Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Здоровье
>>>
Награды
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Рубежи

№1 от 02 января 2015 года

Витебские ворота
Витебские ворота

На протяжении восьми месяцев, с весны по осень 1942 года, на германо-советском фронте в результате наступательных действий Красной армии был образован 40-километровый коридор. В историографии Великой Отечественной войны за ним закрепилось название — «Витебские (или «Суражские») ворота», которым было суждено сыграть важную роль в развитии партизанского движения на территории Беларуси.
Ровно 73 года назад, в январе 1942-го, предварительно разгромив фашистов в непосредственной близости от Москвы, Красная армия начала развивать контрнаступление по всему фронту. Действовавшим на северо-западном направлении подразделениям 3-й и 4-й ударных армий Калининского фронта Ставкой Верховного главнокомандующего был отдан приказ вклиниться во вражеские порядки в районе Великих Лук и проследовать далее на Витебск и Оршу, чтобы обойти таким образом Смоленск с запада и затем овладеть им. Задача эта была не из простых: несмотря на то что фашисты были сломлены поражением под Москвой, их войска оказались еще достаточно сильными для сопротивления.

«И все-таки 4-я ударная армия упорно двигалась вперед, преследуя и уничтожая остатки разбитых частей противника, ломая сопротивление арьергардов отходящих частей и передовых отрядов. За восемь дней боев с 22 по 30 января армия продвинулась с боями на 100–115 км и вышла в район Велижа. За это время мы разгромили значительные силы противника, уничтожили несколько тысяч гитлеровцев и захватили много трофеев», — отмечал позднее в своих мемуарах «На западном направлении» командующий 4-й ударной армией маршал Советского Союза Андрей Еременко.
Практически одновременно с 4-й армией успешно осуществили свой боевой марш и подразделения 3-й ударной армии. В частности, ее 54-й стрелковой дивизии при поддержке партизан удалось освободить от оккупантов еще один районный центр Смоленской (сейчас — Псковской) области — Усвяты, расположенный севернее Велижа.
Подразделения же 4-й ударной армии после освобождения Велижа вступили на территорию Беларуси, и их ударные силы — 249-я стрелковая дивизия и 51-я стрелковая бригада — устремились к Витебску. Противник к тому времени сумел подтянуть в этот район свежие силы, и попытка освободить Витебск в начале февраля 1942-го советским войскам не удалась. Они вынуждены были отступить за Сураж.
Тем не менее результат этого наступления был очевиден: 3-я и 4-я ударные армии на 40-километровом участке фронта прорвали оборону противника, образовав между Велижем на юге и Усвятами на севере те самые «Витебские (Суражские) ворота».
— Факт создания «Витебских ворот» противник поначалу проигнорировал. Так получилось, что они образовались как раз на стыке зон ответственности групп армий «Север» и «Центр» в лесистой и болотистой местности и, по-видимому, никто из их командования не решился в лютые морозы брать эту территорию под свой контроль, — отмечает главный хранитель фондов Витебского областного музея имени Героя Советского Союза М.Ф. Шмырева Денис Яковлев. — Захватчиков, скорее всего, устраивало такое положение дел, так как после неуспешного наступления 249-й стрелковой дивизии и 51-й стрелковой бригады советские войска больше не пытались здесь их атаковать и фронт не двигался, стоял на месте.
Правда, как отмечает наш собеседник, этой ситуацией сполна воспользовались партизаны. Еще во время наступательных боев на Витебск и Сураж с подразделениями Красной армии активно сотрудничали действующие на северо-востоке Витебщины парти­занские отряды Я. Захарова, М. Бирюлина, М. Дьячкова, М. Шмырева, С. Воронова, В. Стрелкова. Они выделяли для во­инских подразделений проводников, вели разведку, вместе с красноар­мейцами штурмовали вражеские гарнизоны.
Надежно обосновавшись в 40-километровом коридоре фронтовой зоны, народные мстители принялись расширять ее в западном направлении. В результате активных боевых действий в конце зимы—начале весны 1942 года партизаны осво­бодили от оккупантов девять сельсоветов Суражского и семь сельсоветов Меховского районов, отдельные территории Витебского и Городокского районов. В итоге на Суражчине была создана первая в Витебской области партизанская зона площадью свыше 1 600 квадратных километров.

С образованием партизанской зоны, в которой была восстановлена Советская власть, народные мстители получили надежное материальное подкрепление. Как вспоминал М. Шмырев, в деревне Пудоть Суражского района сразу же после ее освобождения была восстановлена местная картонная фабрика, которую накануне войны как раз и возглавлял прославленный партизанский командир: «В ее слесарном цехе разместилась оружейная мастерская. Она изготавливала ротные и батальонные минометы и мины. Уже первая партия минометов в количестве 12 штук показала их хорошие боевые качества. Столярный цех готовил телеги, сани. Кузнечный цех работал по ремонту телег, машин для колхозов, ковке лошадей. Лесопильный цех проводил распиловку досок. Мукомольный перерабатывал зерно на муку и крупу. Ежедневно 4–8 автомашин муки и крупы отправлялось частям советской армии. Работали пекарня, маслозавод, которые удовлетворяли нужды партизан и частично населения. Работали также кожевенная, сапожная и швейная мастерские. Продукция в основном шла на нужды партизан. Часть ее передавалась советской армии. Мастерская по изготовлению лыж выполняла только заказы для армии. В деревне Заполье работала больница, в которой помогали  партизанам и местному населению. Еще в мае была налажена телефонная связь. При помощи телефонистов советской армии из кабеля, собранного партизанами, была проложена телефонная линия, связавшая все отряды и штаб… На территории зоны демонстрировался фильм «Разгром немцев под Москвой»…»
Естественно, со временем фашисты обратили внимание на находящуюся у них под носом партизанскую республику и начали предпринимать, причем регулярно, меры по ее ликвидации. Для организованного же отпора врагу на базе действовавших в партизанской зоне отрядов была создана 1-я Белорусская партизанская бригада, возглавил которую М. Шмырев. По его признанию, «основной нашей задачей было — держать «ворота» и партизанскую зону, одновременно нанося врагу удары везде, где это было возможно». И со своей задачей народные мстители справлялись успешно.
Надо отметить, что из Суражской партизанской зоны подразделениям Красной армии поставлялись не только продовольствие и необходимый инвентарь. По предложению батьки Миная, как с любовью величали партизаны М. Шмырева, в сельсоветах, где была восстановлена Советская власть, проводилась мобилизация в ряды действующей армии мужчин военнообязанного возраста. Этот процесс, как вспоминает в своей книге «Партизанская республика» Петр Калинин, в годы Великой Отечественной войны работавший секретарем ЦК КП(б)Б и начальником Белорусского штаба партизанского движения, «население с большим подъемом встретило решение о проведении мобилизации. Военнообязанные буквально осаждали сельсоветы и партизанских комендантов просьбами быстрее направить их в войска…». Всего же за лето 1942 года на временно оккупированной территории Беларуси, не только из Суражской партизанской зоны, а и других контролируемых народными мстителями регионов, было призвано в ряды Красной армии свыше 25 тысяч человек. Все они прежде прошли через «Витебские ворота».
За линию фронта сквозь «Витебские ворота» выходили не только новобранцы, но и мирные жители. О том, что за Витебском, в районе Суража, существует коридор, по которому можно попасть на Большую землю, знали многие на занятой врагом территории и использовали эту возможность. Официально считается, что через «Витебские ворота» в советский тыл из оккупированной Беларуси было эвакуировано около 200 тыс. мирных жителей. Переправлялись они по-разному, но в основном организованными группами.

Действовали «Витебские ворота» и в обратном направлении. После того как Ставкой и командованием Красной армии были осознаны уникальные свойства этой бреши в фронте немецких войск, через «Витебские ворота» в тыл врага стали централизованно направлять диверсионные и так называемые организаторские группы (в составе которых находились партийные и комсомольские работники, инструкторы-подрывники, медицинский персонал, работники типографий) — всего более 170 групп и около 3 тыс. человек.
Прибывали и сформированные партизанские отряды. Так, на помощь белорусскому народу в борьбе с ненавистным врагом из советского тыла был прислан конный отряд героя Гражданской войны партизана-дальневосточника А. Флегонтова.  Позже отряд вырос в бригаду «За Родину» и осуществлял свою деятельность на территории Минщины, в Червенском районе, а позже передислоцировался в Малоритский и Дивинский районы Брестской области и пограничный с ними Ратновской район Волынской области Украины. Также через «Витебские ворота» в Беларусь попал сформированный в Новосибирске молодежный партизанский отряд «Сибиряк», а комсомольцы Омска отправили в Витебские леса отряд имени Сергея Лазо. Там же нашел место своей дислокации и отряд имени Николая Гастелло, организованный в Москве. Летом 1942 года на Витебщину прибыли отряды «Бесстрашный», «Мститель», «Гроза», «Быстрый» и другие, которые специально создавались для засылки в тыл.
Через «Витебские ворота» приходила подмога и народным мстителям, сражавшимся с врагом на территории Литвы и Латвии, – сформированные из уроженцев этих республик национальные партизанские отряды. Через них же с последним партийным поручением пришла в Витебск отважная белорусская подпольщица Вера Хоружая…
— Как утверждает, ссылаясь на воспоминания отца, дочь легендарного батьки Миная Дина Шмырева, факт существования «Витебских ворот» особо заинтересовал И. Сталина, — рассказывает Денис Яковлев. — Летом 1942 года он принимал в Кремле руководителей партизанского движения, среди которых был и М. Шмырев. Есть даже картина советского художника Ф. Модорова «Партизаны на приеме у И.В. Сталина». В разговоре с вождем особо активничал небезызвестный С. Ковпак, М. Шмырева же не спрашивали, и он молчал. Заметив это, присутствующий на той встрече П. Пономаренко сказал: «Иосиф Виссарионович, у нас здесь представитель Витебщины, надо бы и с ним поговорить». Миная Филипповича пригласили к Сталину на следующий день. Главнокомандующий за руку поздоровался и попросил поведать ему о положении партизанских дел. Батька Минай и рассказал, что добирался в Москву через коридор во фронте, то есть через «Витебские ворота». Сталин потребовал карту, а после того, как М. Шмырев показал ему месторасположение «ворот» и рассказал, что в районе Суража народные мстители образовали партизанский край, свободный от фашистов, где работают сельсоветы и колхозы, снабжающие Красную армию продовольствием, особо проникся этим фактом и приказал П. Пономаренко оказывать партизанам всяческое содействие…
…Однако к осени 1942 года оккупанты собрались-таки с силами и обрушили всю мощь своей военной машины на Суражскую партизанскую зону. В ночь на
25 сентября 1942 года наступлением по трем направлениям — из Витебска, Суража и из расположенного в деревне Краслевичи Суражского района гарнизона они начали крупномасштабную операцию по ликвидации «Витебских ворот». Партизанам пришлось с боями отступать. В итоге 28 сентября каратели соединились, и «Витебские ворота» были закрыты.
…В 1977 году в деревне Заполье Витебского района по проекту белорусского скульптора Виктора Ягодницкого был воздвигнут мемориал «Витебские ворота». О тех, кто создавал «ворота» и кто на протяжении восьми месяцев удерживал их, ведя ожесточенные бои с врагом, подробно рассказывает экспозиция Витебского областного музея имени Героя Советского Союза М.Ф. Шмырева.

Как это было

…С образованием «Суражских ворот» Центральный Комитет Компартии Белоруссии, партизанский штаб при Военном совете Калининского фронта, Северо-Западная оперативная группа ЦК Компартии республики получили возможность без особых трудностей направлять в тыл немецко-фашистских войск организаторские партизанские и диверсионные группы, которые мы продолжали формировать из коммунистов, комсомольцев и беспартийных белорусов, отозванных по нашей просьбе из тыловых частей Красной армии. Прежде чем переправиться за линию фронта, командиры и бойцы организаторских и диверсионных групп проходили непродолжительный курс обучения в партизанской школе. Затем с ними беседовали секретари ЦК Компартии или руководители партизанских штабов при Военных советах фронтов. Каждой группе заранее определялся район действий на оккупированной территории, выдавались оружие, боеприпасы, взрывчатка, а по возможности и рации.
Раньше переход линии фронта был связан с большим риском. Теперь же опасность во много раз уменьшилась. Организаторские и диверсионные группы быстро осваивались в тылу врага и полностью оправдали свое назначение…
Из воспоминаний Петра Калинина, в годы Великой Отечественной войны работавшего секретарем ЦК КП(б)Б и начальником Белорусского штаба партизанского движения.

Сергей ГОЛОВКО



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Недавний величественно и масштабно нами отмеченный 70-летний юбилей победы советского народа в Великой Отечественной войне послужил дополнительным поводом для проведения многочисленных акций, посвященных героям, павшим в горниле самой кровопролитной в истории человечества войны. В их числе был и пресс-тур белорусских и российских журналистов на тему «Битва за Москву — подвиг всей страны», организованный Постоянным Комитетом Союзного государства Беларуси и России.

Партизанские зоны в годы Великой Отечественной войны в Беларуси вовсе не были редким явлением. Самой крупной из них по количественному составу воевавших там народных мстителей и взятого ими под защиту гражданского населения была Кличевская партизанская зона...

Концентрационный лагерь «Озаричи», располагавшийся в марте 1944-го вблизи одноименного городского поселка Калинковичского района Гомельской области, просуществовал всего лишь десять дней. И тем не менее в истории Великой Отечественной войны он известен как страшное место, где люди содержались в жутких условиях и где погибли около двадцати тысяч детей, женщин и стариков.

На юго-востоке Минской области, недалеко от деревни Старосек, что на Любанщине, среди лесной чащи расположен уникальный природный уголок. Издавна местные жители называют его остров Зыслов. И именно этому, когда-то окруженному со всех сторон непроходимыми болотами кусочку суши, было суждено оставить примечательный след в истории партизанского движения в Беларуси периода Великой Отечественной войны.