150 золотых маршрутов моей Беларуси

№24 от 12 июня 2014 года

В поисках сокровищ: Рованичи
В поисках сокровищ: Рованичи

В поисках сокровищ: Рованичи

Так бывает: даже самые, казалось бы, обычные вещи при более внимательном рассмотрении могут превратиться в нечто удивительное. Сегодня вместе с вами отправляемся по маршруту «Рованичи» следующего направления: Харчичи — Березино — Богушевичи — Колюжица — Алесино — Шипяны — Рованичи — Володута — Червень.
Мы узнаем, какое чудо можно повстречать в далеком и тихом уголке бескрайних лесов Березинского района, у кого поднялась рука уничтожить целое имение, где растут единственные в Беларуси экземпляры дуба белого и клена серебристого. С кольцевой дороги сворачиваем на М4, это могилевское направление.

Авторский проект художника, реставратора, путешественника Владимира Цвирко.

Деревня Харчичи

В этом далеком и тихом уголке бескрайних лесов Березинского района, среди обширных болот, вдали от людных поселений сохранились уникальные каменные кресты XII-XV веков. Возможно, их возраст еще более преклонный. Доступ к памятнику культуры затруднен. При распашке противопожарных полос тяжелой техникой был нанесен непоправимый ущерб этим исключительным объектам. Какие-то кресты и вовсе исчезли. Владимир Цвирко обратился за помощью в Министерство культуры. В письме он просил найти более надежное для сохранения и удобное для просмотра крестов место. Например, для этого бы подошел музей в Строчицах.

Город Березино

Здесь сохранился усадебный дом помещиков Потоцких, построенный в начале XIX в. До недавнего времени в нем жили люди. Дом расположен на правом берегу Березины, у террасы, закрепленной бутовой подпорной стеной. С правой стороны пристроено здание оранжереи, которое сегодня находится в плачевном состоянии. Спасти дом еще не поздно. Очень красивые виды открываются, если смотреть с усадьбы на Березину. Также здесь можно увидеть винокурню, построенную в 1892 г.

Агрогородок Богушевичи

В ретроготическом стиле на живописном берегу реки Усы в начале XIX в. из кирпича построен костел Божьего Тела как родовая усыпальница Свенторжецких. Имение было полностью уничтожено по приказу губернатора Муравьева-вешателя,  как собственность руководителя восстания 1863-1864 гг. на Игуменщине. В 1875 г. храм становится православным, в 2003-м  он переосвящен, отреставрирован после пожара и возвращен католикам. Белокаменное чудо стоит на крутом берегу протекающей рядом реки, на широкой поляне, обрамленной вековыми деревьями и зарослями сирени.

Деревня Колюжица

Это родина живописца Валентия Ваньковича, автора известных портретов Пушкина и Мицкевича, а также прозаика и публициста Мельхиора Ваньковича. Здесь сохранился склеп-усыпальница Ваньковичей, построенный в XIX в. Сооружение очень скромное и простое по конструкции, сложено из красного кирпича. Но даже такие вещи стоит сохранять.

Деревня Алесино

Здесь в хорошем состоянии от усадьбы Ваньковичей сохранился бровар, жилой и производственный корпуса, склад, хозпостройки (кон. XIX-нач. XX вв.). Каждое помещение уникально по архитектуре, живописности. Это яркий пример того, как местные жители достойно отнеслись к тому, что оставили им предки.

Деревня Шипяны

От усадьбы Ваньковичей (кон. XIX—нач. XX вв.). сохранились дом управляющего, конюшня, брама, жилой дом, молочная и парк со всем своим великолепием. Надо отметить, что в Алесино и Шипянах находятся лучшие памятники промышленного строительства в Беларуси. Невозможно оторвать взгляда от парка. Сильное впечатление производит сочетание графики старых коряг и молодой зелени.

Деревня Рованичи

На кладбище в 1799 г. из кирпича в стиле классицизма был построен костел св. Антония как фамильная усыпальница Слотвинских. После войны храм использовался под склад. В 1990 г. пострадал от пожара. И теперь остался один на один со своей судьбой. Дворец Слотвинских, построенный в 1853 г., был разрушен во время Второй мировой войны. Его восстановили только в 1952 г. Какое-то время в нем располагалась школа. Сегодня дворец оставили на произвол судьбы. Он находится в плачевном состоянии. Красивейшее здание погибает, взирая пустыми глазницами окон, взывая о помощи. Остались два флигеля, бровар, спиртоприемник (всегда ставился в сторонке, компактный, закрытый), здания хозпостроек. Сегодня еще просматривается планировка парка, на территории которого растут единственные в Беларуси экземпляры дуба белого и клена серебристого, еще окончательно не заросли пруды…

Деревня Володута

Еще по дороге из Рованичей можно увидеть уникальные остатки каменного бровара и спиртохранилища (нач. ХХ в.). Среди просторных околиц эти здания выглядят печально и величаво.

Город Червень

Это поселение известно еще с 1387 г. До 1923 г. город назывался Игумен. Во времена войн с Российской империей он был сильно разрушен и разграблен. Когда-то здесь проводилось по шесть ярмарок в год. В городе было шесть начальных школ. К сожалению, Червень не может похвастаться старинными культовыми строениями. Но он необыкновенно привлекателен своей рядовой застройкой XVIII-XIX вв. Такое архитектурное разнообразие вряд ли можно где-нибудь еще встретить. Город можно превратить в музей.

Легенда маршрута от автора проекта

«Жена для Кадука»
Мой собеседник — низенький, крупного телосложения лысоватый дедушка. Я ем большое антоновское яблоко, которым он меня угостил. До боли знакомый запах, кажется, разливается по всей улице.
«Как давно это было? — начинает он. — Было так давно, что тот умирающий дуб у крайней хаты нашей деревни во времена этой истории был зеленым подростком и прятался от суровых зим в хмызняке подлеска. Так вот, один добрый человек овдовел, остался с четырьмя малыми детьми на руках. Погоревал-погоревал он какое-то время да и взял в дом новую хозяйку. По двору помощь нужна, в хате, в поле руки не помешают, детям ласка женская необходима. Но такой противной женщины свет Божий не видел. Детей по углам быстро разогнала, а от мужика стала требовать, чтобы он добро домашнее продавал, а за него покупал ей всякие одежды и украшения. А когда хозяин начал отказываться, так она его давай избивать. Дети заступились. Так она им торбы в руки — и за дверь. Выгнала попрошайничать. Деньги приказала ей отдавать. Когда в доме закончились мало-мальски ценные вещи, стала зараза требовать, чтобы мужик вез на базар скот, птицу домашнюю, инструменты со двора, менял все на разные украшения и одежду богатую. 
Много ли мало терпел несчастный подобные издевательства, но однажды  решил сбежать из дома и утопиться. Детей, может быть, добрые люди в беде не оставят, дадут где переночевать, куска хлеба не пожалеют. А было около той деревни, если идти напрямую через лесок, болото непроходимое». Мой собеседник указал в ту сторону, откуда я только что приехал.
   «Кто в него попадал, домой никогда не возвращался. Хозяйничал и заправлял всеми делами недобрыми в этом страшном месте, как говорят старожилы, болотный царь Кадук. Кто когда его видел, на месте сразу же замирал. Смех его, завывание жуткое слышали иногда многие после того, как злыдень душу человеческую забирал. Так вот, пошел наш страдалец в болото. Зашел в самое непролазное место, по грудь в трясину забрался да и стал ждать, пока его царь болотный в свои темные глубины утащит. А Кадук тем временем по владениям своим разгуливал  и от нечего делать зверей  и птиц распугивал. Смотрит нечистик, что какой-то человек сам утопиться хочет в его болоте, без его участия. Не понравилось это ему. Хозяин он здесь или не хозяин? От него не бегут, его не боятся, у него не просят, чтобы он жизнь даровал, как обычно всегда бывает в подобных случаях. Схватил он мужика за волосы да и выбросил  на берег. Тот спасению своему не обрадовался. Опять полез в болото, да еще туда, где глубже. Кадук глупого на берег выкидывает, а тот опять в болото стремится. Да так настойчиво, что Кадук не на шутку рассердился. Да и человек устал. Сел на большую купину и заплакал. Стало болотному царю интересно, почему этому несчастному горестно от того, что у него не получается покончить с жизнью своей. Начал спрашивать, отчего или из-за кого человек так настойчиво хочет со светом белым распрощаться. Тот и поделился своим горем. Выслушал Кадук  внимательно мужика и стал ему завидовать, что у него есть такая пачвара. На то время он вдовствовал. Среди кикимор его придворных не нашлось подходящей половинки. А тут счастье само пришло к нему.
Кадук пообещал мужику помочь. Они договорились, что человек соберет немного клюквы на болоте и отнесет ее домой, покажет бабе. Тот так и сделал. А дома, когда он высыпал клюкву на стол, превратилась ягода в камни драгоценные. Немедля был отправлен мужик опять на болото. Но на этот раз ягоды были как ягоды. Мужик объяснил, что царь болотный даст ей столько драгоценностей, сколько она сама пожелает. Но для этого стоит навестить ей самой владения Кадука. Сначала баба не соглашалась. На камни все смотрела, перед зеркалом крутилась. Но однажды утром решилась, взяла две корзины побольше и пошла в сторону болота. Что и как там было, неизвестно. Свидетелей нет. Да только не одну ночь над болотом стояли страшные завывания. Судя по всему, нечистая сила свадьбу справляла. А возможно, и в болоте стала баба свои порядки наводить.
Мужик забрал детей домой. Стали они работать на своем поле…
   «Так я же въезжал в вашу деревню с той стороны. Никакого болота по дороге  не видел», — засомневался я. «Его там уже давно нет. Мелиорация постаралась. А ты, видать, мне не поверил, — посетовал мой собеседник. — Дело твое. Только ты езжай, милок, покуда сумерки не сгустились. Езжай да по сторонам сильно не заглядывайся. Дорога тут через болотные места насыпная, узкая…».



Всего 2 комментария:

Сергей
12-06-2014
Прошло какое-то время и я заглянул на ваш сайт, а там новые маршруты авторского проекта Владимира Цвирко. Летнее время, время отпуска. Как замечательно:открыл, почитал, поехал. Спасибо за новые маршруты!!!

Маргарита
13-06-2014
Что такое бровар, как выглядит водяная мельница, черты архитектурных стилей и т.д. Все это мы познаем вместе с вашим, Владимир, авторским увлекательно-познавательным проектом. Спасибо!!!


Еще
В рубрике

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин