Взгляд

№35 от 28 августа 2014 года

Когда «Мядуха» ласкала ухо
Когда «Мядуха» ласкала ухо

Одна из легенд гласит: Джоан Роулинг писала «Гарри Поттера» в кафе «Николсонс». Каждый день, встав с постели, она спускалась вниз и заказывала там чашечку ароматного кофе. В Эдинбурге, где расположено сие заведение, обязательно притормозят туристов и поведают эту легенду. Трудно представить, что какой-то умник выкупит «Николсонс», а на его месте построит новомодный паб или суши-бар. Никому в голову не придет такая абсурдная идея! Ведь это сама история, связь поколений, бренд, в конце концов! Почему же мы не умеем создавать и использовать в мирных целях мощные, оставшиеся с советской поры бренды? Ведь это не только скромное обаяние чьей-то бурной молодости, это — ключик к загадочным дверцам народной души, традиций и ритуалов.
Вместе с закрытием «Мядух», «Паляўнічых», «Паутинок» теряется ощущение некой домашней теплой атмосферы любимого города. Кажется, что ты словно растворяешься во всемирном пространстве, теряя свою  биографию и память.

Еще вчера на этом месте стоял любимый всеми гастроном, а сегодня хозяева сменились, и теперь здесь — дискаунтер с непривычным для уха названием. Вместо продмагов — бутики, вместо пивных — пабы, вместо пельменных и бутербродных — фастфуды и т. д.
Я не против того, чтобы появлялись новые современные формы общепита, торговли. Самой нравятся, к примеру, те же суши-бары и уровень обслуживания супермаркета. Пусть живут и процветают разного рода «Пиаффе», «Порто дел Мары», киллфиш-бары. Но не срывайте «Васильки» и не рубите «Березку»!
Помню, на Платонова, в районе трамвайных путей, располагалась пельменная, где гурманы дегустировали пельмени с мясом, рыбой, картошкой, грибами. А соусы какие к ним прилагались! Где сейчас дешево и вкусно можно полакомиться различными вариациями изделий из пресного теста? И вообще, где сейчас можно дешево и вкусно поесть?

В кафе «Пингвин» съезжался и стар и млад, чтобы попробовать вкуснейшее в столице мороженое. Оно подавалось в стеклянных креманках с различного рода сладкими соусами.
М-да, путешествовать по волне памяти весьма забавно и интересно. К примеру, в «Ромашке» в брежневские времена свободно продавались бутерброды с икрой, в «Свислочь» приходили студенты со своей закуской, а «Паляўнічы» был местом дислокации ученых мужей, которые замачивали там научные работы и диссертации. Рыбная «Бригантина», «Батлейка» у кинотеатра «Октябрь» и «Стекляшка» возле «Победы», «Паутинка», так называемое «Мутнае вока», располагавшееся в Доме работников искусств… При упоминании этих названий «наши» люди многозначительно переглядываются. Это как пароль для своих, для тех, кто любит внести ностальгическую нотку в современную мелодию времени.
По дороге в парк Горького мы непременно забегали в кафе «Молочное», что возле цирка. Там за 50 копеек — или по-богатому аж на целый рубль! — набирали различных молочных сладостей — коктейлей, муссов, желе и суфле — и уплетали за обе щеки. Вот дуры-то были — не боялись ни целлюлита, ни порчи фигуры! К слову, для нас тогда «апельсиновая корка» означала лишь оболочку заморского фрукта.
Помню, знакомый и очень известный белорусский юрист, живший в районе улицы Калинина, каждый день приезжал сюда, в центр, обедать. Его меню удивляло персонал однообразием: блинчики с мясом и молочный суп. Возможно, для него, как и для Роулинг, посещение кафе было особым ритуалом, традицией, здесь ему хорошо думалось и легко дышалось. Кафе «Молочное» кануло в Лету, на его месте открылся ресторан «Узбекистон», который новые хозяева переименовали в «Пиковую даму», а «даму», в свою очередь, переименовали в… В общем, неважно…

Респектабельный «Потсдам» (бывшая «Заря») — одно из самых популярных заведений советской поры. Можно даже сказать, культовый ресторан. В годы перестройки город отдал его тогда находившемуся в расцвете своей славы директору пивного завода «Крыніца». И «Потсдам» стал называться «Крыніцай». Стоявшие у входа львы не помогли переименованному ресторану стать значимым предприятием столичного общепита, хотя бы потому, что кухня была явно не его «фишкой». Ныне это «Гранд кафе» с весьма приличным реноме.
Однако вернемся к эргонимике. Объясните, что мешало сохранить, к примеру, белорусский аналог Елисеевского — магазин «Юбилейный», куда съезжалась советская знать за покупками? Удивительно, но моя знакомая, живущая на улице Танка, на вопрос соседки, куда направилась, до сих пор неизменно отвечает: «В «Юбилейку» за продуктами!».
По счастью, уцелели ГУМ, ЦУМ, универмаг «Беларусь», из зон отдыха сохранились Центральный детский парк им. М. Горького, парк Челюскинцев.

Мы часто рассуждаем о культуре как о связывающей нити поколений, как об особом духовном мире личности. Однако понятие культура включает в себя не только достижения науки и искусства, но и совокупность традиций, обычаев, обрядов, ритуалов, которые играют далеко не маловажную роль в нашем развитии и сохранении идентичности.
— Господа! Прошу внимания! Мы остановились у легендарного места. Сюда, в монопольку, казенную винную лавку, располагавшуюся в доме Гоухштейна, захаживал в свое время Максим Адамович Богданович. Садился в уголке, заказывал ароматный сбитень и записывал на бумаге свои бессмертные строки, — тараторит гид, притормозив туристов у малоэтажки в Троицком.
Эх, «свежо предание, да верится с трудом», ведь той самой монопольки-то у нас и не осталось...



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Финансирование аграрной отрасли можно усилить за счет внебюджетных средств.

То, что Европа самая гуманная и цивилизованная, а остальной мир – варвары, – очередной миф, раскручиваемый средствами массовой информации. Все мировые войны разжигала Европа!

В изрядной степени я – советский человек, потому что привык, что мое – это не только Россия и Беларусь, но еще и Кавказ, Закавказье, Казахстан, которые я очень люблю.

Подать или не подать, пройти мимо или остановиться, посмотреть в глаза просящему или отвести взор; какая бывает милостыня и чем руководствоваться, подавая ее, — об этом и многом другом беседуем с насельником Свято-Никольского мужкого монастыря в Гомеле игуменом Феодоритом.