополнительные занятия по родному языку. Учитывая, что двоечник Уинстон впоследствии получил Нобелевку по литературе, они, кажется, пошли на пользу.

Иосиф Бродский

Вот уж кто был двоечником и, можно сказать, матерым, так это Иосиф Александрович. «По своему характеру — упрямый, настойчивый, ленивый. Грубый. Мешает проведению уроков, шалит. Домашние задания письменные выполняет очень плохо, а то и совсем не выполняет. Тетради имеет неряшливые, грязные, с надписями и рисунками», — писал классный руководитель Иосифа при переводе его в пятый класс. И это было только начало. В седьмом классе (1954) Иосиф получил четыре годовые двойки — по физике, химии, математике и английскому. Он остался на второй год, а в ноябре 1955-го и вовсе бросил школу. Формально Иосиф поступил учеником фрезеровщика на завод «Арсенал». На практике — начал бурную, восхитительную жизнь тунеядца и антисоветчика, которая сделала его циником, космополитом и великим поэтом. Кстати, нобелевским лауреатом по литературе.

Антон Чехов

Да, интеллигентнейший из русских писателей тоже начинал, откровенно говоря, не ахти. Чехов-старший держал в Таганроге мелкую лавчонку колониальных товаров. Большую часть своего детства Антоша обязан был проводить за конторкой и следить, чтобы продавцы чего-нибудь не украли. Подразумевалось, что в это время юный гимназист будет делать уроки. Однако в жутком холоде, от которого коченели пальцы, среди селедки и матерных шуточек завсегдатаев ему об уроках, конечно, не думалось. Его даже дважды оставляли на второй год: в третьем классе из-за двоек по географии и арифметике, а в пятом — из-за греческого языка. По русской словесности, что самое удивительное, будущий писатель чаще всего получал снисходительный трояк. И только в старших классах страдальцу повезло: отец окончательно разорился и семья переехала в Москву, где Чехов поступил в медицинский институт, стал писать рассказы и начал новую жизнь.

Андрей Тарковский

Андрею не повезло со школьными годами: он пошел в первый класс московской школы № 554 в 1939 году. Не успел Тарковский втянуться, как началась война, эвакуация к родственникам в захолустный Юрьевец, голод и прочие ужасы. В старших классах Тарковский вместе с элитой школьных двоечников стал стилягой. В целом, если посмотреть аттестат героя, «родительской культуры» хватало только на четверку по литературе. По истории, а также по большинству точных наук Андрей натянул на трояк, а по химии и черчению в документе красуются двойки. В 1951 году будущий режиссер исключительно по инерции поступил в Московский институт востоковедения (видимо, пользуясь пониженным интересом к востоковедению у сверстников), однако уже через год бросил это безнадежное дело и занялся обогащением своего жизненного опыта, который всегда считал основным университетом.

Лев Толстой

Автобиографическое «Отрочество» (в котором, между прочим, есть глава под названием «Единица») дает довольно полное представление об успехах юного графа на поприще образования. Он был слишком горд, чтобы воспринимать недалеких приживалов-учителей всерьез, а потому учился без малейшего старания. На первом курсе университета Льва Николаевича оставили на второй год из-за неудовлетворительных оценок по российской истории и немецкому. На втором курсе он стал известен всему городу как блестящий исполнитель водевильных постановок и живых картин в институте благородных девиц Е. Д. Загоскиной, что, впрочем, только усугубило проблемы в университете. В итоге Толстому так и не удалось получить хоть какой-то формальный диплом, но в тот период жизни он наделал долгов, с которыми смог расплатиться лишь в зрелом
возрасте.

Владимир Маяковский

Советское литературоведение, чтобы не смущать пионерию, замалчивало неуспеваемость Владимира Владимировича или списывало ее на революционный пыл… Пыл действительно был. Однако и двойки тоже остаются фактом. Впрочем, они начались не сразу. Как известно из автобиографии «Я сам», первые три класса Володя провел «весь в пятерках». Он был любознательным и бойким мальчиком, его любили родители и учителя — в общем, причин для асоциального поведения абсолютно никаких не было. А потом наступил 1905 год. Одиннадцатилетний Володя благодаря своей бойкости и старшим сестрам попал в революционный кружок старшеклассников, и учеба немедленно пошла прахом. В пятом классе Володя окончательно ушел из школы. На всю жизнь он сохранит неподдельное презрение к «сокровищам человеческой культуры», что, впрочем, придавало своеобразную подростковую категоричность и свежесть российскому футуризму.
 

Ричард Брэнсон

Этот список будет неполным без какого-нибудь финансового гения. Мультимиллионер Ричард Брэнсон, основатель корпорации Virgin Group и частного космического туризма, проходит как раз по этой части. На уроках будущий финансовый магнат не мог связать двух слов  и отчаянно краснел всякий раз, как его вызывали к доске. Впоследствии Брэнсон установил, что все детство страдал дислексией — неврологически обусловленной неспособностью распознавать письменную речь, которую с возрастом преодолел. В детстве Ричарда про такую болезнь никто и слыхом не слыхивал, поэтому будущего почетного рыцаря Великобритании попросту считали дурачком.

Оноре де Бальзак

Согласно биографам и собственным воспоминаниям писателя, главной проблемой в детстве маленького Оноре была нелюбовь матери. Из уютного деревенского домика кормилицы мальчик сразу же перекочевал в Вандомский колледж-интернат. Это была помесь тюрьмы и монастыря, откуда воспитанников не забирали даже на каникулы. Обиженный на весь мир Оноре решил, что хуже уже не будет, и с головой погрузился в свой внутренний мир, начисто игнорируя внешние раздражители. Раздражители, естественно, раздражались все больше и регулярно отправляли «лентяя и тупицу» в «альков», попросту — в холодный чулан под лестницей, где воспитанникам надлежало отбывать наказание. Семь лет, в течение которых Бальзак перебивался с двоек на тройки, запоем читал в чулане. Впоследствии он посетил еще два учебных заведения, нигде не выделяясь особенными успехами. В какой-то момент отец махнул на сына рукой и предоставил ему самостоятельно устраивать свою судьбу, что оказалось на редкость прозорливым шагом.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

О таких говорят: человек поступка. Народный артист СССР и Беларуси Николай Еременко ничего не брал от жизни готовым. Каких усилий стоило ему строительство дороги своей судьбы, доподлинно известно лишь его измотанному нескончаемыми битвами сердцу...

«Белорусский соловей» — так называют Змитрока Бядулю, чье творчество навсегда вошло в сокровищницу национальной литературы.

Времена бывают прозаические и поэтические. В любом случае мы их не выбираем, но они выбирают нас. Народного писателя Кондрата Крапиву литературоведы часто называют белорусским Мольером. Хотя между французским комедиографом Жаном-Батистом Покленом и Кондратом Кодратьевичем Атраховичем лежит череда эпох в драматургии. О самых значимых днях жизненного пути белорусского классика нам рассказала его внучка, заведующая кафедрой моделирования костюма Института современных знаний им. А.М. Широкова кандидат искусствоведения Елена Атрахович.

Киноискусство, театр, музыка и литература не имеют национальностей и границ. Считаю, что мне в жизни необычайно повезло: моим современником являлся Владимир Георгиевич Мулявин.