Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Здоровье
>>>
Тема номера
>>>



История одной фотографии

№32 от 08 августа 2013 года

Черное надежное золото
Черное надежное золото

Белорусское Полесье. Середина 60-х. Веками отшлифованный деревенский уклад тихих деревень в низовьях Припяти, жители которых, тем не менее, по выходным гоняли на теплоходе на подводных крыльях за покупками в Киев, вдруг взбудоражила новость. С нее начиналось каждое утро у колхозного правления, кузницы, на механическом дворе. Здесь, в этом нетронутом заповедном краю, буровики нашли нефть!
Расходись, народ, буровая идет!
Диковинные машины разведывательных партий с бурильными установками сельчане узнавали издалека. Они мчались в клубах пыли по улицам, разметая любопытную малышню и дворовых собак под заборы. После их визита они выбегали на глубокую колею, проложенную грузовиками нефтяников, гусеничными тракторами и колесами другой сельхозтехники. В полесских деревнях даже собаки предпочитали передвигаться по утоптанной дороге, меняющейся с каждым прошедшим авто по «океану» сыпучего песка, где, говорят, миллионы лет назад плескалось настоящее море. 
Со временем море ушло в песок, которым теперь были буквально засыпаны деревенские улицы, не знавшие асфальта и брусчатки. А потом ушедшее под землю море под землей стало черным… Так вода превратилась в нефть, которую и нашли разбросанные по лугам и лесам Полесья буровые. По крайней мере, так рассказывали детишкам взрослые. Так сказка становилась былью...
Чтобы поднять полновесный рубль нефтяника, в разведку, как тогда говорили, на «буровую» пошли и многие полешуки, в том числе и муж сестры Степан. Он иногда заглядывал домой на спецмашине, экипированной огромными катушками с тросами и другой чудной техникой. На побывку — «затариться» салом, деревенским сыром, вяленой рыбой. Этих деликатесов, по словам Степана, во вполне разнообразном рационе нефтяников все же не было.
У белорусской нефти своя история. И в памяти разведчиков, а также свидетелей их прихода на Полесье она рисуется разной. Но полной положительных эмоций — от величия нефтяного дела, огромной надежды участников разведывательных партий и жителей Полесья, ожидающих новых фонтанов «черного золота». Ведь следующий фонтан станет решающим — и откроет невиданное в истории страны месторождение! В этом был уверен каждый из них.
Все рассказали нефтяные купола
Началом промышленной добычи нефти в Республике Беларусь является 1965 год. А о том, что на Белорусском Полесье может быть «черное золото», знали еще до Второй мировой войны. Эту идею обосновал в 1933-м горный инженер геолог А. Розин. Ученый-гидролог, академик Г. Богомолов предположил наличие в южной части БССР куполообразных структур, что давало основание исследовать эти районы на нефть. И нефтеразведчики пошли на поиск.
Одними из первых туда, где забивал очередной нефтяной фонтан, приезжали журналисты БЕЛТА. Среди них был и наш коллега фотокорреспондент БЕЛТА Чеслав Мезин, снимки которого украшали газеты СССР — страны, в которой мы тогда жили….
На одном из своих фото он запечатлел Речицкую нефтеразведочную экспедицию глубокого бурения. Как говорит надпись на архивном фото, здесь изображены разведчики Давыдовской площади Н.Шаповалов, И.Летячо, Д,Савченко, А.Дуняшин, С. Климовец. Дата снимка — 1 февраля 1967 года. На снимке — радость первопроходцев, традиционно перемазанных нефтью.
Сегодня это фото растиражировано. Оно хранится не только в архивах БЕЛТА, но и украшает страницы исторических фотовыставок ПО «Белоруснефть». Есть  и в Галерее трудовой славы этого производственного объединения, которая находится в негласной столице белорусских нефтяников — городе Речице.
Кстати, это была не первая экспедиция и не первая белорусская нефть, которой по традиции бурового братства разведчики умывались, черпая ее из забившего из-под земли фонтана.
Первые залежи нефти в Беларуси были открыты в августе 1964 года. А в октябре того же года подтверждены промышленные запасы нефти. Из двух скважин Р-8 и Р-6, пробуренных бригадами мастеров В. Зайцева и В. Галко, были получены в сутки соответственно 126 и почти 600 т углеводородов. Нефтяное месторождение получило название «Речицкое».
В апреле 1965 года пущен Речицкий укрупненный нефтепромысел (позднее нефтегазодобывающее управление «Речицанефть» — ведущее подразделение ПО «Белоруснефть»). В его  пуске участвовали первый секретарь ЦК КПБ П. Машеров, руководители нефтяной отрасли СССР.
Далее было открыто Осташковичское месторождение, одно из крупнейших на территории Припятского прогиба. Вскоре нефтяные фонтаны ударили на Тишковской, Вишанской, Давыдовской площадях… А в 1967 году был получен первый миллион тонн нефти и 2 млн куб. м попутного газа. В 1975 году была зафиксирована максимальная добыча за все годы. Она составила
7 млн 953 тыс. т нефти.  Как сообщается на сайте ПО «Белоруснефть», которое сегодня занимается добычей белорусской нефти, из недр белорусского Полесья уже добыто
125 млн т «черного золота».
Кто кого: аналитики или разведчики?
Впрочем, надеждам белорусов на обильный нефтяной фонтан, способный полностью обеспечить страну собственной нефтью, пока не суждено сбыться. Как утверждают аналитики, Беларусью уже пройден путь от массового открытия месторождений, их освоения и достижения максимальных отборов. Теперь наступило закономерное падение добычи. В среднем годовой объем добычи нефти в нашей стране составляет около 1,7 млн т, попутного нефтяного газа — более 200 млн куб. м. В 2011 году объем добычи нефти составил 1, 682 т.
 Определяющим фактором падения стало ухудшение структуры запасов нефти, поскольку основные месторождения вступили в заключительную стадию разработки. Восполнение ресурсной базы шло, главным образом, за счет открытия небольших залежей с трудно извлекаемыми запасами.
Но, может, все-таки аналитики ошибаются? Будем надеяться, что в недрах земли белорусской еще имеются достаточные запасы неразведанной нефти. Как сообщила БЕЛТА 31 мая нынешнего года, в Гомельской области было открыто новое месторождение нефти!
В скважине, заложенной западнее Москвичевской и Калининской площадей, расположенных в Хойникском районе, выделены нефтенасыщенные коллекторы. В открытом стволе Семилукского горизонта на глубине интервала 3998,4 — 4047,8 м получен промышленный приток нефти. Геологоразведочные и буровые работы продолжаются. Предполагается уточнить границы и запасы Западно-Калининской структуры и подготовить ее в установленные сроки к промышленной эксплуатации.
Это значит, что разведчики не сдаются. Дело первооткрывателей продолжается! Нефтеразведка стремится найти ранее не открытые кладовые. А вдруг они окажутся такими, что наша страна попадет если не в ОПЕК, то, по крайней мере, не будет зависеть от импортируемого углеродного сырья?!
С такой надеждой идет на задание каждый разведчик нефти! Пожелаем всем работающим на буровых удачи — пусть они оправдают надежды тех, кто изображен на этом фото.
В зарплатных ведомостях не значились
Кстати, ни одного из героев этой фотографии Чеслава Мезина так и не удалось найти. Не помогли и тщательные поиски в архивах ПО «Белоруснефть», где данный снимок многие знают «в лицо» как важнейший исторический экспонат прошлого предприятия.
 Посоветовали обратиться в РУП «Белгеология». Там по просьбе газеты главный геолог по нефти и газу Ярослав Гаврилович Грибик организовал настоящее расследование. Вот что сообщили нам из РУП «Белгеология»:
«По присланному Вами фото БЕЛТА от 01.02.1967г.  на Давыдовской площади сообщаем следующее.
В январе-феврале 1967г на Давыдовской площади находилась в бурении скважина № 1 Давыдовская, которая начата бурением 26 ноября 1966 г. и на 1 февраля 1967 г. забой скважины находился в отложениях верхней соли на глубине 1767м. Этой скважиной вскрыта залежь, однако не на этой глубине, а на глубине 2561-2593 м, и не 1 февраля, а 28 апреля 1967 г. Таким образом, несовпадение данных фото и документов свидетельствует о каком-то несоответствии. А остальные несоответствия более значительные, в частности:
Скважина Давыдовская 1 бурилась буровой бригадой не Речицкой экспедиции, а Мозырской конторой разведочного бурения.
В последующем Давыдовская площадь в 1968 г. после притока нефти в эксплуатационной колонне была третьим крупным месторождением нефти Беларуси.
Форма одежды, в частности головные уборы, на фото не соответствует установленной рабочей форме буровиков, работающих в условиях опасности сверху, и они обязаны носить непробиваемые каски. А на фото  у них — монтажные кепки.
Буровой станок, изображенный на заднем плане, представляет установку Уралмаш-125, тогда как скважина Давыдовская 1 бурилась буровым станком башенного типа Уралмаш-3D.
Поиски в ведомостях зарплаты за 1967 год буровики по фамилиям Н. Шаповалов, И. Летяга, Д. Савченко, А. Дуняшин, С. Климовец не установлены».
Таким образом, путем анализа установлено, что снимок сделан не на скважине Давыдовская 1, перечисленная бригада отсутствует в числе разведчиков недр в Речицкой нефтеразведочной экспедиции и в целом складывается впечатление, что автор фото БЕЛТА Чеслав Мезин попутал адрес объекта и дату.
В поисках исторических фактов изображенных на фото принимали участие: Грибик Ярослав Гаврилович — главный геолог по нефти и газу РУП «Белгеология», Капинус Нина Алексеевна — бухгалтер РУП «Белгеология», Пьех Богдан Мартынович—– начальник Мозырской нефтеразведочной экспедиции, Сусленко Александр Лукич — главный геолог МНРЭГБ, Сусленко Нила Андреевна — начальник геологической службы МНРЭГБ.
Поиск зашел в тупик, и чтобы выйти из него, Ярослав Гаврилович предложил съездить в Речицу, которую, как было сказано выше, считают негласной столицей белорусской нефтеразведки и нефтедобычи.
Позвонили в Речицу, и коллеги-журналисты порекомендовали обратиться к самому осведомленному человеку в истории белорусской нефтедобычи — хранителю фондов Галереи трудовой славы ПО «Белоруснефть» Людмиле Павловне Коноваловой. Дали ее телефонный номер.
Созвонились и даже послали фото. Увидев его, Людмила Павловна сразу узнала знакомые лица — кстати, также только по снимку. Именно такое фото имеется и в Галерее трудовой славы нефтяников.
— Попробую вам помочь, — пообещала Людмила Коновалова.
Спустя некоторое время она несколько раз выходила с нами на связь. В ходе последней телефонной беседы доложила результаты «разведки»:
— Встретилась и побеседовала с бывшим начальником Речицкой нефтеразведочной экспедиции глубокого бурения Яковом Васильевичем Гудем. Он знает многих ветеранов… К сожалению, никого из имеющихся на фото не признал. Не смог и посоветовать, к кому можно было бы еще обратиться по этому вопросу. Была у меня беседа и с одним из руководителей нефтегазодобывающего управления нашего ПО Борисом Михайловичем Минеевым. Данное управление — это фактически структура-правонаследник Речицкого укрупненного нефтепромысла. К сожалению, он также не смог помочь. Будем работать дальше, — заверила главный хранитель исторических фондов белорусской нефтяной отрасли Людмила Павловна Коновалова.
Как в воду канули
Время идет. А люди, изображенные на фото, снятом 46 лет назад, не находятся… По результатам поисков приходится констатировать, что продвинуться нам далеко не удалось. Героев снимка не оказалось даже в архивных документах РУП «Белгеология»! Может, нужные документы, как и люди, также затерялись?
Но ведь фото-то не затерялось! Оно растиражировано коллективами белорусских предприятий, гордящихся не таким уже и далеким, в масштабах вечности, прошлым отечественной нефтедобычи — славными страницами истории страны...
Вместе с тем, с 1967 года прошло достаточно много времени.
Живы ли те, кого мы видим на снимке? Редакция газеты надеется, что это так. И герои фото откликнутся... Дорогие читатели, давайте вместе найдем разведчиков Давыдовской площади, героев данного исторического снимка!
Всмотритесь в их лица. Может быть, вы в них узнаете себя, своих родных и близких? Если это так, напишите нам или позвоните в редакцию по телефону: 017-327-68-12. И тогда мы обязательно расскажем о том, как сложилась судьба этих белорусских нефтяников.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Не так давно, в начале июня, в редакцию обратился молодой человек, Максим, строитель — его бригада участвует сейчас в ремонте Республиканского центра олимпийской подготовки по шахматам и шашкам. При ремонте в здании им была обнаружена старая армейская фотография, датированная 22 мая 1945 года.

На строительство Минского тракторного, союзные власти денег старались не жалеть. Во многом поэтому планы по развертыванию в Минске выпуска тракторов были осуществлены в минимально возможные сроки.

Фотокорреспондент БЕЛТА и ТАСС Владимир Лупейко всю войну снимал на фотокамеру жизнь и борьбу белорусских партизан.

... Двадцать восьмого декабря 1995 года. Время для страны не простое, поскольку после обретения независимости жизнь еще предстоит перестроить на новый лад, преодолев немало трудностей и проблем.