Здоровье

№28 от 07 июля 2014 года

Дети особого статуса
Дети особого статуса
На официальном учете в Беларуси состоит 255 ВИЧ-позитивных детей и подростков в возрасте от 0 до 14 лет. Об их жизни известно крайне мало, поскольку статус таких детей тщательно скрывается. Так как же они живут? Кем воспитываются? Где учатся, лечатся, какую помощь получают? Не рискуют ли здоровые дети заразиться от них ВИЧ-инфекцией? Незнание порождает страх, поэтому говорить на эту тему необходимо.
От города до хутора
Подавляющее большинство детей (239 из 255) получили вирус от своих ВИЧ-инфицированных мам. Это в последние годы медицина сделала большой рывок и научилась так качественно проводить профилактику передачи вируса от матери к ребенку, что у соблюдающей предписания врачей ВИЧ-позитивной женщины есть почти стопроцентные шансы родить здорового малыша. Но так было не всегда, и в прежние годы из-за отсутствия эффективных профилактических мероприятий детки зачастую наследовали вирус. Да и сейчас, к сожалению, единичные случаи заражения все еще фиксируются. К примеру, в силу каких-то причин женщина не стала проходить тесты на ВИЧ, или инфицировалась в конце беременности и тест еще не показал наличие вируса.
Вместе с тем небольшая часть подростков была инфицирована другими путями — при половых контактах и через употребление инъекционных наркотиков. К сожалению, подрастающее поколение слишком рано стало приобщаться к соблазнам взрослой жизни. И поэтому вопросы профилактики рискованного поведения в подростковой среде сегодня актуальны как никогда.
Наибольшее число ВИЧ-позитивных детей, равно как и взрослых, проживает в Гомельской области, далее следует Минская область и Минск. Как мы помним, ВИЧ в Беларуси начинался со вспышки в Светлогорске, и потому на Гомельщине он получил наибольшее распространение. Но уже на карте Беларуси нет практически ни одного района, где не проживают ВИЧ-инфицированные люди — как взрослые, так и дети. Ошибочно думать, что это проблема только крупных городов. Не так давно ВИЧ был диагностирован ребенку, мать которого жила на хуторе.
В столице 25 детей с ВИЧ-позитивным статусом. Чаще всего они растут в неполных семьях, о них заботятся мамы. Трое деток воспитываются в полных семьях, четверо — под опекой родственников. Каждый четвертый ребенок живет в детском доме.
Под контролем
Дети, которым установлен ВИЧ-статус, находятся под диспансерным наблюдением в обычных детских поликлиниках врачей-инфекционистов, а если по каким-то причинам врача такого профиля нет, то участковых педиатров. В целях защиты конфиденциальности информации о заболевании ребенка их карточки хранятся отдельно от других.
Необходимые для лечения ребенка препараты семья также получает в поликлинике по месту жительства, в простой аптеке их не найдешь. Необходимые лекарства есть не только в таблетированном виде, но и в жидком. Лечение, однажды начатое человеком с ВИЧ-статусом, не должно прерываться на протяжении всей жизни, причем принимать препараты надо в одно и то же время. Дома за своевременностью приема следят родители или опекуны, в детских домах — обученные сотрудники.
Не менее двух раз в год детей обследуют и консультируют врачи специализированных консультативно-диспансерных кабинетов, которые действуют во всех областях и столице. При необходимости оказывается и психосоциальная помощь. Так, с 2011 года на базе детской инфекционной больницы Минска, помимо консультативно-диспансерного кабинета, работает кабинет комплексного оказания помощи семьям, затронутым ВИЧ. Здесь консультируют не только самих детей, но и членов их семей — бабушек, дедушек, тетей, дядей и т.д. Работают также с детьми с отрицательным ВИЧ-статусом, у которых ВИЧ-позитивными являются родители или другие члены их семьи. Аналогичный кабинет функционирует и в Светлогорске.
Надо сказать, благодаря последним достижениям медицины человек с ВИЧ-позитивным статусом больше не умирает в считаные годы, как когда-то, а может прожить долгую жизнь, учиться и работать, родить здоровых детей.
За соседней партой
ВИЧ-положительные дети не изолированы от детских коллективов, они ходят в обычные детские садики и школы. Информация об их диагнозе, как правило, сохраняется в тайне. «Мы советуем родителям проинформировать о ВИЧ-статусе своих детей хотя бы руководителя детского учреждения, напомнив ему об ответственности за разглашение этой информации. Но они имеют право не говорить. И зачастую именно так и поступают», — рассказывает заведующая отделением детской инфекционной больницы Минска Галина Лапицкая.
Родителей, скрывающих статус своего ребенка, понять можно. Что произойдет, если дети в классе и их семьи узнают, то за соседней партой сидит мальчик с вирусом иммунодефицита человека? Учитывая предвзятое, на грани мистического ужаса отношение нашего общества к людям с таким диагнозом, предположить нетрудно... В прошлом году в Минске и трех городах Ленинградской области (Санкт-Петербурге, Всеволожске и Тосно) провели социологическое исследование, целью которого было проанализировать общественное настроение в отношении ВИЧ-положительных людей. Среди вопросов был и такой: «Что бы вы предприняли, если б узнали, что в школе/детском саду, куда ходит ваш ребенок, есть ребенок с ВИЧ?» Большинство респондентов (41%) ответили, что перевели бы ребенка в другое место; 6% признались: потребовали бы, чтобы этого ребенка перевели в другое учреждение; 18% не предприняли бы ничего; 35% затруднились ответить — не исключено, что часть из них примкнула бы к вышеупомянутому 41%...
Конечно, понять можно и родителей здоровых детей, обеспокоенных вопросом — а не опасно ли иметь рядом такого одноклассника? Нас столько лет пугали СПИДом, что от одной только мысли об этой болезни в жилах стынет кровь. «Опасности для окружающих этот ребенок ни в школе, ни в детском саду не представляет. Пользование общей посудой, полотенцем, умывальником, туалетом, постельным бельем и так далее к инфицированию привести не может. Даже если дети в детском саду покусались — да, в слюне содержится минимальное количество вируса, но инфицироваться этим невозможно», — утверждает Галина Лапицкая.
Во время нахождения в детском коллективе ВИЧ-позитивный ребенок может пораниться до крови. Возникает вопрос — не будет ли поставлен этим под угрозу человек, оказывающий помощь и не знающий об особом статусе ребенка? «Принципы оказания медицинской помощи любому ребенку одинаковы, вне зависимости от того, знаем мы его ВИЧ-статус или не знаем. В частности, при обработке раны медработник должен одеть перчатки. Простых профилактических мер абсолютно достаточно, чтобы человек, который оказывает помощь, не поставил себя под угрозу заражения», — отметила врач.
В одной из столичных школ был случай, когда информация о ВИЧ-положительном статусе ученика каким-то образом просочилась в учительский коллектив. Ситуация усугубилась тем, что одна из учительниц оказалась мамой его одноклассника. Надо отдать должное, обеспокоенная женщина не стала паниковать, обратилась за консультацией к компетентным специалистам. И когда ей объяснили, что никакой угрозы одноклассникам ВИЧ-позитивный ребенок не представляет, вопрос был закрыт.
Не бояться, а знать
Какие выводы напрашиваются? СПИД по-прежнему не спит, хотя писать и говорить о нем стали гораздо меньше. Сегодня в Беларуси живет более 12,7 тысячи человек разных возрастов с диагнозом вируса иммунодефицита человека. Они — часть нашего общества и мы не имеем никакого морального права делать их изгоями. Другое дело, что соблюдение элементарных правил безопасного поведения должно стать нормой нашей жизни. Нужно знать это самим и учить своих детей.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

У ребят, которые проводят более 4 часов в день, сидя за компьютером, отмечается подъем психотических проявлений, таких как бред, беспокойство, спутанность сознания, тревога.

Среди фруктов яблоко – самый распространенный в бытовом питании продукт, который стараются есть в течение всего года.

Каждому человеку известно, что яд грибов, относящихся к разряду ядовитых, опасен для жизни.

Осень – непростое время. Наступил новый учебный год, закончились отпуска. Студенты «упорхнули» в города на учебу, подальше от родительской опеки и... домашней еды. Думать о здоровом питании им нет времени: студенческая жизнь и так очень насыщенная. А у кого-то на работе все настолько сложно, что вовремя пообедать получается только в выходные.