Персона

№10 от 06 марта 2014 года

Ирина Роднина: «Мы это сделали!»
Ирина Роднина: «Мы это сделали!»

Будучи в Сочи на церемонии открытия XXII зимних Олимпийских игр, я, как и 40 тысяч зрителей на стадионе и три миллиарда человек перед экранами телевизоров, восхищался прославленными спортсменами Ириной Родниной и Владиславом Третьяком, которые завершили самую продолжительную в истории эстафету олимпийского огня — добежали до центра Олимпийского парка и зажгли его в чаше. Не менее запоминающейся оказалась возможность побеседовать с самой прославленной российской фигуристкой.  

Наша справка
Трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира Ирина Роднина родилась в Москве 12 сентября 1949 года. В настоящее время она депутат Государственной Думы РФ, член комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками. Награждена орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «За заслуги перед Отечеством III степени, орденом «За заслуги перед Отечеством IV степени», бронзовым Олимпийским орденом. Роднина также была занесена в Книгу рекордов Гиннесса как спортсменка, не проигравшая ни в одном турнире за всю карьеру.

— Ирина Константиновна, какое впечатление у вас осталось от церемонии открытия XXII зимних Олимпийских игр?
–– К сожалению, я видела только фрагменты, потому что была внутри, где находились факелоносцы, артисты, певцы, которые участвовали в церемонии открытия. Настроение у всех было отличное, атмосфера особенная, праздничная. Когда зазвучал гимн, мы всей этой дружной компанией подпевали, и мне показалось, что мы спели очень хорошо.
–– Дистанция, которую вы пробежали с Третьяком, была не маленькая, как вы себя ощущали?
–– Естественно, мы волновались, а когда побежали с Владиком зажигать факел, все так быстро пролетело, что мы даже не успели опомниться. Помню только, когда мы пробежали, зажгли и с замиранием сердца смотрели, как вспыхнуло пламя. Мы повернулись к друг другу и одновременно сказали: «Мы это сделали!»
–– Интересно, когда вы узнали, что эта почетная миссия будет доверена вам?
–– В Москве мне сообщили, что я буду участвовать в церемонии открытия зимних Олимпийских игр, но не сказали, что я буду делать. И только когда прилетела за два дня до открытия Олимпиады в Сочи, меня после аэропорта в 23.30 привезли на стадион, где и сказали, что мы с Третьяком будем зажигать огонь. Нам показали откуда и куда бежать, как передавать факел.
–– Как вы оцениваете то, что сделано для проведения XXII зимних Олимпийских игр в Сочи?
–– Очень высоко, потому что в Сочи мы построили все от начала и до конца. И это не только прекрасные стадионы, это и инфраструктура, Олимпийская деревня, очень уютный Медиацентр, гостиницы и много других олимпийских объектов. Я вспоминаю Олимпиады, в которых участвовала раньше, и с увереностью могу сказать, что условия для спортсменов, членов Олимпийского комитета, журналистов в Сочи не сравнить с теми, где я была. Например, на зимней Олимпиаде 1980 года в США мы жили в тюрьме для малолетних преступников. И если преступники жили по одному в камере, то мы, спортсмены, жили там по два человека. Условия были ужасные, например, туалет в конце коридора.


–– Ирина Константиновна, правда ли, что в детстве вы были болезненным ребенком и родители приобщили вас к спорту, чтобы победить болезни?
–– Большинство детей, рожденных после войны, были хилыми и ослабленными. До школы я 11 раз переболела воспалением легких и стояла на учете в тубдиспансере. Действительно, родители приобщали меня к спорту, чтобы закалялась и была здорова. Я провела детство в большой коммуналке, где проживало пять семей. Все соседские дети занимались в спортивных кружках. Вместе с ними я ходила в бассейн, на лыжах. Затем увлеклась коньками и вместе с соседской девочкой, которая была младше меня, училась стоять на коньках. Когда после завершения спортивной карьеры я стала тренером, меня удивляло, что многие родители просили: «Посмотрите, получится ли из моего ребенка чемпион?». В моем детстве, естественно, никто из родителей таких целей не ставил, их задача была, чтобы мы росли здоровыми.
–– Вы в прекрасной физической форме. Как себя поддерживаете?
–– Стараюсь по-прежнему поддерживать себя в спортивной форме, но частые командировки не всегда позволяют это делать. Дома у меня стоит беговая дорожка, когда есть свободное время, с удовольствием бегаю. 15 лет назад мне порекомендовали сделать операцию на сердце, потому что у спортсменов в таком возрасте есть проблемы. Но я, как Чапаев, всегда говорю: «Врешь, не убьешь!» И не сдаюсь! Советую всем заниматься спортом, а тем, кто говорит, что в наше время это дорого, рекомедую дешевое удовольствие — бег и спортивную ходьбу.
–– Чем вы сейчас занимаетесь?
–– Помимо общественной работы, продолжаю проводить консультации для молодых тренеров по фигурному катанию. У нас на весь Советский Союз было около 100 ледовых площадок. Сейчас в России их свыше 300. В СССР было много специалистов, но не хватало спортивных площадок. Сейчас — наоборот, поэтому качество стало отступать. Моя задача — готовить профессионалов.
–– Как вы считаете, почему в Советском Союзе фигурное катание было одним из самых популярных видов спорта?
–– Фигурное катание — очень демократичный вид спорта. Его смотрели семьями в разных уголках Советского Союза, потому что этот вид спорта был в то время окном в мир. Ведь мы жили закрыто от других стран, а здесь выступали иностранцы в красивых костюмах, звучала музыка, которой мы никогда не слышали.
–– Теперь становятся модными ледовые шоу. Как вы считаете, чем они отличаются от фигурного катания?
–– Сравнивать ледовые шоу и фигурное катание нельзя, как цирк и балет. Фигурное катание предполагает соревнование, в котором, чтобы добиться результата, требуются ежедневные тренировки, это тяжелый, кропотливый труд. А ледовые шоу — это развлечение.

Артур МЕХТИЕВ



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.