Страницы истории

№19 от 08 мая 2014 года

ВЫЕЗЖАЛА НА БЕРЕГ «КАТЮША»…
ВЫЕЗЖАЛА НА БЕРЕГ «КАТЮША»…
В Орше, на левобережной днепровской круче, установлен не совсем обычный памятник. Посвящен он «катюше». Нет, не той девушке-красавице, которая, как поется в некогда популярной песне, выходила «на высокий берег, на крутой», а ее не менее известной тезке — легендарной боевой машине полевой реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны.
Монумент
на днепровской круче
— Подобных монументов, составляющей частью которых являются мобильные реактивные установки БМ-13, более известные как «катюши», на постсоветском пространстве насчитывается с добрый десяток, — вводит нас в курс дела заведующая музеем истории и культуры г. Орши Людмила Матвеева. — Но наш, оршанский, — особенный, потому что посвящен он первым боевым залпам по вражеским позициям этого легендарного оружия. Этот памятник был установлен в 1966 году, а его авторами являются известные белорусские архитекторы Юрий Градов, Валентин Занкович и Леонид Левин. Это был один из первых их совместных творческих проектов — позднее, как известно, именно они победили в конкурсе на создание мемориального комплекса «Хатынь», за который впоследствии были удостоены Ленинской премии, одной из престижнейших наград бывшего Советского Союза.
Монумент «Катюши», который имеет официальное название «За нашу Советскую Родину!», гуляя по центру Орши, не заметить нельзя. Он возвышается над днепровской кручей, рядом с мостом, одновременно являющимся и продолжением улицы Могилевской. Композиция мемориала базируется на контрасте объемов, асимметричности и разномасштабности. При входе на его территорию со стороны реки расположен небольшой черный куб, надпись на котором гласит: «Экспериментальная батарея из семи машин под командованием капитана И. Флёрова была впервые задействована для нанесения ударов по железнодорожной станции Орша и переправе через реку Оршица 14 июля 1941 года». Здесь же в линию выставлены стремительно нацеленные в высоту железобетонные элементы, символизирующие восьмиствольные направляющие рельсы пусковых установок. А поодаль справа, в центре самой высокой площадки комплекса, на пьедестале, размещена точная копия «катюши» образца 1941 года — макет реактивного миномета «катюша».
— По большому счету, на Оршанщине сегодня имеется два монумента, посвященных первому боевому залпу «катюш», — поясняет далее Людмила Матвеева. — Наиболее известный из них установлен на высоком берегу Днепра в Орше. Место для его размещения в свое время выбрали произвольно. Хотя, возможно, и под влиянием широко известной песни по девушку Катюшу. Второй монумент легендарным «катюшам» установлен у деревни Пищалово, что в 6 километрах от Орши. Он-то как раз и находится в том самом месте, откуда боевые машины капитана Флёрова производили огненный шквал по железнодорожной станции и переправе через реки Оршицу и Днепр.
Огненный смерч
Произошло это, как уже нам известно, 14 июля 1941 года. Именно к этой дате, как рассказывает далее Людмила Дмитриевна, немецко-фашистские захватчики вплотную подошли к Орше, и, начиная с раннего утра, их войска начали оккупировать город. Практически одновременно с ними на станцию Орша, которая уже тогда представляла собой крупный железнодорожный узел на востоке Беларуси, стали прибывать и первые вражеские эшелоны с горючим, боевой техникой и личным составом. С каждым часом их там становилось все больше и больше — фашисты начали создавать стратегический резерв для подкрепления своих передовых частей, наступающих на Москву. Чтобы обезопасить прибывающие эшелоны от советской авиации, создали вокруг станции мощный противовоздушный щит. Однако он не спас врага — через несколько часов по полудню, в 15.15 по московскому времени, когда на путях скопилось изрядное количество железнодорожных составов, на них обрушился мощный артиллерийский шквал, в мгновение ока накрывший станцию огромным огненным облаком.
Уцелевшие в этом аду немецкие солдаты не могли понять, откуда грянул гром и что за оружие против них было применено. Ведь все вокруг горело и взрывалось, вагоны с боевой техникой превращались в груды искореженного металла, рушились станционные строения, взлетала в воздух охваченная пламенем земля…
Спустя полтора часа такой же огненный смерч обрушился и на еще одну занятую врагом стратегическую позицию, переправу через реку Оршицу. В итоге за считанные секунды находящиеся там военная техника и воинские подразделения были уничтожены. Не осталось следа и от самой переправы. Всеобщее смятение и хаос царили вокруг. В еще больший ужас приводило оставшихся в живых фашистов полное неведение о происшедшем…
Все, что немецкие командиры в тот день смогли передать в своих рапортах и донесениях Генеральному штабу об оршанских событиях, — «русские применили батарею с небывалым числом орудий, снаряды фугасно-зажигательные, но необычного действия, разрываются одновременно; потери в людях значительные».
— Эффект от первых боевых залпов «катюш» под Оршей оказался неимоверным, — говорит Людмила Матвеева. — Практически на неделю было приостановлено интенсивное наступление фашистских войск на смоленско-московском направлении, благодаря чему советские войска получили время на перегруппировку сил и укрепление своих оборонительных порядков. Но главное в том, что успешные действия батареи капитана И. Флёрова послужили толчком к быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения для Красной Армии. Через несколько месяцев, примерно середины осени 1941 года, на фронте уже несли службу 45 дивизионов, насчитывающих по четыре «катюши» в каждом. Затем, по мере поставки установок на фронт, из них начали формировать полки. За один залп такой полк выпускал 576 снарядов, способных уничтожить боевую технику и живую силу на площади примерно 100 гектаров. Такие полки имели официальное название — Гвардейские минометные полки артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.
Кстати, к концу Великой Отечественной войны в Красной Армии уже насчитывалось 40 отдельных дивизионов, 105 полков, 40 бригад и 7 дивизий «катюш» различных модификаций. Несомненно, весь этот могучий арсенал, равный, как подсчитали статисты, одновременному залпу 5 тысяч артиллерийских полков, внес свой достаточно ощутимый вклад в дело Великой Победы.
Путь к Орше
К разработке реактивных снарядов, прототипов тех, что позже использовались на «катюшах», советские оружейники приступили за двадцать лет до исторических залпов под Оршей. К 1933 году работа по их созданию была практически завершена, и начались официальные испытания. Но лишь в 1937-м реактивные снаряды данного типа были приняты на вооружение Военно-Воздушными силами Советского Союза. Примечательно, что первоначально реактивные снаряды собирались применять только в качестве оружия для авиации — истребителей и бомбардировщиков. Использование же их для систем залпового огня наталкивалось на большое противодействие артиллеристов — им представлялось, что новое оружие слишком неэффективно по сравнению с традиционной артиллерией. Тем не менее, начиная с 1938 года, в специально созданном под этот проект Реактивном научно-исследовательском институте приступили к созданию многозарядной реактивной установки, смонтированной на базе грузового автомобиля. В марте 1941 года эта работа в основном была завершена, и после полигонных испытаний мобильная реактивная установка, получившая официальное название БМ-13 — боевая машина снарядов 13-миллиметрового калибра, была одобрена высшим военным командованием.
Немного позже, как рассказывает моя собеседница, за БМ-13 закрепилось ласковое женское имя Катюша. На сей счет существует несколько версий. Самой распространенной является гипотеза, что это название произошло от ставшей популярной перед войной песни М.Блантера «Катюша». Другая версия отчасти более прозаична — название связано с индексом «К» на корпусе установок, который означал место их выпуска — воронежский завод имени Коминтерна.  А поскольку фронтовики любили давать прозвища оружию, например, гаубица М-30 у них была матушкой, пушку-гаубицу МЛ-20 они звали емелькой, то БМ-13 с индексом «К» и стали называть катюшами. Со временем это прозвище закрепилось за всеми боевыми машинами реактивной артиллерии, установленными на автомобильных шасси. 
Как бы странно это ни звучало, но «катюши» пришлись Красной Армии к началу Великой Отечественной войны как раз кстати. 26 июня 1941 года в Воронеже была завершена сборка двух первых установок БМ-13 на базе трехосного грузовика ЗИС-6. В экстренном порядке они прошли 2-дневные испытания на одном из подмосковных полигонов и сразу же поступили в распоряжение армии, — 1-й экспериментальной батареи реактивной артиллерии, командиром которой был назначен боевой офицер, участник советско-финской военной кампании 1939–1940 годов капитан Иван Флёров.
На формирование батареи И.Флёрову было отпущено не более трех суток, и уже 1-го июля он доложил командованию о готовности своего подразделения к боевым действиям. Кстати, к тому времени на вооружении 1-й экспериментальной батареи реактивной артиллерии, состоящей из полутора сотни солдат, находилось уже 7 установок БМ-13. Получив приказ выдвигаться на запад, в сторону фронта, капитан Флёров приступил к его немедленному исполнению.
И вот 14 июля 1941 года, когда внушительная колонна из 88 тщательно зачехленных автомобилей — подавляющее большинство из них перевозило снаряды к реактивным установкам — оказалась в районе Орши, Флёрову поступила команда о немедленном уничтожении сосредоточенных на станции железнодорожных составов врага, а также обстреле переправы через реку Оршица. Выбрав удобную позицию между деревнями Пищалово и  Гадовичи, флёровцы за считанные минуты развернули реактивные установки из походного положения в боевое, и через какое-то мгновение на железнодорожный узел обрушился огненный смерч…
Так было положено начало славному боевому пути легендарных «катюш».
Последний залп
Почти сразу же после первых залпов под Оршей батарея капитана Флёрова продолжила свой боевой героический путь по прифронтовым территориям. Во второй половине июля, в августе и сентябре 1941 года она наносила ощутимый урон врагу под Смоленском, Рудней, Рославлем… В свою очередь гитлеровцы устроили настоящую охоту на советское чудо-оружие. Как только им удавалось засечь месторасположение «катюш», они сразу же посылали туда танки и авиацию. Но флёровцы не задерживались на одном месте — дав залп, сразу же меняли позицию.
И все же в начале октября немцам удалось вплотную приблизиться к батарее Флёрова — вместе с другими частями она попала в окружение под небольшим городком Спас-Деменск Калужской области. Капитан Флёров делал все возможное, чтобы прорваться  к своим,  провел по вражеским тылам 150-километровый марш-бросок, но подвела нехватка горючего для машин. В итоге в ночь на 7 октября недалеко от деревни Богатырь Вяземского района Смоленской области батарея попала в засаду и приняла ожесточенный бой. Оказавшись в безвыходном положении, капитан приказал ликвидировать боевые установки. Когда приказ был выполнен, сам И.Флёров дал залп по врагу из последней установки, а затем подорвал ее вместе с собой.
Кстати, немцам так и не удалось решить загадку «Катюши» до самого конца войны. Лишь много десятилетий спустя советские оружейники раскрыли тайну этого оружия и эффект его пиротехнического воздействия. Оказывается, все дело было в удлиненных тротиловых шашках, которыми были начинены реактивные снаряды. При подрыве они разбрасывали тысячи раскаленных осколков, которые и поджигали все вокруг эпицентра взрыва. И чем более массированным было применение реактивных снарядов, тем более сильным был фугасный и пиротехнический эффект.
* * *
О судьбе командира первой батареи «катюш» долгие годы после Великой Отечественной войны ничего не было известно. И только когда в архивах обнаружились документы одного из армейских штабов вермахта, в которых с немецкой скрупулезностью сообщалось о событиях начала октября 1941-го у смоленской деревни Богатырь, имя Ивана Флёрова было возвращено из небытия. В 1960 году он посмертно был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако высшая награда страны, обороняя которую от ненавистного врага он отдал свою жизнь, тогда не нашла героя. И лишь в 1995 году справедливость восторжествовала — капитану Флёрову Ивану Андреевичу было присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно. Именем легендарного капитана названы улицы в Орше, его родной деревне Двуречки Грязинского района Липецкой области и ряде российских городов, через которые проходил боевой путь флёровской батареи.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Жизнь – самый крутой сценарист и режиссер. Ее истории даже более удивительны, чем голливудские. Недавно одну такую услышала от создателя краеведческого музея Старосельской школы Витебского района Маргариты Юшкевич, открывшей нам, столичным гостям, настоящую музейную сокровищницу, под завязку заполненную историческими раритетами Придвинского края.

Издательство информационного агентства БЕЛТА при поддержке Постоянного Комитета Союзного государства выпустило фотоальбом «Победа — одна на всех». Книга посвящена 70-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. В ней собрано около 400 уникальных и бесценных снимков. Некоторые фотографии — настоящая находка. Они ранее нигде не публиковались.

На прошлой неделе, 17 сентября, отмечалось 75-летие воссоединения Западной Беларуси с БССР. Пока это событие еще не нашло достойного отражения в государственном календаре нашей страны. Но ширится народная поддержка идеи придать ему должный статус, поскольку, согласитесь, дата выдающаяся. Впрочем, споры вокруг ее значения в истории продолжаются.

К 100-летию начала Первой мировой войны