Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Тема номера
>>>
Репортаж «7 дней»
>>>



Интересный собеседник

№50 от 12 декабря 2013 года

Вижу сердцем
Вижу сердцем

Она нарушает все законы физики: останавливает время и сохраняет мгновения жизни. Первозданные и неповторимые. Города, лица, чувства, взгляды, судьбы — через объектив. Каждый ее снимок — маленькая история. Как новые встречи, места, люди дарят вдохновение?
Откуда берет истоки поголовное стремление фотографировать? Чем должен пахнуть кадр? Кого можно назвать любителем? Об этом и многом другом в интервью газете «7 дней» рассказала профессиональный фотограф Анна Дрозд.

Во власти страсти
— У многих увлечение фотографией возникает еще в беззаботном детстве. И лишь единицы берутся за камеру в более зрелом возрасте. 
— Я всегда хотела заниматься творчеством. Хотела петь, танцевать, рисовать, снимать. И где-то 7—8 лет назад познакомилась с фотографом Артемом Концевым, который однажды показал мне достаточно серьезный аппарат. Мне стало интересно. Начала потихонечку разбираться. У меня наконец-то появилась возможность частично передавать через фотографию то, что вижу и чувствую своим сердцем. Иногда думаю, что делать снимки гораздо проще, чем, например, писать картины, вышивать полотна, выкладывать мозаику. Мне бы просто не хватило на это терпения.   
— Чувство фотографии — это врожденное чутье?
— Глубоко убеждена, что абсолютно все талантливы от рождения. Но кому-то выпадает шанс проявляться легко и быстро, кому-то нужно развивать свои таланты, кому-то необходимо помочь в этом. Здесь также очень важно умение слушать себя. Иногда мы способны в чем-то одном, а бьемся над совершенно другим, пытаясь получить результат. Так было и со мной. С раннего детства я достаточно профессионально занималась танцами. Но в 14 лет плохая компания, хотя нет, хорошая, просто немного разгильдяйская, загубила мои способности. После чего я изменила для себя приоритеты. С течением времени это привело меня на юридический факультет. Этого очень хотели мои родители. Я же постоянно спрашивала себя: «Что я тут делаю?». Потом была карьера старшего экономиста в серьезной компании. Но Вселенную ведь не обманешь. И на пути появились нужные люди, сложились нужные ситуации, я занялась тем, что стало приносить мне и окружающим удовольствие. Открылись новые возможности, возникла внутренняя и внешняя свобода.
— Насколько для успешной карьеры фотографа важны не только врожденные задатки, но и работа над их развитием?
— Что касается карьеры, то я не очень люблю это слово. Оно какое-то надуманное. Как выяснилось, карьера не для меня. Ею нужно заниматься, быть на связи с общественностью, быть частью тусовки… Я уже прошла через это. Прекрасный опыт. Спасибо. Но сейчас чувствую, что гораздо важнее просто заниматься тем, что нравится. Со страстью, искренностью и порывом. Куда более важно для меня работать над собой, развивать свою гибкость, волю, любовь к себе и окружающим. Ведь работа фотохудожника — это частичное отражение себя. Очень важно не бояться мечтать и двигаться за новыми идеями. Вдохновение дарят новые встречи, места, люди. Считаю, что любитель — это тот, кто делает что-либо, будучи во власти страсти. В этом случае я всегда буду им. В сентябре мне повезло снимать для обложки октябрьского номера американского журнала о кофе «Barista». Все получилось само собой. Для одного московского проекта фотографировала рекламную акцию. И вдруг от редактора американского журнала поступило предложение снять им обложку. Делай, что по душе, и найдутся люди, которым это тоже нравится.
Кадр должен пахнуть жизнью

— Сегодня многие возомнили себя профессионалами. Им кажется, что, купив «зеркалку», они положили в карман умение. Что вы думаете о формальном образовании в фотографии?
— Зрителя не обманешь, если даже каждый первый будет иметь хорошую камеру и желание фотографировать «профессионально». Конечно, когда фотографов или тех, кто хотели ими быть, становилось все больше и больше, меня, как и многих других, этот факт не мог не волновать. Но постепенно я свыклась с этой мыслью. Пожалуй, поголовное стремление снимать — это тяга людей творить. Что касается образования… Я самоучка. Хотя это не помешало попробовать себя в качестве преподавателя на курсах по фотографии в образовательном центре. Поэтому считаю, что здесь все очень индивидуально. Если человек хочет обучиться, он изучит интересующую его тему так или иначе. А какую форму выберет — курсы, школа, самообразование — сугубо его дело. Я знала человека, который, посетив курсы, сказал, что не будет больше снимать. Мол, там его сломали, заключили в рамки. По-моему, его негибкость заставила пойти на такой шаг. И вот другой пример. У меня на курсе была девочка, которая долгое время ленилась и не могла разобраться в технических вопросах камеры. Это здорово тормозило ее развитие. Занятия ей серьезно помогли. Она просто ликовала, что теперь могла передать то, что видит, максимально близко к ее мироощущению. Так что правила композиции в фотографии нужно знать, но только лишь для того, чтобы их грамотно нарушать при случае.
— Пытаетесь разделить свою работу на коммерческую и творческую? Какой составляющей в вас больше? Не убивает ли коммерческая часть творческую?
— Занимаюсь коммерческой фотографией. Мне, конечно, приятно получать за нее гонорар. Но у меня есть одно важное правило — никогда не берусь работать с теми, с кем не могу найти общий язык. Если атмосфера и люди располагают, то любой коммерческий проект может превратиться в интересный творческий процесс для всех. С тех пор, как начала пользоваться этим правилом, мне стало гораздо легче. Снимки стали посвежее. А еще, чтобы получались удачные работы, в  лично моем случае, нужно обязательно делать перерывы, отдыхать от видоискателя, смотреть на мир, отложив камеру в долгий ящик.
— Трудно найти баланс между стилизованным фото и просто безвкусием?
— А что такое стилизованное фото? Сразу вспоминаются слова одного фотографа, которого я встретила в начале своего творческого пути: «Не важно, как технически или с точки зрения композиции сделан кадр, главное, помнить — он должен пахнуть жизнью». Не могу не согласиться с ним. Порой снимок, не подходящий под общепринятые правила, может так зацепить нас, что будет казаться таким естественным и наоборот…
— В конкурсах участвуете? Или же придерживаетесь мнения, что там все коррумпировано?
— Честно говоря, ничего про них не знаю, не слежу за ними. Возможно, и поучаствовала бы, но только если бы кто-то ткнул меня в них носом. Единственный конкурс, которым восхищаюсь, — это World Press Photo. Надеюсь когда-нибудь снять что-нибудь достойное для него.

Сквозь свет и тень

— Многие фотографы активно себя пиарят. Например, выпускают за рубежом книги со своими фотоработами. С чем связано такое шевеление?
— С высокой конкуренцией, с кормлением своего эго, с потребностями поделиться с миром прекрасным. У всех свои мотивы.
— Чего не хватает белорусской фотографии? Одна моя знакомая-фотограф говорит, что ей не помешала бы трезвая критика. Ведь любому человеку, который занимается творчеством, крайне сложно отделить себя от своего продукта?
— Трезвая критика — дело полезное. Считаю, что дела у белорусской фотографии не так уж плохи. Лично в моей новостной ленте в Фейсбуке полно талантливых ребят, работы которых порой ничем не хуже творений зарубежных именитых фотографов. Другое дело, что не хватает площадок для реализации идей, финансов, спонсоров. Одним словом, людей, готовых поддержать эти таланты.
— Чтобы твои снимки где-нибудь заметили, нужно изрядно попотеть: звонить, предлагать себя, объяснять, какие крутые у тебя фотосерии? Насколько я слышала, в Америке используют другой подход к сотрудничеству. Тебя сами найдут и предложат опубликоваться.
— Приходится рассчитывать только на собственные силы. В нашей стране творческим людям мало «свежего воздуха». Многие ребята уехали в другие страны, где более комфортная среда для самореализации. Тут уж ничего не поделаешь. Выбор только за нами: быть там, где мы есть, или не быть.
— Отдаете предпочтение репортажной или постановочной съемке?
— Репортажному фото. Хотя все зависит от настроения. Иногда импонирует постановочная съемка. Но мне больше нравится слово «сценарная». Она похожа на маленький театр.
— Зарубежной публике интересны такие направления, как арт и документалистика. А белорусской?
— Не думаю, что наша публика чем-то сильно отличается от зарубежной. В разных частях света предпочтения разные, но они одновременно схожи в своем стремлении к прекрасному. Другое дело — желание посещать выставки и встречи. В целом мы не очень развиты культурно. Если бы наши люди меньше думали о насущном, процент бы здорово вырос. Белорусы интуитивно культурные, духовные и добрые. Доброта, кстати, наше главное национальное достоинство.
— Возможно ли только одной фотографией обеспечить себе безбедное существование в Беларуси?
— Однозначно — нет. Но сделанное фото в Беларуси и проданное в Европе — без проблем.
— Как относитесь к фотошопу?
— Программа позволяет творить чудеса. Пользуюсь ею тоже. Как и во многих других вещах, самое важное — чувство меры.
— Может ли фотограф привлечь внимание к какой-нибудь социальной проблеме?
— У него есть все для этого.
— Судя по вашим проектам, у вас это отлично получается. 
— Проект «Вижу сердцем» возник как продукт моих личностных переживаний и размышлений о привязанностях, об утере ценностей взаимоотношений между людьми в XXI веке. Участниками проекта стали семейные пары с инвалидностью по зрению. Одни из них вообще ничего не видят, другие способны различать силуэты. В процессе общения выяснилось, что все участники безгранично талантливы. Многие из них достигли серьезных успехов в спорте. Одна из пар — участник и победитель Паралимпийских игр в Афинах. У кого-то потрясающий слух и голос, кто-то играет на разных инструментах, кто-то собирает компьютеры и даже изображают графические рисунки. Артур, один из участников проекта, написал мой портрет, который подарил мне на открытие выставки. Их страсть к жизни, интерес, внутренние возможности куда выше, чем у зрячих. Поэтому захотелось вынести на всеобщее обозрение их проблемы социального характера — от неосвещенности улиц, где находятся спецучреждения, до вопросов образования. Поверьте, они могут не только собирать розетки. 

 

— Что вы хотели сказать выставкой «Дети мира»?
— Выставка раскрыла четыре сюжета. В центре первого — маленькие буддийские ученики, покинувшие свои родные дома и живущие в монашеских институтах на пожертвования. Второй сюжет посвящен индийским детям из низших каст, их дом — улица, а надежда на существование зависит от размера подаяния. Дети Непала, ставшие героями третьей части выставки, живут в окружении Большого Гималайского Хребта, им часто приходится обходиться без воды и света. И, конечно, белорусские дети, живущие в разных условиях: окруженные любовью близких или оставленные родителями. Всех этих ребят объединяет большое сердце, вера в прекрасное будущее, переживания и радости. Мы, большие и сильные, должны сохранять их прозрачное и чистое видение мира, любовь и открытость всему живому.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Трудными военными дорогами Гавриил Бордаченко прошел от Сталинграда до Восточной Пруссии, участвовал в освобождении Жлобина, Бобруйска, Барановичей. В 1944 году закончил Военную академию тыла. Уже в мирные годы служил в танковых войсках в Украине, Прибалтике, Румынии. В 1960-е годы уволился в запас, а после перебрался из Литвы в столицу Беларуси. Несмотря на почтенные годы, активно участвует в жизни ветеранской организации, его всегда рады видеть на торжественных мероприятиях, связанных с Вооруженными Силами Республики Беларусь.

Благодаря широкому кругозору и высокому профессионализму, собкору БЕЛТА по Могилевской области по плечу были любые темы.

На G-7 все лидеры западноевропейских стран – это люди, поставленные финансистами, теми, кто пытается организовать американскому лидеру импичмент.

В сентябре 2013 года в рамках соглашения о сотрудничестве между БГУ и Хэнаньским университетом я отправилась в командировку в Китай, в город Кайфын преподавать русский язык китайским студентам.