Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>



Творить добро

№46 от 14 ноября 2013 года

Каждый оставляет след
Каждый оставляет след

Переключая каналы телевизора, можно найти передачи на любой вкус. Вот только какую выбрать? Чтобы в ней были захватывающие истории из реальной жизни, но не сериал. Чтобы герои — настоящие люди, но не реалити-шоу. И чтобы все по-настоящему, но все-таки немного чуда… Могу с уверенностью посоветовать такую. Это интересная и одна из самых популярных передач на нашем телевидении. В ней рассказывается о нас и о наших близких. Она помогает найти тех, кто потерялся, соединяет после долгих лет разлуки. Как проходят поиски и съемки? Какие случаи трогают до слез, а какие заставляют смеяться? Об этом газете «7 дней» рассказала корреспондент программы «Жди меня. Беларусь» Алена Братенкова.

О программе
— Как началось ваше сотрудничество с программой?
— По первому образованию я психолог. Когда мне предложили стать редактором по заявкам в программе «Жди меня. Беларусь», согласилась сразу. Ведь в этой работе необходимо знание психологии. Нужно уметь разговорить человека, выяснить все обстоятельства. Так я начала свою работу в программе. Параллельно училась в Академии искусств на режиссера, снимала какие-то ролики, зарисовки. Постепенно меня стал интересовать непосредственно съемочный процесс передачи. Несколько раз съездила в командировки, увидела, как все это происходит. Тогда и поняла, что эта работа для меня. Каждый раз новые люди, новые судьбы… И главная задача — показать интересного человека, раскрыть личность. Многие, когда впервые видят камеру, теряются. Поэтому важно завязать диалог, раскрепостить собеседника. Со временем вакансия корреспондента освободилась, и я заняла эту должность.
— «Жди меня» выходит в разных странах… Наверное, много людей задействовано в этом проекте?
— «Жди меня» в России — координационный центр, туда звонят со всего мира. В московской базе более 2 миллионов заявок! Поэтому у них много администраторов, которые общаются с заявителями, корреспондентов. Редакторов там порядка двадцати человек. У нас же в редакции штат значительно меньше. Но тем не менее, за 4 года работы в базе белорусской редакции уже почти шестнадцать тысяч заявок.
— Да, работы у вас хватает...
— Всегда есть чем заняться — то поиском, то организацией съемок… Иногда придумываем сценарии для сюжетов. Для этого нужно хорошенько обдумать, как преподнести ту или иную историю. Смотрим, чем человек занимается, кем работает. Если он рыбак и ловит метровых щук, то, конечно же, мы его покажем в таком амплуа. Нужно снимать людей за какими-то интересными занятиями, чтобы это была не просто «говорящая голова», а живой человек. Программа «Жди меня» показывает реальную жизнь. У нас нет актеров и придуманных историй. Все по-настоящему!

О поисках
— К вам за помощью обращается так много людей. По какому принципу вы отбираете заявки для поисков?
— Часть заявок поступает непосредственно в белорусскую редакцию, часть нам присылают из Москвы, просят помочь в поисках на территории Беларуси. С этими заявками, которые формируются в базу, мы и работаем. Конечно, это прежде всего — телевизионный проект, но мы не всегда руководствуемся эфиром. Если о поисках просит, к примеру, пожилая женщина и понятно, что на съемки она не поедет, — это не повод отказать. И я сделаю все, что от меня зависит, чтобы был положительный результат. Но есть истории, когда помочь может только эфир.
— Как происходит непосредственно процесс поисков?
 — Сначала мы общаемся с заявителем, просим подробно рассказать свою историю. За годы работы в программе я поняла: каждый человек оставляет след. Даже если человек переехал и родственники не знают нового адреса, можно попытаться узнать круг людей, с которыми он близко общался. Через них можно найти хотя бы какие-то зацепки. Если известен последний адрес, то мы обзваниваем соседей, обращаемся в администрацию этого населенного пункта. Они могут сообщить о новом месте жительства разыскиваемого.  Если это маленький поселок, то я обычно звоню на почту. Почтальоны по своей специфике работы обычно знают всех и могут чем-то помочь. Можно обратиться в школу или вуз, где человек учился. Так по цепочке, по крупице собираем информацию.
Многие у нас находятся по откликам. Либо сам человек находит на сайте заявку на поиск и оставляет свои координаты, либо заявку может увидеть кто-то из его окружения и передать эту новость тому, кого ищут.
И, конечно же, у нашей программы очень много добровольных помощников. Тех неравнодушных людей, которые проводят поиски в своих регионах. Стать добровольным помощником может каждый желающий. Для этого нужно зайти на сайт программы и зарегистрироваться в разделе «добровольные помощники».
— Сколько времени обычно занимают поиски одного человека?
— Сложно сказать. Все зависит от конкретной истории, жизненной ситуации. Иногда достаточно позвонить по нескольким телефонам, и дело в шляпе — человек найден! Некоторые мои поиски длились около года. Ведь конкретно я не ищу людей каждый день, а только в свободное от съемок время. Конечно, это программа не экстренного реагирования. Когда нужна немедленная помощь, мы связываемся с волонтерскими организациями, которые занимаются поиском неожиданно и без вести пропавших людей. Мы не можем сиюминутно снять репортаж и дать его в эфир. У нас запись происходит раз в месяц. От момента съемок сюжета до выхода его в эфир может пройти не одна неделя.
— Что самое сложное в вашей работе?
— Тяжелее всего работать с людьми, близкие которых пропали без вести. С матерями, потерявшими детей. Когда ребенок вышел из дома в магазин и не вернулся... Ты надеешься на лучшее, но понимаешь, что с человеком произошла какая-то беда. Я переживаю вместе с ними их горе, каждый раз… Еще мне сложно понять людей, которые начинают поиски из каких-то корыстных побуждений.
— А есть заявители, которые, наоборот, хотят помочь?
— Да, очень многие именно поэтому и ищут. Ищут родителей, чтобы забрать их к себе, ищут пропавших на заработках, чтобы помочь им вернуться. Как-то разговаривала с женщиной, которая искала бывшего мужа. Спрашиваю: «Зачем вы его ищете?» А мне в ответ: «Вдруг ему плохо, жизнь не сложилась. Так я хоть денег ему дам, помогу, чем смогу! Мы же когда-то были близкими людьми». Чего-чего, но человечности у наших людей не отнять! Помню, еще один случай был. Человек уехал на заработки в Россию. Лет 15 от него не было никаких вестей. Его разыскивал сын. Мы его нашли, привезли в Беларусь. Было ясно, что человек сломлен, лет 10 уже бомжевал. Но сын его принял, помог с лечением. Теперь мужчина живет за городом, занимается пчеловодством. Жизнь наладилась.
— Приходилось искать потерявшегося близкого вам человека?
— Был такой случай. Мой очень хороший друг уехал на заработки в Москву. И вот как-то так потерялись. У меня телефон сменился, у него… А в социальных сетях обнаружить не удалось...  И вот я решила его найти. Позвонила в школу, в которой он учился. Нашла его одноклассников, через них — друзей, знакомых... Среди них оказался один, кто поддерживает с ним связь. Когда мы нашлись — радости не было предела,  две недели просто не могли наговориться. Ведь с момента последней встречи прошло десять лет.

Съемки: смешное и грустное
— Случались курьезные ситуации во время съемок?
— Да, всякое бывало. И смешное, и страшное. Помню, как-то от лошади вместе с оператором убегали. А однажды снимали пчеловода возле улья. Так мы даже дышать боялись. И недавно был забавный случай. Съемки проходили в доме отдыха для ветеранов. Я брала интервью у пожилого мужчины. За мной и оператором стояли и наблюдали ровесники нашего героя. И, как говорится, ничто не предвещало… Вдруг меня кто-то сзади обнимает. Закрывает глаза руками. Мол, отгадай, кто это? Я, конечно, перепугалась. Кто из сзади стоящих на такое способен? Та бабушка, что стояла слева, или тот дедушка, что был справа?  Оборачиваюсь. А это женщина лет 45. Она была героем моего сюжета месяца 2 назад. Увидела меня, подошла поздороваться! Я, конечно, тоже была рада ее видеть.
— С героями «Жди меня» зритель и смеется, и плачет… Какая история тронула вас больше всего?
— Самая, наверное, трогательная история была в прошлом году. Я сама занималась поисками по той заявке. Она мне очень запала в душу. Все события происходили  в годы войны, недалеко от города Джанкой, что на Украине. В семье было трое детей: две дочери-подростка и маленький сын, который родился в апреле 41-го. Отец очень ждал мальчика! Но счастье длилось недолго — началась война, и мужчина ушел защищать родину.  Через какое-то время вернулся домой из-за ранения. Но пробыл там недолго — был угнан с другими жителями в Германию. Через какое-то время в лагере он узнал, что была бомбежка и вся его семья погибла. В лагере он встретил женщину из Беларуси, которая и поддержала его в эту трудную минуту. А потом стала его женой. После окончания войны мужчина поселился со своей второй женой в ее родном городе Борисове. Но закрадывались сомнения: на Украине мог кто-то выжить. Сердце подсказывало, наверное. Мужчина посылал запросы, все безрезультатно. Хотел съездить, но ему не разрешили, так как он был в лагере…
— И он решил подать заявку в «Жди меня»?
— Обратилась в нашу программу его дочь от второго брака. Ее отца уже не было в живых, но она решила продолжить поиски. Мне удалось найти сына этого мужчины. При бомбежке их семья выжила. В 1943 году пришло извещение, что отец  погиб при попытке бегства из лагеря. Но мать до конца жизни не верила в это, все ждала мужа… Сын рассказал, что бережно хранил единственную фотографию отца. Он знал, что папа любил таранку и поэтому в детстве припасал сушеную рыбку, никому не разрешал ее есть… Самое трагическое в этой истории то, что в 1961 году он служил в Минске и приезжал к родственникам своей жены в Борисов. Сын и отец жили в надежде найти друг друга, ходили по одним улицам, но так и не встретились…

О стрессе
— Вы сталкиваетесь с разными людьми, разными судьбами… Наверное, бывают и стрессовые ситуации. Как справляетесь?
— Беру тайм-ауты, занимаюсь административной работой, поисками. Но вскоре начинаю скучать по поездкам. Потому что на съемках программы царит особая атмосфера. Приезд съемочной группы — это всегда надежда в глазах людей, еще один шанс найти родных и близких. Когда  у человека есть надежда, ты и сам заряжаешься позитивным настроем… Наши люди простые, настоящие. Особенно мне нравится общаться со стариками в деревнях, слушать истории их жизни, порой весьма трагичные. Во время поисков, в процессе подготовки к съемкам с некоторыми героями становимся практически родными. Постоянно созваниваемся, выясняем детали истории, обсуждаем, с чего можно начать поиски, как лучше рассказать историю, как это снять. И когда так много с человеком общаешься, то приезжаешь на съемки уже как старый знакомый. А уезжаешь с надеждой, что все, что мы сделали, было не зря.

Елена КАЗАКОВА, студентка Института журналистики БГУ



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Ласку и любовь родного человека ничто не заменит. Но в жизни бывают случаи, когда детям дарят тепло, заботятся незнакомые им люди.

Мечты. Как много в этом слове!

До старта II Европейских игр остается уже менее года.

Есть категория новорожденных деток, которые появились на свет раньше срока. Им даже дали ласковое прозвище – «торопыжки».