Не из вредности

№16 от 17 апреля 2014 года

Никому ничего не скажу
Никому ничего не скажу
Уже три дня подряд по вечерам занимаюсь глупейшим, в общем-то, делом, которое прежде было абсолютно мне не свойственно — внимательно смотрю рекламу по телеку! И пришел к парадоксальному выводу: наверное, очень неслучайно именно в наших краях получило беспрецедентное развитие партизанское движение. Не выдать тайну, не сболтнуть лишнего, не проговориться — это у нас в крови. Даже у тех, кто по долгу службы и призванию должен рассказывать как можно больше.
Собственно, дорогой читатель, только не подумай, что сближение Марса и Земли отразилось на процессах взаимодействия нейронов в моей головной коробке. Реклама заинтересовала меня чисто из утилитарных соображений.
Так уж случилось, что по воле бездушной техники под удар был поставлен привычный уклад жизни целой семьи — стиральная машина известной итальянской марки и итальянской же (на то время!) сборки захандрила после более 15 лет успешной службы. Конечно, мы с ней привыкли за это время друг к другу, но не настолько, чтобы эта привязанность заставила меня вложить несколько сотен долларов на ее реанимацию. Проще купить новую. А значит я, как глава семьи, по указанию шеи стал подбирать подходящую новую машинку.
Углубился в интернет, изучил характеристики и потребительские качества, новые технологии процесса стирки и параметры ресурсосбережения, промониторил рынок страны и ближнего зарубежья. Выводов получилось несколько.
Идеальный вариант — стиралка немецких марок и немецкой же сборки. Одна беда — при минимальном наборе современных функций цена переваливает, и существенно, за тысячу долларов.
Вариант второй — массовые известные бренды, собранные на заводах Китая, Польши, России, Турции. Здесь с тем набором характеристик, которые мне нужны, можно уложиться в сумму от 500 до 900 долларов, особенно если с горем пополам и таможенными мытарствами приволочь технику из-за западного рубежа.
Третий вариант нарисовался внезапно, хотя не рассматривался мной в принципе. Прогуливаясь по очередному салону техники, супруга в шутку ткнула в машинку известного белорусского производителя: «А давай эту возьмем – очень уж цена симпатичная!».
Я, конечно, только посмеялся. Но дома на всякий случай полез в интернет… А потом три дня, не веря своим глазам, читал информацию, шарился по форумам, общался с сервисменами. Узнал про различные линейки моделей. Про двигатели, производимые по лицензии крупнейшего немецкого концерна. Про энергоэффективность А++, про класс стирки А, а отжима — В. Про статистику отказов, сопоставимую с другими производителями. Про развитый функционал, превосходящий во многом даже корейцев. И про цену в 450 долларов за машину на 7 кг — существенно дешевле аналогов…
Вопрос один: как я, покупатель, должен обо всем этом догадаться?!
История вторая, но очень похожая, приключилась с наручными часами. Не так давно они потребовались мне, что называется, на каждый день — не пафосные, не статусные, не «понтовые», а такие, чтоб и дрова на даче рубануть можно было, и на работу сходить. Ни в каталогах, ни за рубежом, ни тем более у нас ничего приличного дешевле 200 баксов нет. А отдавать хоть сколько-нибудь значимую сумму за кварцевый нонейм-бренд из Китая — увольте. Выход? Не поверите — часы белорусского производства за 400 с хвостиком тысяч. С японским механизмом, гипоаллергенным нержавеющим покрытием и тонким корпусом! О чем, естественно, я тоже проведал уже постфактум, специально изучив материалы на сайте производителя и техпаспорт к изделию.
Опять же вопрос — а как вообще я должен был узнать о том, что в Минске пытаются делать современные часы? И каким образом я обязан догадаться о высоком качестве и выдающихся характеристиках автомобилей, сборку которых вроде начали в Беларуси?
Не из вредности об этом надо говорить, а по причине вопиющего непрофессионализма наших маркетологов и рекламщиков. Такое чувство, что из всего учебного курса, который им преподавался, они научились лишь грамотно составлять бюджеты рекламных компаний, чтобы успешно организовывать их «освоение». Ведь в первую очередь любая реклама должна донести до покупателя информацию о технических характеристиках и потребительских качествах товара, о его преимуществах и отличительных свойствах. И лишь после выполнения этого условия средствами образности, ассоциативности и креативных решений «зацепить» того, на кого она направлена.
Пример из вчерашнего телеэфира. Рекламный ролик обувной фабрики приглашает торговых представителей на презентацию коллекций следующего года. Круто! Но мне-то что? И сколько торговых представителей сидит перед телеэкраном в прайм-тайм? Так почему бы миллионам других телезрителей в это время не рассказать про мягкую кожу, качественную фурнитуру и анатомические стельки новой коллекции?
Для этого нужно всего лишь, чтобы маркетологи увидели в нас покупателей. А пока… Пока какие-то самоделкины по телеку что-то лепечут про три года гарантии на все стиралки отечественного производства. Ни уму, ни сердцу.


Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Технологии нынче развиваются умопомрачительными темпами. Еще десяток лет назад попискивающий на поясе пейджер казался нереально крутым гаджетом. Сегодня же само собой разумеющимся способом коммуникаций стал смартфон: всего несколько касаний пальцами — и вот тебе новости, и видео, и доступ ко всем электронным ящикам, и фото друга с Мальдив, и разговор с Нью-Йорком…

Был во времена оные популярным один анекдот про то, как Рабинович устроился начальником склада работать. Месяц трудится он в поте лица, второй, третий… Наконец, в бухгалтерии предприятия не выдержали и позвонили товарищу: «Уважаемый Рабинович, а почему вы за зарплатой не приходите?». «Шо? — удивился начальник склада. — А у вас тут еще и зарплату платят?!».

Экспериментаторы из Великобритании уже давно стали притчей во языцех для всех, кто работает с новостями. Фраза «британские ученые выяснили» стала почти сто-процентным указанием на то, что сейчас мы узнаем об очередном ярком, но абсолютно бессмысленном открытии. Даже анекдоты родились!

Кто из мужчин не попадал в упоительный плен женских глаз? Наверное, только те, кто голосует за права секс-меньшинств в странах Запада. Остальные — стопроцентные жертвы этих наивно округленных очей и трепетно вздрагивающих ресничек: а что, разве что-то я сделала не так? И где уж ты после этого будешь доказывать свою правоту или докапываться до истины…