Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>



История одной фотографии

№5 от 30 января 2014 года

Нашлись…
Нашлись…

И «черное золото» Беларуси, и один из тех, кто его в числе первых открыл…
В нашей стране добывают нефть вот уже почти 50 лет. О том, что на Белорусском Полесье может быть «черное золото», знали еще до Второй мировой войны, а его первые залежи в Беларуси были открыты в августе 1964 года. В октябре того же года пришло подтверждение: запасы нефти серьезные — промышленные. Освоив первое нефтяное месторождение — Речицкое, геологоразведочные экспедиции продолжали мониторить подземные недра Гомельской области.
Туда, где забил очередной нефтяной фонтан, ехали корреспонденты БЕЛТА, чтобы об этом важном событии узнал весь Советский Союз. Одним из тех, кому посчастливилось запечатлеть момент открытия нового нефтяного месторождения, был фотокорреспондент БЕЛТА Чеслав Мезин.
Так было и 1 февраля 1967 года. Он приехал на буровую, где пошла новая нефть, и сделанное им в этот день фото теперь стало историей белорусской нефтеразведки.
Копии того исторического снимка сегодня хранятся в семейных альбомах и ряде музеев страны. А изображенные на фото бурильщики Речицкой нефтеразведочной экспедиции глубокого бурения Н.Шаповалов, И.Летячо, Д.Савченко, А.Дуняшин, С. Климовец, которые на Давыдовской площади (Светлогорский район) открыли очередное месторождение, благодаря запечатленному мастером мгновению, стали героями исторической летописи страны. Об этом мы писали 7 августа 2013 года в № 32 в публикации «Черное надежное золото».
С тех пор, как пошла первая нефть из скважины Давыдовской площади, момент выхода которой зафиксирован фотокамерой БЕЛТА, прошло 46 лет. Срок немаленький в масштабах одной человеческой жизни и жизни пятерых тогда еще молодых людей, изображенных на снимке, в частности. К сожалению, за время долгого журналистского расследования нам не удалось найти ни одного из этих нефтяников. Оно и неудивительно. Специалисты, изображенные на снимке, могли уехать из Беларуси за туманами и романтикой…
И какой была наша радость, когда после вышеупомянутой публикации в редакцию газеты « 7 дней» позвонил сын одного из героев снимка — бурильщика Николая Шаповалова (первый слева на историческом снимке) — Сергей Шаповалов. Звонил он по дороге на Украину, по возвращении откуда обещал связать нас с отцом — Николаем Васильевичем, который жив-здоров и проживает на малой родине — в деревне Малодуша Речицкого района.

Николай Васильевич Шаповалов с внуком. 2007 год. Фото Сергея Шаповалова.


Так сложилось, что только зимой, ближе к Новому году, когда Николай Шаповалов вернулся домой, в город Мозырь, удалось познакомиться со знаменитым геологом, одним из первооткрывателей отечественной нефти. Сегодня ему 64 года, из которых последние 9 лет находится на заслуженном отдыхе.
Кстати, Николай Васильевич в Мозыре оказался не случайно. Из этого портового города родом его жена Елена Федоровна, которая также работала в геологии. Будучи лаборанткой, она проверяла составы растворов, которые использовали для бурения скважин.
Вот что рассказывает Николай Шаповалов о тех временах, когда работал в геологоразведке, где, кстати, он оказался не случайно — пришел в практическую геологию подготовленным специалистом. Николай Васильевич помнит, как нашли первую нефть на Давыдовской площади. Помнит ту деловую, размеренную жизнь, которая царила на буровой:
— Получил профессию бурильщика нефтяных и газовых скважин в Мозырском профессионально-техническом училище геологии № 84. Всего в нефтеразведке работал 13 лет. Искали нефть в Речицком, Светлогорском районах. Чтобы найти залежи, бурили недра на глубину до 2,4—2,6 тыс. м. Работали в 2 смены — четырьмя бригадами по 6 человек. На буровой, куда нас возили вначале на «ГАЗонах», потом автобусами, жили в вагончиках. График был следующим: пять дней на точке, два дня дома. К примеру, приезжали на смену к 4 вечера, работали до 12 ночи. Вторая партия, сменив нас, бурила до 8 утра, 3-я — с 8 утра и до 4 дня. Обедали в специально организованной для нас столовой, где повара готовили неплохие обеды. С борщами, котлетами и компотами… И стоили, помню, недорого — в среднем 50 копеек…
Молодые годы, полные романтики, проведенные на буровой, прошли как один день. После завершения геологической карьеры Шаповаловы пошли работать на Мозырский сользавод, скважины которого, кстати, бурил Николай Васильевич.
Потом супруги Шаповаловы вместе устроились на ОАО «Мозырский НПЗ». Здесь Николай Васильевич был машинистом компрессорных установок, его жена Елена Федоровна стала специалистом заводского отдела кадров. Был еще один весомый довод бросить якорь в портовом городе Мозыре: Шаповаловы, первоначально живущие у тещи, получили от НПЗ квартиру. Сегодня они проживают на Бульваре юности.
После работы машинистом Николай Васильевич перешел работать в Мозырское районное управление магистрального нефтепровода, по которому качали дизтопливо и светлые нефтепродукты, произведенные на Мозырском НПЗ потребителям Украины и других стран. А жена Елена после окончания филологического факультета в одном из столичных вузов пошла работать на Мозырское радио. У них родился сын Сергей, а также два внука — Станислав и Вячеслав.
Став много лет назад мозырянином, Николай Васильевич не теряет связей со своей малой родиной. Каждое лето весной он направляется в деревню Малодуша Речицкого района, где его ожидает родной родительский дом, немаленький огород, который в последнее время, кстати, уменьшился наполовину. Сад, где растут яблони, черная и красная смородина. А также подворье и другие извечные деревенские хлопоты. Все это требует большой отдачи и внимания, но дает хороший заряд бодрости духа и настроения. К осени фрукты и овощи в виде варений и солений перекочевывают в домашние закрома семьи Шаповаловых.
А вот как сложилась дальнейшая судьба других героев снимка, практически не известно. Николай Васильевич говорил, что Савва Климовец после работы на буровой уехал с женой (их также свела геология) в Казань. Позднее в Татарстане были найдены одни из самых больших в России запасов нефти… Елена Федоровна рассказала о том, что Савва Саввич Климовец и его жена Люба, которая окончила в Грозном институт нефти и газа, потом вернулись в Чечню.
Биографии других героев снимка и вовсе не известны — они затерялись во времени и просторах нашей бывшей необъятной родины…
А вот нефтяной фонтан, бьющий из недр Полесья, еще не иссяк. Как сообщил БЕЛТА в прошлом году главный геолог по нефти и газу Ярослав Грибик, новое нефтяное месторождение обнаружено специалистами РУП «Белгеология» в том же Светлогорском районе, где более 40 лет назад на Давыдовской площади умывались первой нефтью буровики.
Залежь углеводородов найдена при испытании скважины «Морозовская 1» в верхнесоленосном девонском горизонте на глубине 2850 м. Полученный здесь приток нефти был оценен в 5—6 куб.м в сутки. По мнению эксперта, нефть отличается хорошим качеством: она легкая и подвижная. Правда, нефтяные запасы скважины не очень большие — 150—200 т, вместе с тем, промышленная эксплуатация месторождения составит несколько десятков лет.
Стоит добавить, что поиск новых залежей «черного золота» и их освоение предусмотрены Государственной программой геологоразведочных работ по развитию минерально-сырьевой базы Беларуси на период до 2020 года. Так что биографию белорусской геологоразведки теперь будут писать новые бурильщики, лаборанты, водители, повара, работники других специальностей — современные геологи, едущие за романтикой первооткрывателей туда, где иногда не ступала нога человека, — в лесную глушь, болотные топи и бескрайние поля.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Не так давно, в начале июня, в редакцию обратился молодой человек, Максим, строитель — его бригада участвует сейчас в ремонте Республиканского центра олимпийской подготовки по шахматам и шашкам. При ремонте в здании им была обнаружена старая армейская фотография, датированная 22 мая 1945 года.

На строительство Минского тракторного, союзные власти денег старались не жалеть. Во многом поэтому планы по развертыванию в Минске выпуска тракторов были осуществлены в минимально возможные сроки.

Фотокорреспондент БЕЛТА и ТАСС Владимир Лупейко всю войну снимал на фотокамеру жизнь и борьбу белорусских партизан.

... Двадцать восьмого декабря 1995 года. Время для страны не простое, поскольку после обретения независимости жизнь еще предстоит перестроить на новый лад, преодолев немало трудностей и проблем.