Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>



Мы и мир

№7 от 13 февраля 2014 года

Шоколад шоколадом, а квоты — врозь
Шоколад шоколадом, а квоты — врозь


В Швейцарии похолодало! Не в прямом, а в переносном смысле: похоже, швейцарцы охладели к идеям Объединенной Европы, Европейского союза и, в конечном счете, к мигрантам. А ведь именно к этому и сводится идея Евросоюза для огромного числа так называемых «вновь обретенных европейцев»: к возможности мигрировать из своих стран, что победнее, в те страны, что побогаче. А раз шлюзы открылись, рано или поздно именно миграция и иммигранты затмевают собою все остальное и для старых европейцев.
Нет, мы не будем наговаривать на швейцарцев — они совсем не ксенофобы и вовсе не настроены против самих приезжих. Тем паче, что к приезжим они привыкли и, мало того, давно живут за счет туристов. Просто приезжий приезжему рознь. Один приехал своих денег оставить в местных лавочках и банках, то есть обогатить швейцарцев; другой, наоборот, норовит у них же отобрать их швейцарские хлеб да сыр.
В этом и обнаружился главный недостаток Евросоюза. ЕС объединил в себе и богатые, и бедные страны. Казалось бы, ради собственной стабильности он должен был бы позаботиться о том, чтоб в дальнейшем уровень жизни всех стран выровнялся. Но сделать этого он не может в силу своей неистребимой потребительской природы. Наоборот, уровень имущественного расслоения внутри Евросоюза многократно увеличился после того, как в него вступили такие страны, которых раньше и на пушечный выстрел не подпустили бы к «Общему рынку». Кто от этого выиграл? Крупные фабриканты, которые получили возможность на своих фабриках использовать более дешевую рабочую силу. А кто проиграл? Та самая рабочая сила, только коренного происхождения, — их уровень жизни пополз вниз. Да и гастарбайтеры тоже проиграли, ведь они теперь уже никогда не смогут рассчитывать на тот уровень заработной платы, которым их соблазнили на вступление в Евросоюз и который раньше стабильно был у «старых европейцев».
Итак, 9 февраля тихие обитатели Швейцарии на референдуме поддержали ограничение въезда для мигрантов. За это проголосовали 50,3 процента респондентов. С инициативой об ограничении въезда для граждан Евросоюза выступила Швейцарская народная партия — SVP. В качестве одного из доводов ее представители привели данные, согласно которым только в 2013 году население страны за счет мигрантов увеличилось на 80 тысяч человек. При том, что всего в стране проживает восемь миллионов. До сих пор граждане ЕС могли свободно приезжать в Швейцарию на работу в рамках соглашения о свободе передвижения внутри Евросоюза. Граждане ЕС составляют две трети приезжающих в Швейцарию. Пока — до референдума — в стране существовали только квоты на въезд мигрантов из стран, не входящих в ЕС. А теперь к ним приравняли и жителей Евросоюза. Именно этого добивалась SVP — не делать различий между беженцами… пардон, мигрантами из стран Ближнего Востока и Евросоюза.
При этом в некоторых кантонах (например, в Тичино, что на юге страны) идею правых из Народной партии одобряет почти все местное население! В Тичино ежедневно на работу приезжает 60 тысяч итальянцев. Местные жители, численность которых составляет 350 тысяч, утверждают, что тем самым иностранцы отнимают у них рабочие места.
Если присовокупить эти шестьдесят тысяч к тем восьмидесяти, что официально осели в стране шоколада и сахарных вершин, то получится такая тенденция, в результате которой скоро не останется ни шоколада, ни сахара! Во всяком случае, именно это утверждают и такую аргументацию используют правые, доказывая, что если бы не иммиграция, численность населения Швейцарии сейчас оставалась бы на уровне 1970-го года, когда она составляла пять миллионов человек.
Хорошо это или плохо — точно не известно. Известно другое: пока в ЕС вместе будут существовать небольшое количество богатых стран и большое — бедных, миграция, как ночной кошмар у спящего на жаровне, только будет нарастать. Со всеми вытекающими последствиями, в том числе и миграционными квотами.
Получается, швейцарцы поступили совсем как госпожа Виктория Нуланд, которая в приватном телефонном разговоре со своим подчиненным, американским послом на Украине, послала недавно ЕС в неприличном направлении! С одной лишь существенной разницей: госпожа Нуланд и швейцарцы думают-то одинаково, да вот только заместителю госсекретаря пришлось за свое мнение извиняться, а швейцарцам — нет. Референдум — священное дело: Vox populi vox Dei — «голос народа — голос Бога». В общем, швейцарцы извиняться и не собираются.
Интересно, а почему в открытую свой недовольный голос против ЕС поднимают только мирные швейцарцы? Все очень просто: а потому что они не в ЕС! Имея «особые» соглашениям с Евросоюзом, Швейцария остается в его предбаннике. Или на альпийской веранде – как кому угодно. Но в любом случае, она получает от ЕС все его «прелести». И имеет возможность оценить их на деле. И теперь решила от них же немного отгородиться.
Но можно ожидать, что подобные голоса скоро начнут раздаваться и внутри ЕС. В той же Великобритании пока обошлись без референдума, хотя угрозы провести его неоднократно уже звучали, и на самом высоком уровне. А вот квоты ввели в приказном порядке: там циркуляр вполне заменяет Конституцию Объединенной Европы, которую так и не приняли. Так что все разговоры о еэсовском единстве все чаще разбиваются о разговоры про еэсовское благополучие. Он и понятно: о благополучии в ЕС могут говорить только те, кто находится снаружи высокого шенгенского забора. Но переместить их внутрь, чтобы повысить уровень оптимизма, европейские чиновники не решаются.
И без того места не хватает.

Вадим Елфимов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.