Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Тема номера
>>>



150 золотых маршрутов моей Беларуси

№42 от 16 октября 2014 года

В поисках сокровищ: озеро СВИТЯЗЬ
В поисках сокровищ: озеро СВИТЯЗЬ

Чтобы увидеть новый мир, необязательно уезжать за тысячи километров. Достаточно просто посмотреть по сторонам. Сегодня вместе с вами отправляемся в путешествие по маршруту «Озеро Свитязь» следующего направления: Крутиловичи —Лопушно — Староельня –—Ятра —Радогоща—Валевка —Воронча — озеро Свитязь — Райца. Мы узнаем, какой храм был возведен в виде корабля, как в руинах умирает старая колокольня, где покоится город, в котором живут водяные нимфы. С кольцевой дороги съезжаем на брестскую трассу М1. В районе Барановичей сворачиваем на Р5.


 

Авторский проект художника,
реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

Агрогородок Крутиловичи

Здесь можно увидеть водяную мельницу XIX в. Ее первый этаж — каменный, второй — деревянный. Красавица пока еще находится в хорошем состоянии. Чуть-чуть приложить умелые руки — и появится замечательное место для отдыха и проведения каких-либо мероприятий местного значения. Еще одно прекрасное место для пикника под голубым небом — дамба с небольшими водопадами.

Деревня Воронча

Это — бывшее имение последнего новогрудского воеводы, генерала литовских войск, кавалера орденов Святого Станислава и Белого Орла Юзефа Неселовского. Затем усадьба перешла Мержеевским. От усадьбы  уцелели перестроенный бровар, скарбец (скарбец -— хранилище таких ценных вещей, как книги, картины, раритетное оружие и т. д. — Прим. авт.), жилой дом, ледовня в руинах, хозпостройки XIX в.


В 1773 г. из кирпича в стиле барокко и неоготики возведен костел Святой Анны. В 1943 г. храм горел. В этом костеле крестили поэта Яна Чачота. Святыня отреставрирована в 1990 г.
Обязательно загляните на католическое кладбище. Оно расположено на противоположной стороне улицы от костела, в парковой зоне. Судя по шикарным памятникам, которые не иначе как произведения искусства, можно сказать, что в этих местах жили очень зажиточные люди.

Деревня Радогоща

Здесь можно увидеть красивую часовню-надмогилье владельца имения «Чомбров» Карповича, XIX в. Она выполнена в стиле классицизма. Расположена недалеко от усадьбы. Сегодня часовня стоит вся в лесах. Восстановительные работы этого уникального памятника архитектуры пока не ведутся.

Деревня Лопушно

Уединенное, утопающее в тени столетних деревьев место кажется загадочным. В 1908 году  здесь была построена из кирпича в стиле классицизма часовня Святой Терезы как родовая усыпальница владельцев имения Наркевичей-Иодко. Она выглядит как античный храм. Восстановлена в 1994 г. В этих местах можно увидеть очень редкий вид ели плакучей. Удивительно, что тут она растет произвольно. Также здесь можно полюбоваться руинами каменной водяной мельницы (XIX в.), которые смотрятся весьма живописно

Деревня Староельня

Костел и церковь были уничтожены еще во Вторую мировую войну. От костела сохранилась колокольня, построенная в 1852 г. Святыня потихонечку погибает в руинах. Она изуродована ветхими хозяйственными постройками. Есть возможность увидеть водяную мельницу из камня и кирпича XIX в. Вокруг нее — парк, река с перепадами. Внешне заметно, что восстановительные работы идут тяжело. То ли мельницу окончательно забросили, то ли оставили на какое-то время.

Деревня Ятра

Храм был уничтожен во Вторую мировую войну. От старой церкви Рождества Богородицы сохранились только каменные руины. По легенде святыня была возведена в виде корабля. Из достопримечательностей местные жители называют еще могилу, где похоронен самый веселый человек околицы. Умирая, он затребовал, чтобы его небольшое хозяйство продали, а за эти деньги организовали хорошее поминальное застолье. И пожелал, чтобы на похоронах никто не плакал, а пел веселые песни и добрыми словами его вспоминал.

Агрогородок Валевка


В начале XVII в. возле самой дороги, ведущей из Барановичей на Новогрудок, при монастыре доминиканцев был возведен деревянный Троицкий костел в стиле барокко. В 1736 г. он перестраивается в церковь Святых Петра и Павла. В 1830 г. храм был отреставрирован. Архитектурный стиль — народное зодчество с чертами барокко. В 1840-м была убрана башня, которая осталась еще от костела. В 1870 г. был надстроен купол. В 1930 г. впереди храма появляется колокольня.

Деревня Райца

В 1817 г. здесь строится церковь Святой Варвары как костел или фамильная усыпальница владельца местного имения Франца Раецкого. После 1863 г. — Спасо-Преображенская церковь. Стиль — ретроготический. На башне висели часы и находилась старая медная пушка. Говорят, что статуя Матери Божьей была привезена специально из Палестины. К сожалению, сегодня ее увидеть нельзя.


Рядом находятся плебания, брама в готическом стиле, деревянный усадебный дом Раецких XIX в. Сегодня дом приватизирован. В 150 м от него стоит каменный столб с резным гербом Раецких «Лебедь». Раньше у него наверху находилась статуя Божьей Матери. Вероятно, такие столбы стояли по всему периметру имения.

Озеро Свитязь

С озером связано множество легенд о водяных девах русалках. Говорят, что на дне «голубой жемчужины Беларуси» покоится Свитязь-град, в котором живут водяные нимфы. По сей день живет легенда о том, что на берегу Свитязи появляются ундины, которых людская молва прозвала «свитязянками». Эти сюжеты вошли в жизнь и творчество уроженца Новогрудчины Адама Мицкевича, баллады которого стали классикой европейской литературы.
 Лесное озеро спокойно и красиво, а сосны подступают к самой воде, опустив в нее свои корни. Его площадь — 170 га. Береговая линия протяженностью 5 км. Озеро питается подземными источниками. Дно водоема устлано белым песком. Глубина в некоторых местах доходит до 15 м.

Легенда маршрута от автора проекта
«Часы чердачные»
Есть часы настольные, напольные, настенные. А у меня есть часы чердачные. Стою в сенях на глинобитном полу и, задрав голову, смотрю в черный квадрат чердачного проема. Оттуда доносятся кряхтение, громкое сопение человека, шум падающих вещей и хлопают крыльями напуганные голуби.
— Вот, — через какое-то время слышится сверху. — Вот все, что я здесь нашел.
— Ладно, — успокаиваю я хозяина. — Давайте, что есть.
Из проема вначале появляются зеленые резиновики, брюки в мелкую полоску, телогрейка с какой-то советской эмблемой, и в конце — курчавая голова с веселыми глазами и улыбкой на все лицо. — Вот, — повторяет курчавая голова. — Держите. В вытянутых руках — часовой механизм: циферблат, стрелки, маятник.
— Корпус был деревянный красивый. Отец рассказывал. Хотя чего это я вам начинаю байки баять с середины. Пойдемте в хату, к печке.
От одного только слова «к печке» мне уже стало хорошо. В хате все как надо. Занавески с мережками, расписной сундук, белая печь посреди большой комнаты, в углу — иконы под расшитыми рушниками, на столе — медная миска с пузатыми тыквенными семечками.
— Угощайтесь, — предлагает хозяин. — Урожай на тыкву как никогда. Раньше хозяйство было большое, живности много. Съедалось все подчистую. Теперь семечки достаем, а саму тыкву секачом-секачом — да и под перепашку. Жаль, но что поделаешь.
Щелкаем семечки, щелкают в огне дрова. На полу квадратный солнечный заяц. Красота. Чтобы уже было совсем хорошо, ко всему этому, как выразился мой собеседник, байка про часы, которые он только что достал с чердака этого уютного дома.
— Дедушка мой, Демьян Васильевич, — начинает он, — ездил несколько раз на заработки во Францию. Туда люди добирались за последнюю копейку, а возвращались с целыми обозами добра разного — швейные машины привозили, инструмент, механизмы всякие для хозяйства. Но нет худа без добра, а добра без худа. Сразу же при дорогах стали появляться шайки людей недобрых, разбоем промышляющих. Случалось, когда нападали, все отнимали. А обозников жизни лишали, от свидетелей избавлялись. Вот и деду моему в таком переплете довелось побывать.
На зорьке напали. Кто как защищался. Но против ножа и сабли голыми руками долго не помашешь. Вот и деда один из бандюков на землю свалил, под подводы. Замахнулся ножом для удара — и в это самое мгновение, представляешь, часы стали время отбивать. Замешкался злыдень, даже обронил такое: мол, слышишь, как часы отбивают последние минуты твоей жизни. Но получилось все наоборот. Вот и вправду говорят: «Не желай зла ближнему».
Пуля в грудь ему угодила, свалила упыря. На шум жандармы подоспели. Что люди из обоза, что многие злодеи дня нового не увидели после той ночи.
Демьян Васильевич твердо был уверен, что это ему Бог помог, который вовремя стрелки перевел. Берег он их. Сам с пружиной накручивал, сам пыль вытирал. Только иногда дочь младшую, тетку значит мою, на руки брал, чтобы маятник качнуть, когда тот останавливался.
Старший брат моего отца служил при монастыре. Он был хорошим столяром. А в 20-е годы наотрез отказался вступать в общество «Союз безбожников», созданное большевиками. Страшные были годы — рушили храмы, монастыри. А сколько несчастья принесло раскулачивание! Ссылка к «белым медведям» целых семей сказалась губительно для нашей земли.
Как-то вечером мой дядька сидел на лавке за столом, чистил и смазывал часовой механизм. Вдруг шорох за окном, чьи-то тени, ствол револьвера. Спасли его эти часы, которыми он машинально прикрылся. Пули повредили механизм и в щепку разнесли корпус часов. По словам отца, он был самой «прыгожай цацкай» в доме. Вскоре дядьке повезло уехать в Польшу. Потом от него приходили весточки из Франции и Канады. А часы с тех пор, уже без корпуса и неработающие, перевесили ближе к иконам.
Во время оккупации немецкими войсками отец малолеткой ушел в партизанский отряд. Из сожженной хаты удалось спасти только часы. Он их унес с собой в лагерь.
Однажды подрывники взяли языка — молодого немца из инженерных войск. На совете посчитали, что от такого «трофея» мало толку и что его следует, ну сам понимаешь. А когда утром пришли за ним, услышали тиканье часов. Оказывается, всю ночь пленник не спал, а восстанавливал поврежденный механизм. Часы были в той же землянке, где держали под охраной немца. Что и как там было, но решили рукастого фрица оставить в лагере переводчиком, он неплохо знал русский язык и еще был настройщиком часовых механизмов для самодельных мин. К концу войны его отправили на Большую землю. Говорят, что он потом работал в нашем посольстве в Германии.
Мама была врачом в этом лагере. Она-то и вернулась с часами домой. А отец дальше погнал отступающих немцев. Пришел героем с двумя ранениями.
А на чердаке как они оказались? Невестка из города затребовала у сына убрать всю рухлядь из хаты. Мол, чтобы перед гостями не краснеть. В результате я краснел перед односельчанами. А что я?
И потом, глядя на рядом лежащие на скамейке часы, добавил: «Вот ведь железка, а получается, что три человеческие жизни спасла. История».



Всего 2 комментария:

Вадим
20-10-2014
У меня в Райце родственники. Следующий раз буду соблазнять на поездку. Уверен, не знают, что у них под боком. Спасибо за информацию.

Константин
20-10-2014
Интересно, легенды Владимир придумывает сам или это реальные истории? Важен окончательный результат. Читаем с удовольствием!!!


Еще
В рубрике

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин