Давайте разберемся!

№32 от 07 августа 2014 года

А я считала себя красавицей
А я считала себя красавицей

Кто «слил» номер моего мобильного этой косметической фирме, до сих пор для меня загадка. В один прекрасный день мне позвонили. Приятный женский голос в трубке сообщил, что мне крупно повезло и моя знакомая сделала мне подарок в виде бесплатной диагностики кожи и процедуры по глубокой ее очистке. Договориться нужно было лишь о дате и времени, когда мне удобно подойти к ним в салон. Я согласилась — почему бы не попробовать?! Меня спросили о возрасте, о тех проблемах с кожей лица, которые я бы хотела решить с помощью косметической продукции. Также зачем-то попросили захватить с собой паспорт...
И вот я приезжаю в назначенный час по нужному адресу. Первое, что поразило, — на здании нет никакой вывески с названием салона. Только на этаже у стеклянных дверей разглядела название фирмы. Здесь чем-то недовольные девушки, буквально мельком глянув в мой паспорт, выдали бахилы и предложили ожидать. Я уселась на диван и принялась рассматривать корпоративную газету. Мимо пробегали работницы салона, явно настроенные на позитив. Одна из них пригласила пройти с ней в отдельный довольно душный кабинет. 
Мы уселись на стульчики, и тут мой косметолог представилась, при этом бейдж на ее халате отсутствовал. Юля зачем-то вновь поприветствовала меня и с натянутой улыбкой повторила заученную фразу о том, как мне повезло попасть на эту процедуру, которая стоит что-то в районе 100 долларов. Далее шло описание элитного французско-израильского продукта, эффект от которого мне предстояло скоро ощутить.
— Понимаете, это не просто косметика. Это космецевтика — направление на стыке косметологии и фармакологии. Она лечит!
Мимоходом мне вручили на подпись бумажку, согласно ей я обязалась оставить телефоны более 20 своих знакомых для приглашения их на аналогичную процедуру. Но самым поразительным оказался лист, на котором значилась стоимость полного годового сопровождения в салоне — 14 миллионов белорусских рублей. Ниже сообщалось, что возможна рассрочка. К счастью, подписывать ее немедленно не требовалось.
— Ого! Как дорого! — поразилась я вслух, это явно было мне не по карману. 
Юля тем временем тестировала крем на внешней поверхности моей руки. Пока мы ждали реакции, девушка приступила к заполнению анкеты. Вопросы простые: возраст, кем работаю, вредные ли условия труда и на что у меня аллергия. Услышав, что я журналист, как мне показалось, консультант насторожилась. Далее она подвела меня к зеркалу и, глядя в мое отражение спросила:
— Часто ли вы обижаетесь на доктора?
— В смысле? — не поняла я.
— Ну, допустим, он вам говорит что-то, а вам не нравится, обижаетесь?
— Если он говорит, что у меня что-то не в порядке, то зачем на это обижаться? Это надо лечить, — рассмеялась я.
— Как вы думаете, где заканчивается ваше лицо?
Чтобы проверить компетенцию моего консультанта, я, «прикинувшись шлангом», показала на нижнюю часть подбородка, не затронув при этом шею.
— Правильно, — чуть замявшись ответила Юля. И это показалось мне странным, ведь, любой косметолог знает, что лицо женщины заканчивается зоной ее декольте. Дальше она начала перечислять все недостатки кожи моего лица. Я соглашалась и изо всех сил старалась не обижаться. После этого мне выдали специальную шапочку, под которую нужно было собрать волосы, и я легла на кушетку. Мой косметолог начала что-то втирать в левую сторону моего лица, а затем достала аппарат, напоминающий пистолет с подсветкой и металлическим шариком. По словам консультанта, свет помогал проникнуть средству в нижние слои кожи. Затем косметолог попросила меня встать, и я вновь взглянула на себя в зеркало. Какой-то разницы в сравнении с правой стороной лица я не увидела, хотя Юля просила меня смотреть повнимательнее. Потом косметолог снова попросила меня присесть, и мы продолжили заполнять анкету. На этот раз вопросы сводились к тому, как мне понравился косметический продукт, как скоро я начну им пользоваться и какую сумму готова тратить на внешность ежемесячно. Из уважения я ответила, что продукт мне понравился, хотя в том, что какой-то крем может творить чудеса, сильно сомневаюсь, поскольку верю только в нож пластического хирурга.
Затем мы направились на диагностику. Прибор фотографировал отдельные участки моей кожи, и результаты выводились на экран монитора компьютера. Результаты были плачевными — кожа обезвожена и увлажнена только на 30% (притом что на обработанной части лица этот показатель составлял 32% — разница небольшая), глубокие мимические морщины, сильная пигментация лба и пр. А я-то, наивная, считала себя красавицей! 
Вскоре в кабинет вошла женщина, опять-таки без опознавательного бейджика. Она стала восхищаться тем, как я молодо выгляжу после процедуры, и спросила, почему я не хочу оформляться сегодня. После моей красивой отсылки к экспертному мнению мужа-косметолога, она выдала суперубедительную фразу:
— Запомните: самый лучший советчик — это ваша кожа!
— Да, если бы она еще умела говорить! —  засмеялась я.
После этого меня с распечаткой (естественно, что процентное содержание компонентов, входящих в состав, указано не было) наконец-то отпустили на все четыре стороны. Дома я набрала название компании в поисковике Гугл и обнаружила ее в черном списке работодателей. Приведу здесь одно мнение: «...и если отзывы о самой косметике и характере вашей предстоящей работы вас не смутят, то: в компанию берут всех, кто готов работать с большими переработками (10.00-20.00 по 6 дней в неделю), маленьким окладом и обещанием получать огромные бонусы и золотые горы. Текучка кадров огромная!... Не портите себе трудовые книжки записями на 1—2 месяца, потому что работать в таком режиме, с такими переработками, откровенно надуривая клиентов, да еще и без гарантии получить заработанные деньги — это работа того не стоит, даже если вы отчаялись найти себе подходящую. Лучше потратьте больше усилий на поиски, чем связываться с этими непорядочными во всех смыслах людьми!».

Милана ВЕРНИКОВСКАЯ



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Есть у Новиковых и такие претензии: оголенная электропроводка (в ванной – без заземления); колотая облицовочная плитка с незаделанными швами и неотмывающимся раствором; труба канализационного слива, которая проходит по кухне, выполнена с наклоном в обратную сторону...

Важный момент: все колонки обеспечивают водоснабжением дома, не имеющие подключения к центральному водопроводу, на договорной основе!

В редакцию «7 дней» попали два письма – дело привычное, когда люди просят журналистов помочь разобраться в непростых ситуациях.

В качестве меры снижения и сдерживания цен Минздравом введены также рекомендуемые предельные розничные цены на 1 385 торговых наименований лекарственных препаратов.