Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Здоровье
>>>
Тема номера
>>>



Квартирный вопрос

№2 от 09 января 2014 года

О наболевшем: много и дешево. Возможно ли это?
О наболевшем: много и дешево. Возможно ли это?
 Это не Булгаков, это — жизнь. Квартирный вопрос волнует всех. И тех, кто жилье имеет, и тех, кто собирается его приобрести. И если цены первых интересуют только в перспективах возможной продажи, или, как сегодня говорят, означают рост капитализации, то для вторых вопрос минимальной цены жизненно важен. Он означает по своей сути доступ к вожделенным квадратным метрам.
Интерес к строительной отрасли у простого обывателя не меньший, чем к продукции села. И любая власть к этой проблеме относится если не трепетно, то с огромным вниманием. Достаточно сказать, что по минимуму один работник, занятый на стройке, дает работу как минимум 15 работникам в смежных областях. Экономисты развитие любой страны в упрощенной форме характеризуют тремя параметрами: ростом жилищного строительства, покупкой населением легковых автомобилей и объемом грузоперевозок.

Попытаемся и мы разобраться в вопросах: есть ли у нас в стране дефицит жилья, дорого ли оно и по карману ли жителю столицы?
Говорить о дефиците, когда строительные организации не могут продать построенные квартиры, несерьезно. Понятие «дорого-дешево» также весьма условно. Критерий доступности, на мой взгляд, более корректен в этом вопросе.
Зачастую приходится слышать, как в качестве аргумента в споре о доступности жилья приводится советский опыт жилищного строительства. По этой причине краткий экскурс в советскую историю жилищного строительства просто необходим. Впервые вопрос о массовом строительстве был поставлен сразу после революции. Но экономическая ситуация объективно диктовала направление большей части средств на промышленное, а не на гражданское строительство.
Недостаток средств, необходимость ускоренной индустриализации — все это поставило вопрос о том, что строить нужно много и дешево. Скромность жилья сразу же обрела идеологические черты: на Васильевском острове в Санкт-Петербурге до сих пор стоят памятники архитектуры времен военного коммунизма — дома коммунистического общежития Льва Троцкого, больше напоминающие коробки из-под обуви, лишенные всяческой архитектурной привлекательности.


Послевоенная разруха, переход к мирной жизни остро поставили вопрос: куда селить 25 миллионов человек, оставшихся вообще без крова? На ХIХ съезде КПСС Георгием Маленковым впервые была поднята тема об ускоренном строительстве массового и дешевого жилья. За девять лет — с 1955 по 1964 годы — страна преодолела коммунально-барачный ужас. 54 миллиона человек обрели собственные квартиры — это четверть населения СССР в то время. То типовое жилищное счастье, в народе именуемое «хрущевками», научно называлось крупнопанельным домостроением, сокращенно КПД. Пик переселения страны из бараков и коммуналок пришелся на 1958 год.
В дальнейшем к 50-летию Октябрьской революции ЦК КПСС и Советом Министров СССР было принято решение об ускоренном сносе бараков, в особенности в крупных городах. В Минске эта проблема в 1970 году была полностью решена. Московские Черемушки (нынешний Юго-Запад в Москве) появились в каждой из столиц союзных республик. У нас это были Чижовка, Серебрянка, Зеленый Луг. В других городах — свои названия. Невидимое и ранее запрещенное чувство личной собственности, даже если эта собственность формально принадлежала государству, воспевались в фильмах и статьях газет. Даже великий Шостакович написал музыку к фильму Ф. Раппопорта «Черемушки».

Новое жилье встречало своих хозяев «съежившись». В отличие от сталинских домов потолки стали не 3,2 метра, а 2,5, а то и 2,4 метра. Жилые комнаты в квартирах сократились с привычных 35—40 метров до 20—22. Кухни с обычных 10 метров стали 6, а иногда были ужаты и до 4,5 квадратных метра. В ванной места хватало только для собственно ванны и впритык к ней приставленного умывальника. Все это соседство обслуживал один смеситель, прозванный в народе «гусаком». Перемещаться «гусак» мог только в полукруге между умывальником и ванной.
Но больше всего досталось уборной — 73 сантиметра в ширину, 1,5 метра в длину. Остряки шутили, что пригодность уборной проверял сам Никита Хрущев. И в силу того, что при его габаритах он смог там развернуться, проект приняли.
Смех смехом, но известна причина подобных размеров: у страны просто не хватало денег для дорогого массового строительства и в столь короткие сроки. Но неизвестно другое — откуда взялись эти нормы.
Параметры жилья в расчете на человека брались не «с потолка». Еще в середине 30-х годов прошлого века известный архитектор Борис Черековер (один из архитекторов, строивших московский стадион «Динамо») взял за основу расчеты и разработки немецких социал-демократов второй половины ХIХ века.


Немецкие врачи-гигиенисты рассчитали, что для нормальной жизни человеку было достаточно 9 квадратных метров жилья. Специалисты советского Госстроя ездили тогда в Германию за этими разработками, составляли для руководства страны подробные отчеты. Анализ и просмотр немецкого жилья, которое строилось в 20-х годах прошлого века, был принят за основу, за исключением одного параметра: в немецких проектах была предусмотрена «глухая» комната в качестве кладовки.
По Б. Черековеру, человеку полагалось 50 сантиметров перед раковиной в длину и 70 сантиметров в ширину. Чтобы вытереться банным полотенцем по диагонали, достаточно было 110 сантиметров. Черековер измерил и обосновал все: сколько нужно хозяйке на кухне, какое пространство позволит надеть ботинки в прихожей. Именно этому человеку советские люди обязаны прихожей в 110 сантиметров и расчетом того, что на каждого члена семьи штанга в шкафу для одежды будет 50 сантиметров. На этих 50 сантиметрах должен был уместиться весь гардероб четырех времен года.
Приводился и состав гардероба для мужчины и для женщины. Но запросы-то росли. В результате захламлялось все свободное пространство, советский человек не желал одеваться по таблице Черековера. В 1958 году все эти расчеты приобрели законное основание — сектором массового строительства Академии наук были приняты строительные нормы и правила (СНиПы). Микроскопические нормы приобрели законный характер. То, что гроб с покойником невозможно было вынести из квартиры и по лестнице, никого не интересовало.
Можно долго и смачно ерничать над принятыми властями решениями. Но в тот период это было самым настоящим экономическим чудом. Людям, десятилетиями проживавшим в бараках и коммуналках, новые квартиры казались дворцами.

Все решали экономические возможности страны. Задача была поставлена просто: стоимость отдельной квартиры не должна была превышать стоимости заселения в комнату в коммуналке. Вот оттуда, с тех десятилетий, идет критерий, навязываемый «независимыми» экономистами, но уже с другой трактовкой: стоимость квадратного метра должна быть равна одной месячной зарплате. А то, что зарплата — понятие достаточно условное в рыночных условиях, — это неважно.
Помимо задачи дешевизны встал вопрос и о скорости строительства. Еще до войны в Москве архитектором Андреем Буровым на Ленинградском шоссе был построен дом из крупных блоков. Для эстетики и сокрытия того, что хранилось на балконах, были поставлены ажурные решетки. Они и сегодня есть. Выполнены из бетона по рисункам книжного графика Фаворского. В продолжение данной строительной темы был построен целый квартал домов на Песчаных улицах.
В 1952 году был объявлен конкурс на лучший фасад крупнопанельных домов для строительства в Москве и столицах союзных республик. В конкурсе приняли участие все известные архитекторы того времени: М. Адрианов, Н. Рудман, А.Гурков, М.Посохин, И. Жолтовский, А.Мидоянц и многие другие. Все предлагаемые дома собирались из крупных блоков-ячеек, изготовленных на промышленных строительных предприятиях.
Всем этим проектам не суждено было сбыться по причине недостатка средств. Признать властям это было тяжело. Поэтому 10 ноября 1955 года приняли Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Под огонь критики попала вся архитектурная элита страны. Директивно была поставлена задача по удешевлению строительства на 20 процентов. Решалась она просто: убрали лифты (по этой причине шла массовая застройка пятиэтажных домов), сузили лестничные марши, снизили высоту потолков.

(Продолжение следует.)



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Презентация необычного дома состоялась в жилом районе Новая Боровая.

Президент Беларуси Александр Лукашенко утвердил перечень должностей госслужащих, дающих право на получение арендного жилья. При этом такое жилье будет предоставляться исключительно на период трудовых (служебных) отношений. Как сообщили БЕЛТА в пресс-службе главы государства, 17 ноября Президент подписал указ №535 о мерах по реализации указа от 16 декабря 2013 года №563 «О некоторых вопросах правового регулирования жилищных отношений».

Все, кто столкнулся с проблемой улучшения жилищных условий, с начала года пристально следят за теми многочисленными изменениями, которые происходят в жилищном строительстве. За это время действительно сделано немало: для того чтобы защитить граждан от рисков при строительстве жилья, изменились условия долевого строительства, введена аттестация специалистов и организаций, предусмотрены дополнительные меры ответственности застройщиков, приняты беспрецедентные меры по решению проблемы долгостроев.