Мы и мир

№11 от 13 марта 2014 года

Cherchez la… прослушка!
Cherchez la… прослушка!

Французы говорят: «Cherchez la femme!» — «Ищите женщину!». Кстати, эту крылатую фразу подарил французам, а потом и всему просвещенному миру парижский полицейский Габриэль де Сартин, ставший прототипом одного из героев Александра Дюма. Криминальная подоплека фразы далеко не всем известна, но… сегодня все возвращается на круги своя.
Сегодня говорить «Cherchez la femme!» уже не модно и не точно. Сегодня следует говорить «Cherchez la «прослушка!» Причем, искать прослушку не надо где-то далеко: достаточно ткнуть пальцем в кого-нибудь из своего ближайшего окружения, и на девяносто процентов тот окажется «кротом». В истинности этого утверждения убедился, например, Николя Саркози.
Итак, «прослушка» — термин, а точнее, жаргонное выражение из мира уголовной полиции, шпионов и международных террористов. Казалось бы, все это — теневая сторона жизни, далекая и от светских тусовок, и уж тем более от сияющих высших политических салонов. Но вот выясняется, что в этих высших салонах нынче творятся такие «дела» и царят такие нравы, что впору вызывать из XVIII века, прямо из парижского подземелья, дух Габриэля де Сартина. Несколько недель назад мы уже писали о войне компроматов, разразившейся между бывшим и действующим президентами Франции. Все бы ничего, пусть себе конкурируют любыми способами, но при всей демократичности этой войны она явно подрывает веру… в демократию! Причем не только во Франции. И еще мы писали, что в схватке Саркози и Олланда, в которой верх одерживал старый хозяин Елисейского дворца, до сих пор использовались фотоматериалы и непроверенные слухи, и что пора ждать ответного хода — со стороны Олланда.
Он и последовал. В марте мода на тотальные утечки секретной информации дошла и до Франции. Париж мутной волной, будто из прохудившейся канализации подслушанных разговоров, накрыл «Сарколикс». Это скандал, составленный из двух имен: Саркози и Викиликс. Впрочем, Джулиан Ассанж тут ни при чем. Просто в распоряжение журналистов «таинственным образом» попали записи разговоров Николя Саркози, в бытность его президентом, с его же подчиненными. Однако те, кто ожидал сенсационных разоблачений в духе Эдварда Сноудена или Джулиана Ассанжа, были разочарованы: публике удалось узнать лишь подробности семейной жизни Саркози и то, как он относится к коллегам.
Впрочем, это «как» весьма пикантного свойства! Не зря первая часть разговоров Саркози и его советников появилась, что называется, «с улыбкой» — их опубликовали сатирический журнал Le Canard Enchaîné и новостной сайт Atlantico. Все записанные на диктофон беседы состоялись в конце февраля 2011 года. В опубликованных разговорах Саркози пренебрежительно отзывается о некоторых своих коллегах (и это, мягко говоря!), да и коллеги отвечают ему тем же. Естественно, за глаза. Все бы это было смешно, тем паче, что оснований подозревать Саркози в каких-то преступлениях просто нет. Но авторы публикаций многозначительно намекают, что все услышанное — лишь первая часть компрометирующих материалов…
Подлинность записей не вызывает сомнений. Ибо почти тут же стало известно, что их сделал бывший политический советник Саркози Патрик Бисон. На протяжении нескольких лет он носил на все важные встречи диктофон, пряча его в кармане. Саркози, вероятно, доверял Бисону, ибо близкие к ним обоим люди описывали их отношения как дружеские. Сам бывший советник утверждает, что делал записи разговоров исключительно с профессиональной целью. Бисону, по словам его адвоката, хотелось иметь возможность переслушать указания своего шефа, точно воспроизвести цитаты и мнения. При этом делать письменные заметки ему на ряде мероприятий не разрешалось. Защитник Бисона Уильям Голднадел оправдал своего клиента следующим образом: «Елисейский дворец — это не церковь. В остальных учреждениях разговоры записывают».
Воистину так! Хотелось бы верить, что на Западе оставили без «прослушки» хотя бы последнюю демократическую ценность — тайну исповеди. Но вернемся к «Сакроликсу» — это сейчас куда интересней… После того, как в 2012 году Саркози покинул Елисейский дворец, его советник уничтожил часть аудиозаписей. Однако оставшиеся файлы, по словам Бисона, у него украли. По его версии, это мог сделать кто-то из родственников или знакомых бывшего советника. Как записи попали в прессу, в скором времени будут разбираться правоохранительные органы — Бисон уже написал заявление о краже в полицию.
Обнародованными материалами сразу воспользовались политические оппоненты Саркози. Первый секретарь правящей Социалистической партии Франции Арлем Дезир заявил, что расшифровки переговоров являются свидетельством «президентства, полного интриг, предательств, цинизма, денег и презрения к государству». Однако беспристрастный анализ пока не позволяет найти в этих записях каких-либо компрометирующих материалов или вслед за лидером социалистов сделать вывод о «гниющей системе Саркози». В любом случае Саркози и его супруга Карла Бруни подали в парижский суд иск с требованием немедленно запретить публикацию разговоров.
"При чем здесь Карла Бруни?" — спросите вы. А чтобы вернуть фразу «Шерше ля прослушка!» в ее естественное состояние: «Шерше ля фам!». Ох, прав был комиссар Габриэль де Сартин! Возможно, первопричиной «странного» прослушивающего поведения ближайшего помощника и друга Саркози была как раз его супруга. Бруни часто появлялась на рабочих заседаниях своего мужа и активно участвовала в дебатах. При этом далеко не всем ее «вклад» нравился. После одного из таких «гендерных» совещаний с участием первой леди сам Бисон пожаловался своему коллеге: «Это так тяжело... Я имею в виду ее присутствие!».
И теперь он тяжесть с души снял. Вероятно, не без подсказки действующего президента Франсуа Олланда, жаждущего отмщенья. Как говорится, продолжение следует. Интересно, каким будет ответный удар Саркози? А в том, что тот ответит, сомнений нет. Тем, кто любит погорячее, не очень долго придется терпеть.

Вадим Елфимов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…