Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Конкурс
>>>
Давайте разберемся!
>>>
Малая родина
>>>



Творить добро

№49 от 04 декабря 2014 года

Дарить веру людям
Дарить веру людям
 Историю предпринимателя из Орши Алексея Талая знают почти все горожане, а также многие жители Беларуси и даже дальних стран. В 16 лет он потерял руки и ноги. Прямо накануне Дня Победы. Парень приехал поздравить своего дедушку с этим великим праздником. И недалеко от леса, где в годы войны партизанил его дед, увидел, как местные мальчишки жгут костер. Едва юноша разогнал бездельников, прогремел взрыв. Покоившаяся здесь годами мина взорвалась, и этот отголосок войны в корне изменил всю дальнейшую судьбу Алексея. Почти две недели он провел в реанимации на волоске от смерти. А потом приехал известный профессор Николай Абрамов из Минского военного госпиталя, спасший жизни многим воинам-афганцам, медик с золотыми руками. Он взял на себя ответственность за жизнь Алексея, увез  в госпиталь и фактически вытащил с того света.
Но борьба за жизнь, именно жизнь, а не существование, продолжилась и после спасения. Личное мужество не по годам ответственного парня, а также преданность его семьи и поддержка еще очень многих людей помогли Алексею стать тем, кем он сейчас является, — успешным предпринимателем, общественным деятелем и меценатом, заботливым семьянином, отцом троих детей.

— Представьте: мне 16 лет, полный надежд, учусь в железнодорожном техникуме, начал встречаться с девушкой. И тут все оборвалось, — начал свой рассказ Алексей. — Если в больнице были постоянные операции, борьба за жизнь, то, очутившись дома через 3 месяца, я был в оцепенении. И когда остался наедине с собой (родители ушли на работу, младший брат — в школу), я начал думать. Сидел, обложенный книжками, — меня ими окружили, чтобы хоть что-то делал. Я ведь ничего сам не мог: ни одеваться, ни чистить зубы. Представляете? Но самым страшным было подвести семью. Ведь мама и папа родили меня здоровым, столько сил и надежд в меня вложили, дали образование, воспитание. Хотя видел в глазах дорогих людей, что они готовы пройти со мной этот путь до конца, что я нужен им любым. И тогда решил: ни за что не сдамся. Месяц за месяцем я старался стать более независимым, пытался сам, например, забраться в ванную, чистить зубы и прочее. Из таких вот деталей строился мой опыт выживания в этом мире. Примерно через полгода меня пригласили на реабилитацию в Германию, попробовать сделать протезы.
— Но протезы вы так и не сделали?
— Не совсем, их изготовили. Но мои ноги были слишком коротки для них, поэтому был велик риск, что я упаду. Одно неловкое движение, и можно голову разбить — это очень опасно. Упав несколько раз, я решил отказаться от протезов и не экспериментировать. Буду жить с тем, что есть, и благодарить Бога за то, что вообще жив, и в семье все нормализовалось.
— Вы много говорите о семье. А как сложились ваши отношения с ровесниками, друзьями после случившегося?
— Когда у меня появилась электрическая коляска, я мог себе позволить выезжать дальше в город. Но сначала нужно было преодолеть стеснение. С самого начала помогали мои друзья. Они выходили на улицу вместе со мной, когда темнело, обступали стеной, так, чтобы скрыть от недобрых глаз и злых языков. А потом вывозили в парк, где мы болтали, шутили, забывая о проблемах. Сейчас мне 31 год, и у меня есть проверенные временем товарищи, которым я очень благодарен.
Также одними из первых, кто помог мне прийти в себя, стали бывшие воины-афганцы. Приходят как-то такие красивые, в костюмах, бизнесмены, а потом один из них — Николай Капарихо — снимает протезы рук, ног. И сидит возле меня такой же человек, как и я. Говорит: «Алексей! Ты давай выкарабкивайся, все будет хорошо. А мы тебе покажем, чем занимаемся, как обустроили свою жизнь после той войны и как прошли войну непонимания на гражданке». Эти люди тоже моя семья, я им безмерно благодарен.
— Как к вам относятся в повседневной жизни незнакомые люди?
— Знаете, нормальная реакция у людей. Потому что я всегда улыбаюсь. Просто заметил: если не улыбаешься, люди начинают жалеть тебя, у них самих настроение становится хуже. Но в плане бизнеса было непонимание. Когда я путешествовал по кабинетам, согласовывал бумаги, меня спрашивали: «Зачем вы сюда пришли? Неужели мама не могла занести?» На что я отвечал: «А почему она должна это делать, если это я бизнесмен?»
— Почему вы решили заняться бизнесом, как хватило на это смелости? С чего начинали?
— Где-то после 20 лет я начал всерьез задумываться, как буду зарабатывать на жизнь. Пенсия по инвалидности была мизерной, а я тогда повстречался с девушкой, влюбился. Мы поженились, ждали ребенка. Это и стало главным стимулом. Не просить же денег у наших родителей. За что только ни брался, было время проб и ошибок: маршрутное такси, секонд-хэнд. Перепробовал многое, но год за годом набирался опыта. Сейчас я достаточно успешный предприниматель, работаю в сфере строительства и недвижимости, сам обеспечиваю свою семью и периодически имею возможность помогать другим.
— Кому именно вы помогаете и как?

 

— Лет шесть назад я начал помогать Оршанскому детскому дому: подарками, инвентарем. Потом инвалидам-колясочникам — подарил нескольким кресла на электроприводе. Просто я сам прекрасно помню, как сильно такая коляска изменила мой образ жизни. Я стал свободным, не зависел ни от кого. Это непередаваемые ощущения: вспоминаю — и снова мурашки бегут по телу. Одну из этих колясок я подарил девушке Яне, ей было тогда лет 16. Во время Дня города подъехал к ней и ее маме и спросил, не нужна ли им коляска, как моя, на электроприводе. Мы как раз ждали груз из Америки. Надо было видеть, как эта девочка была счастлива, когда получила такое кресло: только села, как стала гонять по узкому коридорчику квартиры! А спустя некоторое время нашла работу в кол-центре. Но была проблема: не было пандуса возле офиса. Я обзвонил друзей-предпринимателей, и за три дня мы сделали этот пандус. Теперь Яна счастлива, что может работать, как все, приносить деньги в семейный бюджет, помогать своей маме, с которой они живут вдвоем.
— Как общественный деятель и человек, знающий проблемы инвалидов изнутри, скажите, какие меры еще нужны стране для создания по-настоящему безбарьерной среды?


— Во-первых, понимание, что это не только для инвалидов, но для большого количества людей — мам с колясками, пожилых. Во-вторых, нужны не только пандусы, но и нормальные съезды без бордюров на переходах и перекрестках, широкие дверные проемы и просторные залы, торговые ряды в магазинах. Когда строятся новые дома — должны быть предусмотрены 2–3 квартиры на первых этажах с отдельным входом и пандусом (у меня такой вариант сделан). Потому что много деток-инвалидов вынуждены сидеть дома из-за ограничений в передвижении. Когда я обзванивал их мам в поисках нуждающихся в коляске, многие и рады бы ее получить, но говорили, что не смогут ее использовать, ведь живут на верхних этажах. Обычную коляску еще можно затянуть наверх, но те, что на электроприводе, весят 300 кг.
— Как думаете, добились бы вы такого успеха, если бы не тот случай в юности?
— Думаю, все, что ни делается, — к лучшему. А еще жизнь — лучший учитель. Это два моих девиза по жизни. Я не знаю, что было бы, не случись того взрыва. Было бы мне сейчас дело до детей-сирот и инвалидов? Быть может, работал бы на железной дороге, как мой дед, отец и дядя. Рассуждал бы как-то по-другому. Но мое прошлое сделало меня тем, кто я сейчас. Испытания бывают разными: большие деньги — тоже испытание, как и бедность. Инвалидность ли, здоровье ли… Поэтому я ценю свое прошлое, живу настоящим, каждый день созваниваюсь с родителями, обнимаю своих любимых, чтобы ради них смело двигаться в будущее.
 

Екатерина КНЯЗЕВА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

К сожалению, довольно часто оказывается так, что в преклонном возрасте люди остаются одинокими, без поддержки.

Ласку и любовь родного человека ничто не заменит. Но в жизни бывают случаи, когда детям дарят тепло, заботятся незнакомые им люди.

Мечты. Как много в этом слове!

До старта II Европейских игр остается уже менее года.