Как это было

№41 от 10 октября 2013 года

Мальчик из гетто – кавалер ордена Славы
Мальчик из гетто – кавалер ордена Славы

Из узников — в антифашистское подполье
Когда видишь сегодня стройного, молодцеватого человека с ясными глазами, твердой походкой и многочисленными наградами, никогда не поверишь, что ему уже восемьдесят четыре года, а за плечами — такие трудные и интересные годы.

…Вилик, Виля (так звали в детстве Владимира Семеновича Рубежина) родился 5 июня 1929 года в Гомеле. Его отец  Семен Борисович работал в газете «Полесская правда», затем — в республиканской газете «Звязда» сначала литработником, потом — парторгом. Мать была домохозяйкой и воспитывала двух сыновей.
Когда началась война, Вилику исполнилось двенадцать лет, а его брату Марику — четыре года.
Он хорошо помнит тот страшный день — 22 июня 1941 года, когда началась Великая Отечественная. В то время Виля находился в пионерском лагере «Медвежино». За ним приехал отец, и 24 июня они добрались до Минска. Город горел после бомбежки немецкими самолетами. Дома Рубежины никого не застали, и тогда они присоединились к большой толпе беженцев, которые спешно покидали столицу республики. Семен Борисович, переживавший за жену и младшего сына, оставил Вилю и вернулся в Минск, надеясь найти семью. В это время путь беженцам преградили немецкие десантники. Поэтому Виля  вынужден был вернуться в город.
Добравшись до своей квартиры в Минске, 12-летний мальчик не нашел ни отца, ни матери с братом.
20 июля 1941 года Виля прочитал приказ немецкого полевого коменданта об организации в Минске гетто. Он еще не все осознавал, но каким-то чутьем понял, что евреям грозит большая опасность.
Мальчик не собирался идти в гетто, но однажды «законопослушные» соседи схватили его и отвели на регистрацию в юденрат.
Там Виля встретил хороших знакомых своих родителей — Малининых — и вместе с ними поселился на улице Сухой в здании бывшего детского сада. Правда, к тому времени все квартиры были уже заняты, и мальчик разместился в… туалете. Сегодня трудно поверить в это, но так он и жил.
Виля начал осознавать, что гетто часто превращается в кладбище, ведь почти каждый день он видел трупы убитых или умерших от голода. Поэтому он каждое утро уходил через проволоку в «русский район» (так узники гетто называли всю территорию за проволокой, которой было ограждено Минское гетто — Э.И.) в поисках продуктов для себя и других узников гетто. Вечером Виля возвращался назад.
Однажды в начале ноября 1941 года всех узников Минского гетто выгнали из квартир и стали строить в колонны. Почувствовав опасность, мальчик бежал. Он не знал, что нацисты освобождали район гетто для депортируемых евреев из Германии.
Через несколько дней Виля Рубежин встретил чудом уцелевших Малининых, вместе с которыми поселился на улице Островского. Однажды муж и жена Малинины куда-то ушли, но не вернулись. Без присмотра остались двое их сыновей. Одному было семь месяцев, а второму — столько же, сколько Виле. Малыша они отнесли в детский дом, который находился здесь же — в гетто.
Некоторое время подростки жили вместе. В конце 1941 года ребят приютила у себя узница Минского гетто Сара Голанд, которая в то время жила со своим сыном. 
Виля Рубежин долгое время не знал, что Сара Голанд — активная подпольщица и одновременно связная подпольной организации гетто, которую возглавляли Михаил Гебелев и Гирш Смоляр.
Несколько месяцев Сара Голанд внимательно присматривалась к парнишке. Однажды спросила, был ли он пионером…
— Почему был? Меня из пионеров никто не исключил. А папа мой коммунист. Он на фронте.
Сара обняла мальчика, погладила его по голове.
— Рано взрослеть стал…
После того, как она узнала, что его отец был парторгом газеты «Звязда» и научил сына любить Родину, самому принимать трудные решения, Сара улыбнулась и сказала:
— Все будет хорошо. Надо только нос не вешать…
Спустя несколько дней Володя Рубежин познакомился с руководством Минского антифашистского подполья в Минском гетто — Михаилом Гебелевым и Гиршем Смоляром. Так 13-летний паренек стал участником подполья в Минском гетто. Выполняя задания Гебелева и Смоляра, он ходил на квартиры-явки на улицах Герцена, Интернациональной, Коласа и в других местах города, передавал информацию о положении в Минском гетто, подпольщикам — шрифты для типографии, а партизанским связным — медикаменты и оружие.
Через лазы в проволочном заграждении юный подпольщик Владимир Рубежин стал выводить небольшие группы узников — через несколько кварталов их ждала Броня Завало, которая переправляла беглецов в лес, чаще всего в партизанский отряд имени Дзержинского.
В середине января 1943 года в гетто из партизанского отряда пришел связник. Он разыскал Рубежина и сказал тоном, не терпящим возражений:
— Уходить надо, Володя. За тобой слежка…
Так Виля попал в партизанский отряд. Уже на следующий день полицаи искали в гетто Владимира Семеновича Рубежина.
Этот мальчик стал рядовым партизанского отряда имени Дзержинского 18-й бригады имени Фрунзе Барановичского партизанского соединения с января 1943 года по май 1944 года.
Володя Рубежин был связным (в том числе связным между 18-й партизанской бригадой имени Фрунзе и 12-й кавалерийской партизанской бригадой под командованием Героя Советского Союза В.А.Тихомирова), подрывником, разведчиком. Одно время он был ординарцем начальника штаба партизанского отряда имени Дзержинского Л.И.Бавина.
Владимир Рубежин неоднократно возвращался в Минск с разовыми заданиями командиров отряда им.Дзержинского П.Ф.Харитонова и С.С.Кази­ми­рчука и командиров 18-й бригады им. Фрунзе Ф.И.Сере­брякова и С.С.Ключко, участвовал в подрыве 7 немецких эшелонов на линии Минск-Негорелое-Молодечно-Колосово, в минировании и подрыве нескольких вражеских автомашин по дороге Минск-Молодечно, принял участие в разгроме гарнизонов в Рубежевичах и Ивенце.
Свидетельствуют документы

У читателей «7 дней» может возникнуть вопрос: «Каковы же доказательства активного участия В.С.Рубежина в деятельности подполья Минского гетто и в партизанском движении на территории Беларуси в 1942—1944 годах, когда он был 13—14-летним подростком?»
Ответить на этот вопрос помогают нам фонды Национального архива Республики Беларусь и ценные документы из личного архива Владимира Семеновича.
Перед нами — Справка о подпольной деятельности тов. Рубежина Владимира Семеновича в период временной оккупации Минска гитлеровскими захватчиками, подписанная Григорием Давидовичем Смоляром (псевдонимы: Ефим, Скромный), жившим в 1946—1971 годах в Польше, членом Польской объединенной рабочей партии, главным редактором газеты «Голос народа».
Приведем несколько фрагментов из этого документа:
«Как бывш. уполномоченный Минского подпольного Горкома и секретарь подпольного Тельмановского подпольного РК. КП(б)Б (район гетто) с октября 1941 года по август 1942 года, настоящим удостоверяю, что:
Тов. Рубежин Владимир Семенович (псевдоним «Вилик») активнейшим образом участвовал в работе нашей организации.
Тов. Рубежин В.С. был связным подпольного РК, как для поддерживания связи с «десятками» внутри гетто, так и для связи с подпольным Горкомом КП(б)Б. Тов. Рубежин В.С. согласно решению Горкома дважды выносил типографский шрифт, передавая его связным партизанских отрядов для устройства подпольных типографий. По нашему поручению тов. Рубежин В.С. неоднократно выносил из гетто и передавал в распоряжение подпольного горкома партии медикаменты, немецкую военную одежду, принося от горкома подпольную литературу и директивы.
Тов.Рубежин В.С. был назначен нами путеводителем (точнее — проводником — Э.И.) для вывоза наших людей в партизанские отряды.
В подпольной работе оказался тов. Рубежин В.С. исключительно дисциплинированным, замечательно ориентирующимся в конспиративной технике.
Руководящие деятели подпольной организации (в том числе героически погибшие тов. Михаил Гебелев и Эмма Родова) имели безграничное доверие к тов. Рубежину будучи убеждены, что в случае провала будет держать себя достойно…»
Об этом же свидетельствовали соратница и старший товарищ Владимира Рубежина по работе в подполье Минского гетто Бронислава Завало, одна из самых активных подпольщиков Минского гетто, руководитель (секретарь) третьей «десятки» Роза Липская, бывший комиссар партизанского отряда им.Дзержинского бригады им. Фрунзе Александр Петрович Быков.
Родина достойно оценила боевую деятельность юного партизана Владимира Рубежина. Он был награжден орденом Славы 3-й степени, орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и другими медалями. Он кавалер 25 правительственных наград.
Кроме того, в Национальном архиве Республики Беларусь хранится копия ходатайства о представлении Рубежина к правительственной награде — ордену Красной Звезды.
Но орден Красной Звезды Вла­димир Рубежин так и не получил.
Известно лишь, что в конце концов все решили подписи начальника БШПД П.З.Калинина и начальника ЦШПД П.К.По­но­маренко.
Вероятнее всего, кто-то из них посчитал, что юный герой недостоин такой высокой награды или по возрасту, или по «пятой графе» или еще по какой-либо другой причине.
Мирная жизнь Рубежина

Правительство СССР весной 1944 года приняло решение послать юных партизан в суворовские училища.
В мае 1944 года Владимир Рубежин на самолете Украинского штаба партизанского движения вместе с комбригом 12-й кавалерийской партизанской бригады В.А.Тихомировым прилетел в Киев, а оттуда поездом уехал в Гомель, точнее, в Ново-Белицу, где находился Белорусский штаб партизанского движения. Тут его увидел знакомый отца — ответственный работник Симановский, который 22 мая 1944 года дал отцу Владимира С.Б.Рубежину телеграмму следующего содержания:
«Вилик жив здоров находится Ново-Белице днями выезжает Чкалов Симановский».
Через Москву Владимир приехал в Чкалов, где его отец в звании майора служил начальником одного из управлений Южно-Уральского военного округа.
Вместе с отцом он возвращается в Минск, куда вернулись из эвакуации его мать с младшим братом. Володя стал учиться в школе и наверстывать упущенное.
Через некоторое время Владимир поступил в аэроклуб, а затем в военное училище летчиков в городе Батайске. Учился отлично, но через два с половиной года курсантской жизни его отчислили из училища в связи с тем, что был арестован его отец — начальник одного из управлений Белорусского военного округа.
Отец Владимира Семен Борисович Рубежин вернулся из ГУЛАГа после смерти Сталина.
А Владимир Семенович стал учеником слесаря. После учебы в вечерней школе он окончил два вуза — Белорусский институт механизации сельского хозяйства и Белорусский политехнический институт.
Рубежин работал слесарем-испытателем на заводе им. Октябрьской революции, главным инженером колхоза «Новый быт» Минского района, инженером, конструктором, начальником отдела качества и наладки завода им.Кирова. Более 20 лет он трудился в качестве заместителя начальника отдела КБТЭМ объединения «Планар».
5 мая 1981 года приказом по батальону белорусских орлят № 54 за подписью прославленного партизанского комбрига Героя Советского Союза В.Ливенцева 51-летнего В.С.Рубежина зачислили в батальон белорусских орлят как подрывника партизанского отряда им. Дзержинского бригады им. Фрунзе.
Жена Владимира Семеновича Галина Федоровна долгие годы работала сотрудником Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны. Они воспитали сына Геннадия и дочь Маргариту, которые сегодня являются предпринимателями. Дедушка гордится внуком Дмитрием, который трудится режиссером монтажа на знаменитой киностудии «Мосфильм» и внучкой Дарьей, которая после окончания Художественной академии в Праге живет и работает в Чехии, в городе Пызнани (около Праги).
Как и у большинства людей, у Рубежина есть свое хобби. Это дача, чтение исторической литературы и путешествия.
Во время интервью с Владимиром Семеновичем я обратил внимание на такую особенность — он любит говорить о других и очень неохотно говорит о себе. Он считает, что весь мир должен знать правду о Холокосте на территории Беларуси, о подвигах минских подпольщиков и белорусских партизан в 1941—1944 годах.

Эмануил ИОФФЕ, профессор БГПУ им.М.Танка



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Осенью 1943 года партизаны провели второй этап «рельсовой войны» под кодовым названием «Концерт»: было взорвано более 90 тыс. рельсов, свыше 1 тыс. эшелонов, разрушено 72 железнодорожных моста, уничтожено 400 километров телефонно-телеграфных линий.

На Международном кинофестивале в аргентинском Мар-дель-Плата в 1960 году Анне Каменковой была присуждена специальная премия за лучшую детскую роль.

Согласно архивным данным, на 188 объектах столицы саперы сняли и обезвредили 1884 фугаса, 1474 авиабомбы, 294 противотанковых, 859 противопехотных мин, 85 мин-сюрпризов, 622 стандартных трехкилограммовых заряда, большое количество взрывчатых веществ, снарядов, мин и других боеприпасов.

Приходя на кладбище на Радуницу или 9 Мая, я тихо говорю ему: «Спасибо!». За жизнь, за Победу. Я знаю – он слышит… Ветеpaн Великой Отечественной войны, награжденный орденами Отечественной войны и Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», Владимир Аблажей испытан был судьбой не один раз.