150 золотых маршрутов моей Беларуси

№32 от 07 августа 2014 года

В поисках сокровищ: Вилейка
В поисках сокровищ: Вилейка

Лето неумолимо убегает. Вот уже пришло время «божественного» августа. Не упустите возможность взглянуть другими глазами на национальное достояние своей страны. Сегодня вместе с вами отправляемся по маршруту «Вилейка» следующего направления: Ручица — Нарочь — Вилейка — Любань — Куренец — Косута — Рабунь — Вилейское водохранилище — Костеневичи.  Мы узнаем, как помещик в знак дружбы и признательности поставил на могиле своего слуги каменный крест, в какой деревне родился автор первой украинской конституции, где можно увидеть уникальные каменные саркофаги, расположенные
прямо на земле.
С кольцевой дороги съезжаем на Р28, это Мядельское направление.

Авторский проект художника, реставратора,
путешественника Владимира Цвирко.

 

Деревня Ручица

В 1765 г. в бывшей усадьбе Огинских «Ганута» (2-я половина XVIII в.) в стиле рококо из кирпича построены две часовенки. Одна из них расположена напротив церкви, другая — недалеко от кладбища, в поле. Раньше в каждой из часовен стояла скульптура Матери Божьей.
В двух километрах от деревни находится уникальное старинное захоронение — 30 каменных могил. Неизвестно, чьи они и сколько им лет. Но судя по знакам на камнях — почтенного возраста. Сохранились руины водяной мельницы, построенной в 1930 г. В 1868 г. в ретроспективно-русском стиле возведена Успенская церковь. Не пожалейте времени взглянуть на подвесной деревянный мост, построенный в 1970 г. От прогулки по нему дух захватывает.

Деревня Нарочь

Здесь в 1877 г.в ретроспективно-русском стиле построена церковь Святого Ильи. До 1990 г. храм не действовал. Особенность этой церкви — резной иконостас в два яруса. К сожалению, никто не знает имени его автора.

Деревня Любань

На краю деревни, по дороге из Любани на Ижу, перед кладбищем стоит каменный крест. Он — словно таинственный путешественник из нашего далекого прошлого. С ним связана одна интересная легенда. У помещика местной усадьбы был  преданный слуга, которого он когда-то спас и,тяжелораненого,  привез в свое имение. С того момента благодарный слуга не один раз выручал хозяина. Еще говорят, что этот счастливчик был другой веры. Правда, какой — неизвестно. Но  похоронили его рядом с католическим кладбищем. В знак дружбы и признательности помещик поставил на могиле своего слуги каменный крест. Его приблизительный возраст — 200 лет. Крест стоит на погорочке под соснами.

Город Вилейка 

В 1865 г. на небольшой и уютной площади города в ретроспективно-русском стиле построена церковь Святой Марии  Египетской. Особенностью храма являются работающие часы, которые находятся прямо на колокольне. На кладбище постойте несколько минут в тишине возле памятника польским солдатам 1920 г. Не проходите мимо уникального еврейского кладбища. Все каменные саркофаги, аккуратно стоящие в ряды, находятся на поверхности.  Зрелище — впечатляющее. Возле мебельной фабрики стоит небольшой  пузатенький каменный крест из светлого песчаника. Жемчужина Вилейки — Крестовоздвиженский костел, построенный в 1906 г. в стиле неоготики. После Первой мировой войны храм сильно пострадал. В 1922 г. прошла его масштабная и сложная реставрация. После Второй мировой войны костел был превращен в склад. В 1988 г. в храме размещался Дом искусств. Святыню возвратили католикам в 1990 г. В 2005 г. на верхушке колокольни, на высоте 50 метров, установили крест.

Деревня Куренец

В 1990 г. возведена церковь Рождества Богородицы. До этого времени храм, построенный еще в 1870 г. в ретроспективно-русском стиле, умирал в руинах. Но его восстановили и он действует. На военном кладбище расположена могила участников восстания 1863—1864 гг. Заметно, что за захоронением ухаживают с любовью.  В 1923 г. на могиле установлен памятник, бетонный крест. За железнодорожным переездом направо можно увидеть еврейское кладбище, заросшее сегодня бурьяном. Хотя несколько лет назад место пытались благоустроить, но до конца дело не довели.

Деревня Косута

Здесь из камня и дерева в стиле народного зодчества построена скромная православная церковь (XVIII в.). В 1868 г. в ретроспективно-русском стиле возведена церковь Святых Петра и Павла. В деревне Косута родился Пилип Орлик — автор первой украинской конституции. Знаменитому белорусу установлен мемориальный камень, на котором написано, что здесь появится и памятник в его честь.

Деревня Рабунь

В 1862 г. из камня и кирпича в ретроспективно-русском стиле построена Успенская церковь. Отсюда  открываются превосходные виды на Вилейское водохранилище. Не поленитесь проехать от Рабуни до Сосенки и пересечь водохранилище через мост. Увиденная красота восхитит вас.

Вилейское водохранилище

Это самое крупное искусственное водохранилище в Беларуси. Оно создано в 1976 г.  Площадь — 65 кв. км. Протяженность — 27 кв. км. Ширина — 3,5-4 кв. км. Глубина в некоторых местах доходит до 14 м.  

Деревня Костеневичи

В 1763 г. из кирпича в стиле барокко был построен костел Непорочного Зачатия Девы Марии. Храм обнесен ограждением из полевого камня. Встречает прихожан милая брама. Настоящее украшение святыни — мозаичный пол. Возможно, он был создан еще при строительстве храма. Однажды его хотели залить бетоном, а затем положить плитку. Слава Богу, этого не разрешили сделать местные жители. Под апсидой (выступ здания. — Прим. автора) находится крипта. Рассказывают, что раньше в храме служил ксендз, у которого были золотые руки. Он изготовливал мебель и вырезал шикарный алтарь из дерева. В костеле хранятся наглядные примеры его работ — три добротных кресла. 

Легенда маршрута от автора проекта
«Зеленые волки. Заключительная часть»
В ночное ходили с удовольствием. Особенно те мальчишки, которые любили у костра слушать разные истории и легенды. Много было рассказчиков старшего поколения. Но такого повествователя, как дед Сазон, надо было поискать. Ближе к полуночи разводился широкий костер, позволяющий сесть всем в большой круг. Жарилось на прутиках ароматное сало с домашним хлебом да перьями зеленого лука. Поедалось все это с большим аппетитом. Потом на тот же прутик накалывались остатки хлеба и даже хрустящие огурцы. Что дома было так себе, у костра шло за смакоту, пальчики оближешь. Под луной кони ходили в тумане, как в воде. Как будто они, не касаясь земли, плавали рядом с костром, с притихшей детворой, внимательно слушающей очередную легенду о волках зеленых.
Покуривая крепкий самосад, облокотившись на рядом лежащее седло, дед повел свой рассказ так: «Уверен был помещик и все его прихвостни, что покончено с зелеными волками раз и навсегда. Потому и устраивался банкет в усадебном доме. Дворовые люди все были тоже при деле. Кто готовил, кто подавал яства на стол, кто убирал за господами. Было шумно, жарко, много музыки и света. Несколько костров было разложено на хозяйском подворье. Жарилась домашняя и дикая живность. На больших противнях тушились овощи под разными соусами.
Волки появились внезапно. Их вой услышали не только гуляющие в усадьбе, но и в ближайших деревнях, — все сразу поняли, что пришли звери мстить за хозяйку их юную да за охотника, безвинно загубленных в огне совсем недавно. Схватились в усадьбе за ружья разные — и давай палить в ночь темную. А вой не прекращался, усиливался то сбоку, то сзади дома помещика-губителя. И стали гости созванные потихонечку покидать веселье. Ругательства да проклятья услышали они вслед от хозяина. Он понимал, что зеленые мстители пришли только за ним. Хватал он гостей за вороты, заталкивал назад в дом. Но те противились, в брички да кареты впрыгивали да удалялись незамедлительно. И видно было, что волки никого из отъезжающих не трогали. Стал хозяин дома бегать по комнатам, двери да окна закрывать. Люди, которые были на службе у помещика, тоже кто куда разбежались.
И стали зеленые волки брать зубами головешки из костров, во дворе разложенных, и носить их к стенам дома. Побежало пламя по срубу бревенчатому, заполыхал дом… Кто из окон выпрыгивал, того волки не трогали. А сам помещик попытался спастись, да упавшие балки от навеса перекрыли ему выход из пламени. Так он и сгорел в гнезде собственном».
— А еще волки девочку из огня спасли, — сказал кто-то тихо из детворы.   
— Да, — подтвердил дед Сазон, помолчав немного. — Было такое. Замешкалась женщина с ребенком. Она боялась покалечить свою кроху. Пламя уже бушевало за ее спиной, когда один из волков прыгнул в помещение, схватил малышку зубами за одежду и вынес из дома. Следом спаслась и мать.
Жила эта женщина с девочкой на хуторе, недалеко от нашей деревни. А  повзрослев, стала девочка в лес ходить, да часто одна. А когда не стало ее матери, она совсем из дома исчезла. Многие утверждали, что так зеленые волки нашли себе новую хозяйку.
— Все, — строго сказал рассказчик. — Всем спать. А кто в дозоре, смотреть в оба.
В низенькой избушке молодая красивая женщина поет колыбельную своим малышам: «Баю-баюшки-баю. Придет серенький волчок. —  Придет зеленый волчок? — засыпая, спрашивает старший мальчуган. — Нет, мой милый.  Зеленые волки приходят только за плохими людьми, злыми. А вы у меня хорошие дети». В ночное ходили с удовольствием. Особенно те мальчишки, которые любили у костра слушать разные истории и легенды. Много было рассказчиков старшего поколения. Но такого повествователя, как дед Сазон, надо было поискать. Ближе к полуночи разводился широкий костер, позволяющий сесть всем в большой круг. Жарилось на прутиках ароматное сало с домашним хлебом да перьями зеленого лука. Поедалось все это с большим аппетитом. Потом на тот же прутик накалывались остатки хлеба и даже хрустящие огурцы. Что дома было так себе, у костра шло за смакоту, пальчики оближешь. Под луной кони ходили в тумане, как в воде. Как будто они, не касаясь земли, плавали рядом с костром, с притихшей детворой, внимательно слушающей очередную легенду о волках зеленых.
Покуривая крепкий самосад, облокотившись на рядом лежащее седло, дед повел свой рассказ так: «Уверен был помещик и все его прихвостни, что покончено с зелеными волками раз и навсегда. Потому и устраивался банкет в усадебном доме. Дворовые люди все были тоже при деле. Кто готовил, кто подавал яства на стол, кто убирал за господами. Было шумно, жарко, много музыки и света. Несколько костров было разложено на хозяйском подворье. Жарилась домашняя и дикая живность. На больших противнях тушились овощи под разными соусами.
Волки появились внезапно. Их вой услышали не только гуляющие в усадьбе, но и в ближайших деревнях, — все сразу поняли, что пришли звери мстить за хозяйку их юную да за охотника, безвинно загубленных в огне совсем недавно. Схватились в усадьбе за ружья разные — и давай палить в ночь темную. А вой не прекращался, усиливался то сбоку, то сзади дома помещика-губителя. И стали гости созванные потихонечку покидать веселье. Ругательства да проклятья услышали они вслед от хозяина. Он понимал, что зеленые мстители пришли только за ним. Хватал он гостей за вороты, заталкивал назад в дом. Но те противились, в брички да кареты впрыгивали да удалялись незамедлительно. И видно было, что волки никого из отъезжающих не трогали. Стал хозяин дома бегать по комнатам, двери да окна закрывать. Люди, которые были на службе у помещика, тоже кто куда разбежались.
И стали зеленые волки брать зубами головешки из костров, во дворе разложенных, и носить их к стенам дома. Побежало пламя по срубу бревенчатому, заполыхал дом… Кто из окон выпрыгивал, того волки не трогали. А сам помещик попытался спастись, да упавшие балки от навеса перекрыли ему выход из пламени. Так он и сгорел в гнезде собственном».
— А еще волки девочку из огня спасли, — сказал кто-то тихо из детворы.   
— Да, — подтвердил дед Сазон, помолчав немного. — Было такое. Замешкалась женщина с ребенком. Она боялась покалечить свою кроху. Пламя уже бушевало за ее спиной, когда один из волков прыгнул в помещение, схватил малышку зубами за одежду и вынес из дома. Следом спаслась и мать.
Жила эта женщина с девочкой на хуторе, недалеко от нашей деревни. А  повзрослев, стала девочка в лес ходить, да часто одна. А когда не стало ее матери, она совсем из дома исчезла. Многие утверждали, что так зеленые волки нашли себе новую хозяйку.
— Все, — строго сказал рассказчик. — Всем спать. А кто в дозоре, смотреть в оба.
В низенькой избушке молодая красивая женщина поет колыбельную своим малышам: «Баю-баюшки-баю. Придет серенький волчок. —  Придет зеленый волчок? — засыпая, спрашивает старший мальчуган. — Нет, мой милый.  Зеленые волки приходят только за плохими людьми, злыми. А вы у меня хорошие дети».



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.