Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Тема номера
>>>



Имя на карте

№31 от 31 июля 2014 года

Михаил Курако
Михаил Курако

Имя талантливого металлурга, основателя отечественной школы доменщиков Михаила Курако увековечено на картах сразу трех стран — России, Украины и Беларуси. На нашей земле он родился и вырос, на украинской и российской — стал одной из самых ярких фигур в истории отечественной металлургии. Его именем названы один из центральных проспектов в российском городе Новокузнецке, улицы в украинских городах Донецке, Краматорске, Енакиево, Магнитогорске, Мариуполе, белорусских Могилеве и Краснополье.

Михаил Константинович Курако родился 23 сентября 1872 года в родовом имении, расположенном в д.Козелье Могилевской губернии. Воспитанием Михаила с ранних лет занимался его дед, отставной генерал Арцымович, человек жесткий и суровый. Мечтая видеть внука военным, он воспитывал его в спартанском духе. Добрая и любящая мать мальчика Геновефа была практически отстранена от воспитательного процесса. По вечерам вместо сказок генерал рассказывал юному Михаилу про походы великих полководцев. Инициировал драки внука с крестьянскими детьми, чтобы тот умел постоять за себя. Вместе с тем у Михаила был гувернер-француз, который обучал его танцам, игре на фортепьяно и фигурному катанию.
Когда Михаилу исполнилось десять лет, его, согласно завещанию деда, отправили учиться в Полоцкий кадетский корпус. Однако долго он там не задержался. Его прямая, свободолюбивая натура не вписывалась в строго очерченные рамки, кадета часто карали за непослушание, а затем исключили. Михаил вернулся домой в Козелье. Занимался с репетитором, часами пропадал в богатой, славившейся на всю округу библиотеке имения. Мать предприняла вторую попытку дать сыну образование, на этот раз в гимназии в Горках. В классе по всем предметам он был первым, но и здесь из-за проблем с дисциплиной проучился недолго. 
А затем было уездное земледельческое училище, в котором разгорелся конфликт, предопределивший дальнейшую судьбу Михаила. Не стерпев унижения от наказания розгами, которое было в то время обычным делом, он серьезно травмировал директора училища. Пришлось бежать, и наш отчаянный земляк отправился на юг Украины, где на новых заводах нужны были рабочие руки. Он, выходец из дворянской семьи, устраивается на расположенный под Екатеринославом (ныне Днепропетровск) металлургический завод простым рабочим-каталем.
Труд каталя был неимоверно тяжелый — в течение 12-часовой смены возить тяжеленные тачки с рудой. Но именно этот путь привел Курако к главному делу жизни — он всерьез заинтересовался работой доменных печей. Секреты доменного искусства молодой рабочий постигал непосредственно в цехе, по вечерам корпел над книгами. Вдобавок к освоенному еще в детстве французскому языку он выучил и английский. Это было необходимо для того, чтобы лучше понимать инженеров, в то время исключительно иностранцев, а также читать иностранные специализированные журналы.

г. Новокузнецк (Россия), пр-т Курако.

Со временем Курако стал признанным мастером доменного дела. Однажды он сумел остановить доменную печь, когда все рабочие бежали от нее, спасаясь от неминуемого взрыва. Но по-настоящему наш земляк прославился после другого случая, произошедшего во время его работы на Мариупольском металлургическом заводе. В одной из печей произошла авария, и внутри застыла глыба спекшейся железной руды и чугуна — «козел». Выход в таких ситуациях всегда был только один — ломать печь и строить новую. Однако Курако взялся «раскозлить» домну, и, к всеобщему удивлению, действительно сделал это, чем  спас предприятие от больших убытков.   
Директора заводов охотились за Курако как за драгоценной добычей. В случаях тяжелых аварий, когда были исчерпаны все силы и средства, приглашали Курако и его сплоченную бригаду. Талантливый самоучка исправлял то, что было не под силу опытным инженерам и ученым с именами. Кроме того, он целенаправленно работал над усовершенствованием технологии плавки, стремился сделать безопаснее работу доменщиков, в то время сотнями сгоравших у несовершенных печей.

 

В 1901 году Михаил Курако женился, родилась дочь Анна. В то время он работал уже на Краматорском металлургическом заводе. Молодая жена Янина не раз выговаривала мужу, что «доменные печи ему милее, чем она». Он днями пропадал на заводе — ведь в Краматорске Курако был назначен уже начальником доменного цеха, ему разрешили построить доменную печь по собственным чертежам. Этот конструкторский дебют нашего земляка стал триумфом — ни одна другая печь на отечественных заводах не выдавала столько качественного чугуна!
В 1905 году Курако принимает активное участие в антиправительственных забастовках рабочих. Волнения подавлены, арест неизбежен, он забирает семью и впервые за много лет едет в родное Козелье. В старых советских газетах часто фигурирует информация, что в этот приезд доменщик-пролетарий отказался от наследства, раздал землю крестьянам. За антиправительственную деятельность его все-таки арестовали и на три года сослали в Вологодскую губернию.
«Писать тебе о том, сколько я выстрадал по тюрьмам и этапам, не стоит, — признается Курако в письме другу. — Жизнь в ссылке очень тяжела, кушать нечего, живу впроголодь». Другой архивный документ свидетельствует — бывшие рабочие куракинской бригады тайно собирали деньги и высылали ему в ссылку. И это неудивительно. Курако рабочие не только уважали, но и любили. Он был честным, справедливым, искренним человеком. О его бескорыстии на заводе ходили легенды — он постоянно помогал рабочим деньгами и отказывался принимать их назад.  
После ссылки Михаила Курако, несмотря на репутацию «неблагонадежного», берут на металлургический завод в Юзовке (ныне Донецк). Здесь он создает первую в стране отечественную школу доменщиков, которую называли «куракинская академия». К нему приезжали учиться металлурги со всех концов страны. «Куракинская академия» стала центром подготовки квалифицированных отечественных доменщиков, которые постепенно вытесняли с заводов иностранных специалистов. «Секрет жизненности куракинской школы, — отмечал инженер Казарновский, — в глубоком понимании доменной печи. Курако рассматривал домну как своего рода организм. Он дал первое подробное и логическое истолкование тому, что происходит в горне, что в науке было плохо объясненным или не объясненным вовсе».
В Юзовке Курако продолжает свои работы по усовершенствованию доменного процесса, строит еще одну высокопроизводительную домну собственной конструкции. Очень показательны в этом плане воспоминания известного металлурга Ивана Бардина о первой встрече с Курако в 1911 году: «Он хотел знать обо всем увиденном мной в Америке. Но очень скоро мне стало ясно, что этот человек, никогда не покидавший России,  угадал и уже знал все то, с чем я столкнулся в Новом Свете, и притом четче, яснее, чем я...».


В научно-техническом музее им. академика И.П. Бардина.

Революция 1917 года открывает перед Курако новые перспективы. Его приглашают в Сибирь строить новый, современный металлургический комбинат в Кузнецком бассейне. Это то, о чем он всегда мечтал — первый в России доменный цех с полной автоматизацией! Он работает над проектом не покладая рук, но случается непредвиденное. Михаил Курако заболел сыпным тифом и 8 февраля 1920 года ушел из жизни...
Начатое нашим талантливым земляком дело завершил его ученик и друг, будущий академик Иван Бардин. Иван Павлович стал техническим руководителем и душой грандиозной стройки Кузнецкого металлургического завода. После ввода завода-гиганта в эксплуатацию Михаила Курако перезахоронили рядом с ним...
Заповедной тропой
Сегодня Козелье, где когда-то стояло родовое имение Михаила Курако, — это маленькая деревенька в Краснопольском районе Могилевской области. Здесь осталось всего шесть жителей — сделала свое дело авария на Чернобыльской АЭС, черным крылом радиации накрывшая эти земли...


Памятник М. Курако в г.п. Краснополье .

Знавала деревня лучшие времена: когда-то здесь бурлила жизнь, работала школа, клуб, библиотека, магазин. И, кстати, на школе висела памятная доска, увековечивавшая память о выдающемся уроженце этих мест Михаиле Курако.
— Сначала хотели установить памятный знак на месте, где стояла усадьба Курако. Но там уже жили другие люди, огороды были. И тогда решили на школе доску повесить, — рассказала нашему корреспонденту местная жительница, бывший директор школы Татьяна Крисанова.
По словам Татьяны Васильевны, ни самой усадьбы, ни хотя бы ее фотографии никто из послевоенного поколения не видел. Деревня Козелье в Великую Отечественную была полностью сожжена оккупантами, видимо, тогда же сгорел и панский дом. Каким-то чудом уцелел панский сад, местные жители долго еще угощались здесь яблоками и вишнями. А как-то раз женщина, жившая на месте бывшей усадьбы, откопала в огороде старинную монетку. 
Можно только догадываться и о судьбе богатейшей библиотеки генерала Арцымовича, книгами которой когда-то зачитывался юный Михаил. Ни в школьной библиотеке, ни в библиотеке при клубе дореволюционных книг никто не встречал. 


Учитель истории Краснопольской СШ Татьяна Гелетей в школьном музее.

Не забывают о прославленном земляке в районном центре, г. п. Краснополье. Помимо того, что в честь Михаила Курако названа одна из центральных улиц, ему поставлен памятник. В музее краснопольской средней школы висит портрет знаменитого доменщика, нарисованный местным художником Александром Поплыко. Основатель музея, учитель истории Леонид Васильевич Лобановский, по крупицам собирал информацию о Михаиле Курако и много сделал для того, чтобы это имя на белорусской земле не было забыто. Сейчас его дело продолжают учителя Татьяна Гелетей и Светлана Моргунова.
О судьбе семьи Михаила Курако удалось узнать следующее. После его смерти супруга Янина Рудольфовна с дочкой Анной какое-то время жили в Козелье, а потом уехали в Донецк, где их взял под свою опеку друг семьи инженер Иван Павлович Бардин. В школьном музее хранится вырезка из газеты «Вечерний Донецк» за 1982 год, где были опубликованы воспоминания Анны Михайловны Курако. В то время она жила неподалеку от Донецкого металлургического завода.


Великому доменщику


Памятник М. Курако в г. Енакиево (Украина).

Память об основателе школы отечественных доменщиков Михаиле Курако сохраняется и в российском городе Новокузнецке. Хотя знаменитый доменщик не увидел воплощения своего замысла, его труд был вложен в будущее этого города и одного из ведущих предприятий региона.
Проспект Курако в Новокузнецке — одна из главных транспортных магистралей города. А его могила-пантеон, расположенная недалеко от Новокузнецкого металлургического завода, является объектом культурного наследия федерального значения. В научно-техническом музее им. И. П. Бардина нашему земляку посвящен отдельный стенд. Как рассказала нашему корреспонденту директор музея Наталья Степанова, здесь хранится архив чертежей по доменному цеху завода
1917—18 гг. за подписью Михаила Курако. Экспонируются личные фотографии, в свое время переданные из музеев Донецка и Краматорска, другие уникальные материалы. 
По словам Натальи Васильевны, в День металлурга, юбилейные даты к могиле-пантеону Михаила Курако металлурги возлагают цветы. В 2012 году в музее прошла выставка, посвященная 140-летию со дня рождения Курако. Кроме того, к его пантеону был организовал велопробег молодых металлургов, учащихся металлургического техникума, студентов технических вузов. 
В Донецк, Краматорск, другие города юго-востока Украины, где также увековечено имя Михаила Курако, мы звонить по понятным причинам не стали — не до того им сейчас. Сказать хочется только одно: пусть это имя, чтимое тремя братскими народами, послужит еще одним напоминанием о нашем славянском единстве.

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Имя нашего земляка, знаменитого снайпера и зачинателя массового снайперского движения Феодосия Смолячкова гремело по всему Ленинградскому фронту.

Адам Мицкевич — всемирно известный поэт, произведения которого переведены более чем на 30 языков мира. И хоть писал он на польском языке  и считается классиком польской литературы, биография и творчество Мицкевича самым тесным образом переплетены с белорусской землей. Сегодня память поэта увековечена не только в Польше и Беларуси, но и в Литве, России, Украине, Германии, Турции, Франции, Италии, Грузии. 

Имя нашего земляка, известного ученого Игнатия Домейко увековечено не в одной стране мира. Но самый заметный след он оставил в благодарной памяти жителей Чили.

Его именем названа улица в Париже. На улицах и площадях Европы установлено более 30 его скульптур. Сегодня наш герой — всемирно известный скульптор и художник, уроженец белорусской земли Осип Цадкин.