Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
Награды
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



150 золотых маршрутов моей Беларуси

№22 от 29 мая 2014 года

В поисках сокровищ: Мокраны
В поисках сокровищ: Мокраны

Впереди нас ждут жаркие яркие деньки и теплые бессонные ночи. Быстро пролетят они. Промелькнут, словно кометы. Оторвитесь от грядок с витаминами, от дивана с пультом, от кухни. И вперед — за новыми открытиями, встречами, историями. Сегодня вместе с вами отправляемся по маршруту «Мокраны» следующего направления: Киевичи — Кунцевщина — Мокраны – Иодчицы — Нагорное – Урведь — Шейки — Голынка — Карацк. Мы узнаем, как простой почтовый клерк подарил деревне необычный проект церкви, где уникальную часовню-усыпальницу с 72 криптами превратили в скотомогильник, а единственную в Беларуси голубятню 1811 г. в свалку; какое чудо можно увидеть в деревне Шейки.  
С Брестской трассы М1 поворачиваем на Несвиж, затем на Р107 и попадаем на Р43.

Авторский проект художника, реставратора,
путешественника Владимира Цвирко.


Деревня Киевичи

Здесь в 1882 г. в ретроспективно-русском стиле из камня была возведена Вознесенская церковь. Со строительством храма связана интересная легенда. Однажды почтовому клерку попался на глаза проект церкви, пересылаемый из Петербурга в Киев. Необычный  проект так приглянулся служащему, что он возьми да и исправь в адресе на посылке «Киев» на «Киевичи». Сегодня церковь восстанавливается. Хотя чувствуется, что дела идут трудно. Но надежда умирает последней.
Деревня Кунцевщина

В этой деревне от усадьбы Войниловичей (Войниловичи — древний шляхетский род) остались дом эконома, флигель. Также сохранилась сыроварня, которую одни историки признают, а другие утверждают, что это спиртзавод. Останки деревянных хозпостроек потихоньку растаскивают для своих нужд местные. Обязательно стоит заглянуть в деревянную церковь Казанской иконы Богоматери (XIX в.). Она построена в стиле народного зодчества. Рядышком с храмом стоит скромная, но изящная в пропорциях часовенка (XIX в).
Деревня Мокраны

В 1961 г. деревню переименовали в Красную Дуброву. От усадьбы Войниловичей «Мокраны» в удручающем состоянии сохранились три великолепных памятника истории и культуры — усадебный дом (XIX в.), церковь святого Георгия (1866 г.), часовня-усыпальница (XIX в.). Историки спорят по поводу усадебного дома. Некоторые из них придерживаются мнения, что это не дом, а производственное помещение — молочный завод.  В 1866 г. на средства владельца села помещика Иосифа Войниловича возводится из кирпича церковь святого Георгия. По характеру постройки храм близок к католическому.
Здесь же можно увидеть уникальное и единственное в своем роде в Беларуси строение — католическую часовню-усыпальницу, в которой были расположены 72 крипты. Святыня строилась при условии, что будет возведена и православная церковь. В 1920-е гг. часовню-усыпальницу превратили в скотомогильник. Сегодня не мешало бы ее почистить и законсервировать.
Деревня Иодчицы

В 1856 г. в неорусском стиле из дерева была построена Покровская церковь. Храм возвели на возвышенности — на искусственном холме, который специально для этого насыпали зодчие, простой народ, спонсоры. Церковь небесного цвета с золотыми куполами стоит в обрамлении старинных деревьев.
Деревня Нагорное

В 1933 г. в неороманском стиле из кирпича построен Крестовоздвиженский костел. Он расположен на южной окраине деревни, у католического кладбища. Чувствуется бедноватая стилистика постройки, бросается в глаза простая пластика.
Деревня Урведь

На честном слове стоит здесь еще пока ветряная мельница, построенная в конце XIX в. Стоит в сторонке, в одиночестве, без крыльев. Таких ветряков в Беларуси остались единицы — 3-5. В хорошем состоянии сохранился механизм мельницы, которую еще можно спасти и отреставрировать. Например, перевезти ее в Строчицу.
Деревня Шейки

Здесь стоит еще одно крылатое чудо. Правда, крыльев уже нет. И вряд ли они когда-нибудь появятся. Ветряная мельница-шатровка (к. XIX — нач. XX в.) уникальна тем, что у нее на стационарном корпусе к ветру поворачивается только шатер — верхняя часть купола с крыльями. Опасно наклоненный силуэт красавицы говорит о том, что время умирать, возможно, наступит уже завтра. Поэтому необходимо как можно быстрее законсервировать мельницу.
Деревня Голынка 

 

В деревне в 1788 г. на средства местного помещика Чижа в стиле народного зодчества из дерева была построена церковь св. Петра и Павла. До 1990 г. храм был в запустении. В 1809 г. в былой усадьбе помещиков Вендорфов (XVIIIв.) в классическом стиле построена католическая часовня. Рядом с ней можно увидеть редкое и единственное строение в Беларуси — голубятню из красного кирпича  (1811 г.). Еще пару лет — и это чудо исчезнет. Уже сегодня памятник превращен в свалку.
Деревня Карацк

Здесь когда-то процветала усадьба Черноцких (XIX в.). От ее былого величия остались усадебный дом, а также такая хозпостройка, как сыроварня. Недалеко расположена часовня-усыпальница Ядвиги Черноцкой (нач. XX в.). Стиль — эклектика. Святыня стоит в зарослях дикого шиповника.
Легенда от автора проекта
«Белые крылья»

Рядом с этими местами было большое и богатое имение. Здесь можно было всегда найти сезонную или постоянную работу. Хозяин усадьбы предлагал талантливым молодым людям серьезно заняться развитием своих способностей, учиться той или иной профессии. Были случаи даже, что особо одаренных он отправлял учиться в большие города — Вильнюс, Варшаву, Краков…
Возвращаясь с полевых работ, Ганка всегда старалась пробежать по той тропинке, которая проходила рядом с местной кузницей. Это было небольшо деревянное строениее с навесом, из дубовых брусьев было сделано стойло для подковывания лошадей. Помимо перезвона разных тональностей молотков и молоточков от кузницы всегда исходило тепло и особый запах древесного угля и водяного пара. С молодым кузнецом она была знакома давно. Можно сказать, с детства. Их дружба незаметно переросла в чистую и светлую любовь. Однажды встретившись, кузнец поведал своей возлюбленной, что владелец имения, заказывая очередное изделие из металла, предложил ему учиться за границей. Мол, его умению в кузнечном деле необходим опыт знаменитых мастеров. Отразиться это  в лучшую сторону и на заработках молодого человека. Он сможет жениться, построить дом и воспитывать в нем детей. Учиться в Варшаву он должен был уехать осенью. Прощание было долгим, со слезами, с уговорами остаться. Напрасно. Решение уже было принято.
На прощание юноша пообещал возлюбленной, что когда он познает все премудрости профессии, выкует для нее на чужбине кольцо необыкновенной красоты из золота.
Утро выдалось пасмурным. Стелющийся туман от реки заполнял все окольные лощины, оставив нетронутым только погорки, покручи и возвышенности за садом деревни. С холма у края деревни все провожающие уже давно разошлись. А наша героиня стояла, вытянутая в струночку, с глазами, полными слез. И только руки, высоко поднятые вверх с белым платком, все махали вслед уходящему обозу. Даже тогда, когда телеги с извозчиками растаяли в молоке тумана. Кузнец и не подозревал, что под сердцем своей любимой он оставляет частичку себя.
К весне люди начали судачить об интересном положении Ганки. На улице стали тыкать в нее пальцами. Бесхарактерный отец не пытался защитить дочь. Он сам затребовал, чтобы она ушла из дома. Слухи о несчастной девушке дошли до имения. Управляющему хозяйством было приказано забрать Ганку в усадьбу, дать ей легкую работу и теплое помещение при молочной ферме…
Через какое-то время после родов Ганка умирает. Одни говорят, что девушка сильно простыла и лекарям не удалось ее спасти, другие утверждают, что ей проходу не давал сам управляющий. Боясь позора, Ганка покончила жизнь самоубийством. Маленький ребенок остался без матери.
Единственная дочь хозяина усадьбы была замужем, а вот детей у них не было. Попытки излечить девушку за границей не дали результатов. Тогда семья решила взять себе сиротку. Через какое-то время они уезжают жить во Францию.
...К кузнецу однажды пришла семья здешнего мельника с заказом изготовить все необходимые детали механизма для будущей ветряной мельницы. Мастер согласился сделать все бесплатно, если мельник пообещает поставить мельницу там, где он укажет. Это было то место, где кузнец расстался со своей любимой. Пока строительство мельницы еще не началось, он втайне на этом месте закопал тот самый перстень, который выковал на чужбине для Ганки. Долго трудился кузнец на благо всей околицы…
Умер он в своей кузнице, сидя на стуле у двери, из которой всегда была видна  мельница, машущая белыми крыльями… 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин