Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Репортаж «7 дней»
>>>
Награды
>>>



Мы и мир

№15 от 04 апреля 2014 года

Мадемуазель президент
Мадемуазель президент

Критики детективной литературы утверждают: существует всего семь основных сюжетов, и вокруг них бесконечно вертятся хитрые беллетристы. Что ж, наверно, авторы детективов и в самом деле хитрецы. А может, они просто таланты? Ведь они не хитрее композиторов. Как известно, нот тоже всего семь, однако это не мешает доставлять от их бесконечных сочетаний бесконечное наслаждение публике.
Возьмем французскую литературу. Она — настоящая сокровищница сюжетов: от самых простых и до самых лихо закрученных. В этой литературе работали Бальзак, Гюго, Стендаль, Флобер… всех не перечислишь. Но, конечно, самые неожиданные сюжеты принадлежат перу Александра Дюма.
Но теперь у него появился конкурент! Пишет романы, но только не литературные произведения, а... политические интриги. Имя конкурента — президент Франции социалист Франсуа Олланд. Конечно, месье Олланд предпочел бы не сочинять сюжеты, а быть введенным в них, то есть стать героем авантюрных романов, но фигура, как говорится, мелковата. Да и где они, нынешние великие французские писатели? Вот и приходится авантюру из литературы переносить прямо в политическую жизнь.
Вот, например, во Франции сформировали новый состав правительства. Особое внимание прессы и простых граждан привлекла личность нового главы министерства экологии, устойчивого развития и энергетики. Это ведомство возглавила Сеголен Руаяль — бывшая гражданская жена… президента Олланда.
В политике 60-летняя Руаяль не новичок. В Социалистическую партию Франции вступила еще в 1978 году. Перспективная, окончившая престижную Национальную школу управления девушка была замечена советником президента Франсуа Миттерана Жаком Аттали. Благодаря его протекции в 1982 году Руаяль становится консультантом главы государства по вопросам здравоохранения, окружающей среды и делам молодежи. А 10 лет спустя она заняла кресло министра по делам окружающей среды. И в нынешнем кабинете министров ей доверили вопросы экологии. «Я была назначена на эту же должность ровно 22 года назад, 2 апреля 1992 года», — усмехнулась Сеголен.
Вот вам первый сюжетный узелок, столь необходимый для политической мелодрамы. Но дальше  — больше…
Пиком карьеры Сеголен Руаяль стал финал президентской кампании 2007 года. И хотя в тот раз она проиграла Николя Саркози, поражение ее было равноценно победе. Во всяком случае, выглядело очень достойно — она уступила представителю сильного пола всего 6% голосов. Однако Олланд взял реванш у Саркози за свою жену и выиграл следующую президентскую гонку. Правда, к тому моменту Руаяль уже не была его женой!
Ну что, лихо закручен сюжет? Политический союз разрушил союз двух сердец. Кстати, трещина росла всю их долгую совместную жизнь и, можно сказать, возникла в самом ее начале. С Олландом Руаяль познакомилась в Национальной школе управления. Будущий президент был лидером студенческой организации социалистов. Завязавшийся между Сеголен и Франсуа роман продолжался 30 лет. И был плодовитым —  четверо детей. Впрочем, государственных должностей было больше. Тем не менее, законными супругами Олланд и Руаяль так и не стали. Почему? Можно, конечно, размышлять о «широте взглядов» Франсуа, но Дюма, Бальзак и Флобер не поверили бы, не говоря уж о Мопассане.
Ясно одно: Сеголен страстно хотела замуж и даже провоцировала своего сожителя  на этот шаг через прессу. Будучи министром в правительстве Пьера Берговуа, она родила четвертого ребенка — девочку Флору и с младенцем на руках позировала на обложке журнала Paris Match. Публика визжала от восторга. Что оставалось отцу Флоры? Правильно — жениться, но этого он так и не сделал. Почему же?
Если самой Руаяль семейная жизнь помогала набирать популярность, то об Олланде этого сказать нельзя. Из-за своей гражданской жены он был лишен возможности получить место в правительстве во времена Франсуа Миттерана. Хотя тот и не являлся поборником буржуазной морали и даже умер в постели любовницы, однако справедливо полагал, что в кабинете министров супружеских пар быть не должно. Пусть и неофициальных. В результате Олланда пресса стала язвительно прозывать «месье Руаяль». Вдвойне обидно, если учесть, что с легкой руки Жака Ширака его уже дразнили «лабрадором Миттерана».
Однако в 2007 году по воле Олланда случился новый сюжетный поворот. Произошла  публичная ссора двух супругов и политических союзников по поводу стратегии Социалистической партии. И чего здесь было больше: политики или будуарных уколов, никто не знает, но соцпартия тогда стояла на грани такого же раскола, что и союз Руаяль с Олландом. Соцпартия устояла, а союз распался, а Франсуа получил новую жену (опять гражданскую!) — журналистку Валери Триервейлер, а затем и президентство. Более того, как поговаривают, именно Валери настояла, чтобы ее возлюбленный не брал бывшую гражданскую жену в свое правительство. В пользу этой версии свидетельствует и то, что Руаяль вновь получила министерский портфель только теперь, когда Олланд и Триервейлер официально расстались.
Вот ведь какое совпадение: новый взлет Руаяль стал частью тенденции — женщины пошли в наступление! Недавние муниципальные выборы социалисты проиграли. При этом им удалось сохранить контроль над столицей. Причем мэром Парижа впервые избрана женщина — Анн Идальго. А ее главным соперником также была дама — правоцентристка Натали Костюшко-Моризе. И победивший Национальный фронт возглавляет ныне красавица Марин Ле Пен, выступающая против конфронтации с Россией и гей-браков.
Что же получается? Во-первых, после всех телодвижений Олланда женщины поняли, что во  французской политике мужиков больше не осталось, и решили власть взять в свои руки. Такое Дюма бы не понравилось. А, во-вторых, призвав свою «бывшую», Олланд показал, что понимает — президентом ему уже не быть. А раз так, то почему бы не Сеголен Руаяль? И вот это Дюма определенно понравилось бы: мадемуазель президент!

Вадим Елфимов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…