Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
Репортаж «7 дней»
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Наследие

№44 от 30 октября 2014 года

По следам археологов
По следам археологов
 Где в Беларуси искать клады?
Недра Беларуси по сей день хранят в себе множество загадок. Одна из них — несметные княжеские сокровища, которые якобы зарыты около бывших резиденций магнатов. На эту тему спорили историки, фантазировали писатели, пытались добраться до истины черные копатели. Так почему сегодня у стен Несвижского замка снова ведутся раскопки и где в Беларуси можно найти «остров сокровищ»?
Все еще Terra incognita
Нынешние исследования в окрестностях Несвижского замка связаны с легендой о его последнем владельце — Леоне Радзивилле. Осенью 1939 года перед приходом Красной армии в Несвиж ночью он тайно вынес и спрятал в укромном месте фамильные драгоценности. В течение 75 лет эта история считалась лишь красивой легендой.
В наши дни свет на семейную тайну смогла пролить внучка последнего ордината Диана Радзивилл-Карабба, которая живет сейчас в Италии. Нынешним летом она впервые вместе с мужем Фердинандом посетила Несвижский замок. Именно после их визита и возникла идея исследовать место, где, предположительно, могли быть спрятаны сокровища, — участок напротив центрального входа в Несвижский замок. Во времена Радзивиллов здесь располагались хозяйственные постройки, и долгое время это место оставалось малоизученным...
Сейчас исследовательские работы на этой территории ведутся по просьбе руководства музея-заповедника учеными из Института истории НАН. Но разве могли сокровища десятилетиями оставаться ненайденными?
Заведующий отделом сохранения и использования археологического наследия Института истории НАН Беларуси Андрей Войтехович, который принимает участие в работах у стен Несвижского замка, говорит, что теоретически такая вероятность есть.
— На самом деле это ошибочная информация, что эта земля ископана вдоль и поперек. Несвиж — интересное место с большим научным потенциалом в плане археологических исследований. Если вспомнить все раскопки, которые велись в окрестностях Несвижского замка и в самом городе, то их не так много, — рассказывает ученый. — Большая часть территории Несвижа еще ждет изучения.
Кстати, с подобными заказами на поиск клада сотрудники Института истории НАН сталкиваются нечасто.
— Это так называемая разведка, мы сейчас занимаемся поиском без традиционных археологических методов. Мы исследуем верхние слои, не нарушая существующий культурный слой, — поясняет Андрей Войтехович.
Если обыватели могут быть настроены скептически, мол, вы еще сокровища пиратов в полесских болотах начните искать, то археологи делают выводы только после долгой кропотливой работы. И, доверяя опыту, они говорят, что шанс что-то найти есть всегда.
Что касается еще одной радзивилловской легенды — знаменитых двенадцати апостолов, то долгое время считалось, что статуи из золота и серебра, украшенные драгоценными камнями, стоит искать в подземельях Несвижского замка. В окрестностях Несвижа их искали многие, но никто так и не обнаружил эти мифические призраки богатств Радзивиллов. Однако Андрей Войтехович не спешит опровергать их реальность: «Хочется верить, что двенадцать апостолов когда-то реально существовали и в будущем они будут найдены».
Подарок археологу

В подтверждение своих слов о перспективности Несвижа для археологических изысканий Андрей Войтехович рассказывает, что летом нынешнего года здесь были обнаружены любопытнейшие находки. Дело в том, что периодически на территории города проводятся спасательные раскопки, которые связаны с земляными работами. Перед строительством объекта археологи обязаны исследовать участок предполагаемой застройки — это делается на случай, если там окажутся артефакты. В этом году при раскопках ученые обнаружили... большую мусорную яму.
— Для археолога, который занимается исследованием средневековья, это настоящий клад и подарок, — говорит Андрей Войтехович.
Таким образом в руки ученых попали материалы XVI-XVII веков — остатки кафельных печей, керамика, битое стекло, строительные материалы. Исследуя все это, археологи получают целый комплект существовавших в одно время предметов и могут воссоздать рисунок древнего кафеля, а также старинную посуду и монеты, которые наши предки держали в руках сотни лет назад.
К слову, металлоискатель при раскопках лишь помогает археологу, но не выполняет за него всю работу. Проводить исследования также можно с помощью геомагнитного метода. Его суть заключается в том, что специальный радар улавливает необычные изменения в слоях почвы. Однако для городской археологии такая техника неэффективна и применить ее достаточно сложно — там постоянно ведутся работы, что-то перестраивается, где-то сохраняются остатки фундамента, прокладываются коммуникации, трубы. Традиционными орудиями труда в таких случаях остаются лопата и совок.
Кстати, сегодня раскопками может заниматься любое государственное научное учреждение, если в его штате есть квалифицированный специалист-археолог. При необходимости он может получить в Институте истории НАН открытый лист, т.е. разрешение на ведение этих раскопок, и приступать к работам. Таких специалистов в нашей стране немного, всего лишь несколько десятков.

...Тем временем раскопки в Несвиже так и не указали место, где Леон Радзивилл спрятал фамильные драгоценности. Возможно, к разгадке этой тайны белорусские археологи еще вернутся в будущем.

Фактория вместо «Алеси»
18 октября прошел археологический пикник в Несвижском замке Радзивиллов. Археологи Института истории Национальной академии наук Беларуси с помощью металлоискателей исследовали территорию, где предположительно могли находиться фамильные ценности. Понаблюдать за процессом смогли туристы. Они получили возможность стать свидетелями разгадки семейной тайны, которая хранилась 75 лет.

Пока ученые ее исследуют, работники музея для посетителей во дворике замка устраивают археологический пикник.
При всей сложности поиска в больших городах Минск для археологов — это объект, к которому неизменно сохраняется особый интерес. Даже изучение Минского замчища, которое, казалось бы, исследовано вдоль и поперек, все равно дает основания для невероятных открытий. Так, ценные для науки результаты дали раскопки, проведенные несколько лет назад на замчище на участках, перспективных для дальнейшей музеефикации.
— Казалось бы, что нового можно там найти? К сожалению, большая часть замчища была ранее нивелирована, были убраны валы, все напластования до XIII века уничтожены, — рассказывает Андрей Войтехович. — Однако раскопки за магазином «Алеся» на проспекте Победителей показали прекрасную сохранность древнейшей деревянной застройки Минска. Был даже выявлен фрагмент немецкой застройки XIV века, видимо, часть фактории. И эта находка оказалась весьма неожиданной.
Не менее любопытные объекты были обнаружены несколько лет назад во время раскопок на месте бывшего бернардинского монастыря по улице Кириллы и Мефодия. Тогда здесь были сделаны потрясающие открытия — ученые определили местонахождение древнерусского посада, датируемого XI-XIII веками, а также ряда усадеб, которые стояли там еще до бернардинского монастыря.
— Были выявлены такие материалы XIV-XV веков, вероятность обнаружения которых в Минске в принципе никогда не рассматривалась, — говорит Андрей Войтехович. — Такие находки заставляют переосмыслить историю города, взглянуть на нее совершенно по-другому.
Как поясняет ученый, археология позднесредневекового города — это достаточно новая тема для восточноевропейской археологической науки, потому что еще в советское время это археологией не считалось. Интересы археологии ограничивались периодом до XIII-XIV веков, все остальное считалось неинтересным. Белорусские исследователи в конце 80-х—90-е годы одними из первых на постсоветском пространстве занялись изучением напластований XVI-XVII веков.
Так где же на карте Беларуси стоит искать «остров сокровищ»?
— За последние 20 лет получено не так много материалов, чтобы дать полную картину о жизни и материальной культуре средневекового города, — отмечает Андрей Войтехович, — поэтому абсолютно вся территория Беларуси является интересной для археолога в плане потенциальных
находок.

Наталья ЗЛОТНИК




Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Что связывало Максима Богдановича с далеким от его родного Минска Нижним Новгородом?

Две семьи, из которых вышли классики русской и белорусской литературы, были связаны родственными узами.

Старинное ткачество малоритских мастериц востребовано и сегодня, а значит – нить ткацкого станка по-прежнему надежно связывает настоящее с традициями прошлого.

Совет Министров Союзного государства принял решение направить на капитальный ремонт, реставрацию и музеефикацию Брестской крепости 319 млн 215 тысяч российских рублей...