Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Тема номера
>>>
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



150 золотых маршрутов моей Беларуси

№30 от 24 июля 2014 года

В поисках сокровищ: ВИШНЕВО
В поисках сокровищ: ВИШНЕВО


Как говорил русский классик Иван Бунин, «человека делают счастливыми три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать». Сегодня вместе с вами отправляемся по маршруту «Вишнево» следующего направления: Лоск — Городьки – Забрезье — Демидовичи — Цвировщина — Словенск — Вишнево — Ольшанка — Десятники. Мы узнаем, где проповедовал и печатал свои книги на белорусском языке Сымон Будный, как на металлургическом заводе еженедельно выпускали до 10 тонн железа, в строительстве какого храма принимал участие сам Витовт.
С кольцевой дороги съезжаем на М7, раковское направление.

Авторский проект художника, реставратора,
путешественника Владимира Цвирко.

Деревня Лоск

В 1856 г. из камня в ретроспективно-русском стиле была построена церковь святого Георгия. Достойны уважения ограждение и брама, выполненные из того же материала. Не поленитесь подняться на городище, расположенное на краю деревни. Пока еще стоят два деревянных строения. Это закрытый заброшенный костел Сердца Иисуса, построенный в 1919 г. и использовавшийся после 1959 г. как склад, и милое здание плебании 1935 г. Эти уникальные памятники надо немедленно перевозить в Строчицу. Они находятся в хорошем состоянии. С 1574-го по 1589 г. в Лоске действовала типография. Здесь проповедовал и печатал свои книги на белорусском языке просветитель, гуманист, философ Сымон Будный. По решению ЮНЕСКО в 1993 г. на мировом уровне отмечалось 400-летие со дня его смерти. 

Деревня Городьки

В этой деревне в 1866 г. из камня в ретроспективно-русском стиле была построена Покровская церковь. До 1990 г. храм не действовал. Святыня восстановлена.

Деревня Забрезье

В 1868 г. из бутового камня в ретроспективно-русском стиле построена Благовещенская церковь. Считалось, что от усадьбы «Великий двор», кроме нескольких хозпостроек, ничего не сохранилось. Однако Владимиру Цвирко с помощью местной жительницы удалось отыскать сам усадебный дом. Оказывается, он скрывался от глаз людских в старинном парке. Долгое время использовался как склад. Дом изуродован пристройками. Наглухо обнесен досками даже парадный портик на четырех колоннах. Сохранились старинные дубовые двери с центрального входа.

Деревня Демидовичи

Недалеко от деревни в поле на возвышении в полуразрушенном состоянии стоит часовня, не похоронившая еще своего былого величия. Часовня из красного кирпича и полевого камня построена в XIX в. в стиле народного зодчества. Это живописное место — настоящая находка для фотохудожников и просто ценителей красоты.

Деревня Цвировщина

На кладбище в непролазных зарослях сохранилась маленькая часовня в ретроспективно-русском стиле. Она построена из камня и кирпича в XIX в. Владимир Цвирко поставил себе цель восстановить часовню: почистить и накрыть сиротку. Команда единомышленников уже подобралась. 

Деревня Словенск

В 1868 г. из кирпича в ретроспективно-русском стиле построена церковь святого Николая.
Храм стоит на отшибе деревни, в уютном и скромном уголочке. Хотя обычно святыни возвышаются у всех на виду, рядом с домами. Говорят, что раньше были такие люди, которые указывали, в каком месте надо святыню возводить.

Агрогородок Вишнево

Это местечко известно еще с XIV в. Землями, прилегающими к Вишнево, тогда владели Хрептовичи. При Иоахиме Хрептовиче здесь были стекольный и гончарный заводы. Также здесь находился металлургический завод, на котором еженедельно выпускалось до 10 тонн железа. 
На христианском кладбище расположена часовня-надмогилье А. Броновской 1840 г. Недалеко находится еврейское кладбище XVIII в. В 1865 г. из камня и кирпича в ретроспективно-русском стиле построена церковь святых Козьмы и Демьяна. В 1637 г. из кирпича на месте деревянного храма, возведенного еще в 1424 г. по приказу самого Витовта, построен Благовещенский костел. Сохранились данные, что еще раньше на этом месте было языческое капище. Рядом находятся ограждение и часовня-колокольня, XIX в. От усадьбы Хрептовичей остался дом управляющего, арочный мост в парке, хозпостройки.
С 1906-го по 1913 г. в Вишнево жила белорусская поэтесса Констанция Буйло. В 1989 г. урна с прахом была захоронена на местном кладбище.
В Вишнево родился видный политический деятель Израиля лауреат Нобелевской премии мира Шимон Перес (Семен Перковский).
В 1998 г. он приезжал на родину.

Деревня Ольшанка

Недалеко от Вишнево находится еще одна усадьба Хрептовичей «Одровонж». Это была их охотничья резиденция. Запущен усадебный дом XIX в. В плачевном состоянии руины сторожки при въезде.

Деревня Десятники

В этих местах расположено кладбище солдат Первой мировой войны. Здесь лежат немецкие, австрийские и русские солдаты. Впечатляет памятник немецким солдатам, установленный в 1916 г. На его большом цилиндрическом постаменте сидит орел. На кладбище поддерживается идеальный порядок.

Легенда маршрута от автора проекта
«Птица пришлая»
Даже люди старшего поколения в эту легенду уже не верят. Говорят, что это сказка, придуманная их далекими предками, которые слышали ее, когда были еще детьми малыми. Возможно. Мы, становясь взрослыми, перестаем верить в сказки. Но ведь сказки когда-то были легендами, а они, в свою очередь, рождались благодаря реальным событиям, происходящим в наших краях, с нашими предками, в нашей необыкновенно богатой истории.
...В лесу перестали петь птицы. А лес этот был просто сказочный. Красные стволы сосен так высоко поднимались к небу, что, казалось, вершины их были облаками, а облака были их вершинами. Стремление деревьев вверх не мешало солнечному свету стремиться вниз. И все становилось прозрачным и чистым в этом потоке света. Даже ручей, бегущий под деревьями-великанами, был не просто бегущей струйкой воды, а переливающимся потоком лучей и бликов. Пение леса, ручья, птиц, света и воздуха кружило голову. Так было хорошо, что, казалось, такого быть не должно. Или за что такое счастье ощущать все это? Или просто это может быть только перед смертью.
Все было гармонично и едино в этом лесу. И вдруг перестали петь птицы. Все как-то замерло, насторожилось, остановился, кажется, от удивления даже ручей, вечно куда-то спешащий. Сосны попытались разглядеть, что там внизу случилось. Они как-то неловко повернулись и перекрыли дорогу солнечным лучам. Сырость и мрак тут же зашептались между собой, даже сразу не решившись выползти из-под коряг и пней. Воздух наполнился тревогой и ожиданием. Ветер перестал ласкать и раскачивать воздух. Запахло плесенью и грибами. Стволы сосен потемнели, а упавшие желтые листья превратились в грязные пятна на грязной серой траве. Это не показалось. Это было на самом деле так. Потеряв пение птиц, лес просто утратил интерес к жизни. Случилось что-то недоброе в этом мире.
На краю леса, на толстой ветке почерневшей осины сидела незнакомая птица. Она прилетела сюда совсем недавно. Откуда она явилась сюда, никто не спрашивал. В этом просто не было необходимости. В таком красивом месте должно хватать на всех добра, света и тепла. Как гостье, ей было оказано должное внимание. И стол сытный, и место не на сквозняке, внимание, уважение. Одним словом, гостеприимство. Пользовалась птица новоявленная всем этим сполна не стесняясь. А когда насытилась вдоволь этим самым гостеприимством, плела она речи такие.  Не могла понять она, почему здесь постоянно все щебечут и чирикают.  Шумят попусту. У них в стране заморской это не принято и даже неприличным считается. Мол, у них молчание ну просто на вес золота. Нечто загадочное было в нездешней птахе. Новая мода на молчание стала расти повально. И неважно, кто был первым попугаем в этом новом явлении. Через какое-то время в лесу перестали петь птицы. Тысячелетиями создаваемый мир стал рушиться на глазах. Как колокольный звон, очищающий человеческую душу, так и пение птиц было очищением для всего этого мира. Но если ты незрячий, это не значит, что не существует света. Один Бог знает, что случилось бы дальше, если бы однажды утром маленькая птичка, еще ничего не понимающая в этих глупостях взрослых, вдруг, подчиняясь только велению спасительницы-природы, запела очень простую и нежную песенку. И, слава Богу, хватило ума у всего окружающего понять, что это прекрасно, что это и есть их родное и привычное. Все вокруг почувствовало такую силу в этой простой песенке и огромное желание поддержать малышку. И весь мир, который был близок к кончине, вдруг подумал, а не прожить ли ему еще до конца этой песенки. Но, судя по тому, как все ликовало, щебетало, чирикало, конца у этого милого начала не будет никогда. И в этом звоне ручья, и в шуме ветра в кронах деревьев, и в этом великолепном птичьем хоре уже невозможно было различить противного вопля птицы. Пришлой, как сказали бы мои земляки милые.



Всего 1 комментария:

Антон
25-07-2014
А где "Зеленые волки"? Хотим "Зеленых волков"! В предыдущем номере было продолжение, значит должно быть и окончание. Надеемся Вы не забыли?


Еще
В рубрике


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.