Мы и мир

№44 от 31 октября 2013 года

О рыцарях плаща, кинжала и… наушника
О рыцарях плаща, кинжала и… наушника

Профессия президента — тяжелая. Во-первых, нигде этой профессии не учат — до всего надо доходить своим умом.  Во-вторых,  даже если у вас есть официальные советники, слепо следовать их советам нельзя: такого насоветуют, что потом век не отмоешься. Но особенно тяжело быть президентом в Америке. Там, если твой официальный срок президентства переваливает за половину, тебя почти официально называют «хромой уткой» — и иди «хромай», хочешь того или нет. При этом каждый республиканец — в настоящем, 2013-м, году  — норовит в тебя выстрелить, всадить целый заряд дроби. И, что самое обидное, ничего ему за это не будет, ибо «стрельба» производится в порядке демократической «критики».
В общем, впору нам посочувствовать Обаме: у него уже второй срок пошел «на излет», ему точно не переизбираться, так что он — вдвойне «хромая утка». А в такой ситуации что самое главное? Позаботиться о том, чем ты будешь заниматься после того, как покинешь Овальный кабинет. Барак еще человек молодой, мемуары писать рановато, так что хочешь — не хочешь, а про новую работу ему надо подумать…  Причем крепко! И мы полагаем, что он уже подумал — ведь умный парень! Как вы полагаете, какую работенку он себе приглядел на президентской пенсии? Ни за что не угадаете… А мы уже знаем! Причем точно. И готовы вам рассказать.
Совсем недавно один телеинтервьюер спросил Барака Обаму: «Мистер президент, а что вам больше всего доставляет удовольствие в вашей нелегкой президентской работе?». И знаете, что ответил Обама? С блаженной улыбкой на устах он поведал миру: «Больше всего в моей работе президента мне нравится то, что я могу… позвонить кому угодно. И представляете, кому бы я ни позвонил, мой абонент обязательно поднимет трубку!».
Смекаете? Еще не поняли? Он хочет быть телефонистом! Не верите? Так вот вам еще доказательство. В последнее время Барак Обама только то и делает, что набирает на своем телефонном аппарате различные номера. Не переставая, звонит и тем, и этим, в общем, тренируется. Целыми днями висит на трубке. Вот список городов, куда он звонил только на последней неделе: Лондон, Мадрид, Рим, Париж, Берлин. И абоненты у него не простые — все премьер-министры да президенты. Одна канцлерша — фигура очень редкая! — и та имеется. Кстати, ей он звонил последней и имел очень продолжительный диалог.

Повод для звонков во всех случаях стандартный: извиниться за то, что потревоженных Обамой абонентов прослушивали американские спецслужбы. Причем, вы же понимаете, это только повод; главное — потренироваться. Но кто же в этом признается? Уж, конечно, не президент Соединенных Штатов. Вот и приходится придумывать: вы, мол, извините моих подчиненных, это они не со зла, а токмо волею пославшего их президента…
И тут приходится бросать трубку, поняв, какую глупость сморозил. И звонить снова, пеняя на помехи в эфире… Не все, конечно, принимают столь сбивчивые объяснения в душе, но вслух — принимают все. А что делать? Возмущаться? Или не поднимать трубку, когда тебе звонит президент супердержавы?! Но вряд ли от этого прослушка уменьшится, скорее — наоборот.
Поводом для напряженности в отношениях США со своими ближайшими союзниками — Францией, Германием, Испанией и даже с Великобританией стало расследование журнала Spiegel. Издание собрало данные, которые свидетельствуют о прослушке телефона Ангелы Меркель американским Агентством национальной безопасности (АНБ). Эта информация была передана журналистами федеральной службе разведки. Судя по всему, немецкие власти посчитали доказательства Spiegel достаточно вескими, чтобы выразить Вашингтону свое недовольство. Впервые о том, что АНБ собирала разведданные из Германии, стало известно еще летом 2013 года благодаря разоблачениям бывшего сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена. Тогда Вашингтон уверял, что немецкие высокопоставленные политики не подвергались шпионажу, а перехваченные контакты использовались США только для предотвращения терактов.
Но как можно предотвратить теракты, подслушивая канцлера ФРГ? Объяснить сей политический нонсенс пытался сам Барак Обама — дескать, нас не так поняли. И все такое прочее…  Ангела Меркель вежливо приняла его «доводы», однако не поняла их. В результате американского посла Джона Б. Эмерсона все-таки вызвал к себе министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле — очевидно, чтобы придать немецкому негодованию официальный характер, но при этом не доводить его до высшего уровня.  А вот французский президент — социалист, в силу чего не стесняется в выражениях. Правда, его сильным выражениям очень мешает французская галантность. После личной беседы с Обамой по поводу «прослушки» Франсуа Олланд также лично, а не через посла, пообщался с прессой и объявил о своем «искреннем» недоумении в связи с таким недоверием со стороны своего ближайшего союзника по НАТО.
Прослушивать своих друзей — значит принимать их за врагов. В таком случае возникает вопрос: а есть ли вообще у Вашингтона друзья? И не «кинет» ли он их всех при первом удобном случае?
Именно данным вопросом задаются сегодня возмущенные политики в Германии и Франции. Но о чем же говорит их демонстративное негодование? Об их наивности? Однако, согласитесь, они совсем не производят впечатления наивных людей. Тогда возмущение объясняется довольно просто: они раздражены как раз тем, что то, что им хорошо и давно известно, вдруг стало достоянием общественности.
Ну хорошо, все это союзники по НАТО, а, значит, скандал между ними — всего лишь семейные  разборки и не более того. Пошумят-пошумят на потребу собственным избирателям да и замолкнут. А вот что делать остальным «прослушиваемым»? Ведь их немало. Только The Guardian упоминает как минимум о 35 мировых лидерах,  ставших жертвой банальной слежки. Как быть им?
Думается, впредь им нужно быть осторожней. И последовать примеру Барака Обамы: тот хоть и мечтает стать телефонистом, а собственный айфон, как только стал президентом, сдал в утиль. Ибо он точно знает, что рыцарей плаща и кинжала нынче можно называть «рыцарями наушника»…

Вадим Елфимов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…